Российские СМИ почти как сенсацию подают обнаруженные «до сих пор не публиковавшиеся дипломатические записи», сделанные в 1956 году сотрудниками японского МИД. Согласно записям, «правительство Японии в 1956 году на последнем этапе переговоров с СССР о восстановлении двусторонних дипломатических отношений после Второй мировой войны сняло требование о том, что в процессе выработки мирного договора должны продолжиться переговоры о судьбе всей южной части Курил».

Наши острова
Наши острова
Иван Шилов © ИА REGNUM
«До сих пор правительство Японии заявляло, что на переговорах с СССР в 1956 году оно последовательно и неуклонно настаивало на том, что в ходе последующих переговоров о заключении мирного договора должен быть обязательно разрешен и вопрос о принадлежности всей южной части Курил. Однако обнаруженный сейчас документ, как отмечает газета, ясно свидетельствует, что это требование, в конце концов, было временно снято ради достижения скорейшей договоренности с Москвой о восстановлении двусторонних отношений и согласии Советского Союза на прием Японии в ООН. Однако это не означало, что Токио реально отказался от своих претензий».

Но для специалистов ничего нового в обнаруженных записях не содержится. Ибо японское правительство во главе с премьер-министром Итиро Хатояма действительно, в конце концов, согласилось ради восстановления межгосударственных отношений с СССР указать в документе Совместная советско-японская декларация передачу после подписания мирного договора только островов Малой Курильской гряды, а именно острова Шикотан и островной группы Плоские, по-японски Хабомаи.

Острова Хабомаи. Вид из космоса
Острова Хабомаи. Вид из космоса

На предшествовавших подписанию Совместной советско-японской декларации переговорах полномочного представителя японской делегации министра сельского хозяйства, лесоводства и рыболовства Итиро Коно с тогдашним руководителем СССР Никитой Хрущевым последний решительно отверг претензии Японии на все южные Курилы.

Из протокольной записи беседы Н. С. Хрущева с Итиро Коно 16 октября 1956 года:

«Н. С. Хрущев: Японская сторона хочет получить Хабомаи и Шикотан без заключения мирного договора и решить впоследствии какие-то другие, не известные нам, территориальные вопросы, которых в действительности не существует. Советское Правительство хочет как можно скорее договориться с Японией, и оно не использует территориальный вопрос для торга. Но я должен еще раз совершенно определенно и категорически заявить, что никаких претензий Японии по территориальному вопросу, кроме Хабомаи и Шикотан, мы принимать не будем и отказываемся обсуждать какие бы то ни было предложения в этом отношении… Мы не можем и не пойдем ни на какие дальнейшие уступки. Хабомаи и Шикотан можно было бы передать Японии по мирному договору, но с передачей указанных островов территориальный вопрос целиком и полностью следует считать разрешенным».

Столкнувшись со столь жесткой позицией советской стороны по поводу претензий японского правительства на все южные Курилы, 17 октября 1956 года Коно по согласованию с Хатояма предложил следующий вариант соглашения: «Япония и СССР согласились на продолжение после установления нормальных дипломатических отношений между Японией и СССР переговоров о заключении Мирного Договора, включающего территориальный вопрос.

При этом СССР, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, согласился передать Японии острова Хабомаи и Шикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения Мирного Договора между Японией и СССР». Хрущев заявил, что советская сторона, в общем, согласна с предложенным вариантом, но просит исключить выражение «включающего территориальный вопрос». Как бы в качестве компенсации он сообщил о согласии снять ту часть советского проекта, где говорилось о передаче Японии Окинавы и других территорий. Просьбу снять упоминание «территориального вопроса» Хрущев объяснил следующим образом: «…Если оставить указанное выражение, то можно подумать, что между Японией и Советским Союзом, кроме Хабомаи и Шикотана, есть еще какой-то территориальный вопрос. Это может привести к кривотолкам и неправильному пониманию документов, которые мы намерены подписать». Хотя Хрущев называл свою просьбу «замечанием чисто редакционного характера», в действительности речь шла о принципиальном вопросе, а именно о фактическом согласии Японии с тем, что территориальная проблема будет ограничена вопросом о принадлежности только островов Хабомаи и Шикотан.

Советская делегация во главе с Н.С. Хрущёвым на советско-японских переговорах. 1956
Советская делегация во главе с Н.С. Хрущёвым на советско-японских переговорах. 1956

На следующий день, 18 октября, Коно сообщил Хрущеву: «После консультации с премьер-министром И. Хатояма мы решили принять предложение г-на Хрущева об исключении слов «включающего территориальный вопрос». В результате 19 октября 1956 года была подписана Совместная декларация Союза Советских Социалистических Республик и Японии, в 9-м пункте которой СССР соглашался на «передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения Мирного Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией».

Однако из-за жесткого давления не заинтересованных в окончательном японо-советском урегулировании США и антисоветских кругов в Японии не удалось добиться поставленной цели — заключить полномасштабный советско-японский мирный договор. К удовлетворению Госдепартамента США правительство Японии ради прекращения состояния войны и восстановления дипломатических отношений согласилось подписать не договор, а Совместную декларацию. Это решение было для обеих сторон вынужденным, ибо японские политики, оглядываясь на США, до последнего настаивали на передаче Японии, кроме Хабомаи и Шикотана, еще и Кунашира и Итурупа, а советское правительство, как показано выше, отвергало эти притязания.

Остров Шикотан
Остров Шикотан
СтаниславС

27 ноября Совместная декларация единогласно была ратифицирована палатой представителей японского парламента, а 2 декабря — при трех против палатой советников. 8 декабря ратификацию Совместной декларации и других документов утвердил император Японии. В тот же день она была ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР. Затем 12 декабря 1956 г. в Токио состоялась церемония обмена грамотами, что означало вступление Совместной декларации и прилагаемого к ней протокола в силу.

Оставалось только реализовать закрепленные в Совместной декларации договоренности и заключить мирный договор. Однако США в ультимативной форме потребовали отказаться от заключения советско-японского мирного договора на условиях Совместной декларации. После отставки кабинета Хатояма новый кабинет министров Японии возглавил Тандзан Исибаси, а спустя три месяц его сменил проамерикански настроенный Нобусукэ Киси (дед нынешнего премьер-министра Японии Синдзо Абэ). Хотя сначала он заявлял в парламенте о намерении заключить мирный договор с СССР, затем, уступая давлению США, стал уходить от переговоров по этому вопросу. Для «обоснования» этой позиции вновь были выдвинуты требования вернуть Японии все четыре южнокурильских острова. Это был явный отход от положений Совместной декларации. Советское же правительство действовало в строгом соответствии с достигнутыми договоренностями. СССР отказался от получения репараций с Японии, согласился досрочно освободить отбывавших наказание японских военных преступников, поддержал просьбу Японии о приеме в ООН.

Японское же правительство вместо подписания мирного договора с СССР в 1960 году заключило с США направленный против СССР и КНР обновленный договор о военном союзе, позволяющий и поныне американским вооруженным силам использовать любую территорию Японских островов. В создавшихся условиях советское правительство уже не могло выполнить свои обещания по поводу передачи Малой Курильской гряды Японии. В ноте советского правительства от 27 января 1960 года было, в частности, заявлено, что «только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Шикотан будут переданы Японии, как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года».

Президент США Дуайт Эйзенхауэр и премьер-министр Японии Нобусукэ Киси во время подписания договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией
Президент США Дуайт Эйзенхауэр и премьер-министр Японии Нобусукэ Киси во время подписания договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией

Как известно, за прошедшие 60 лет обстановка если изменилась, то в худшую сторону. Американское военное присутствие в Японии не только не сократилось, но, наоборот, наращивается. Растет и мощь воссозданных в нарушение действующей конституции страны вооруженных сил Японии. Одним из примеров того, что для Токио приоритетно военное сотрудничество с США, а не установление мирных дружественных отношений с соседними государствами, включая Российскую Федерацию, является согласие на размещение на японской территории американских ракет средней дальности, напрямую создающих угрозу нашей стране. Эту угрозу не может не ощущать президент РФ и главнокомандующий вооруженными силами РФ Владимир Путин, который прямо заявил японцам в ответ на их претензии на Курильские острова: «…Ведь это же не мы сказали, что США договариваются с Японией о размещении ракет средней дальности. Это же из ваших источников прозвучало, из американских. Но как же мы можем это не учитывать? В том числе в контексте островов. Где у нас гарантии, что завтра на этих островах не появятся новые ударные системы американского оружия? Где эти гарантии? Но это же не может не быть предметом нашего обсуждения. По-моему, элементарная формальная логика об этом говорит».

Пора бы «другу Синдзо» воспринять логику своего российского партнера по переговорам и перестать «ловить журавля в небе»…

Читайте развитие сюжета: Сотрудник посольства Японии вызван в МИД России из-за выставки в Токио