Европейский союз, и в частности Германия, пока еще не приняли вызов, связанный с отступлением США от глобального лидерства. Но, учитывая новую конкуренцию со стороны Китая вместе с новыми устремлениями великой российской державы, западные страны должны найти способ наладить более тесное сотрудничество, пишут бывший вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль и немецкий экономист и директор Немецкого экономического института Майкл Хютер в статье для издания Project Syndicate.

Евросоюз
Евросоюз
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Project Syndicate: Белому дому действительно есть чем «похвастаться»

Чтобы это обеспечить, необходимо обратить внимание на пять вопросов, которые кажутся жизненно важными. Во-первых, это касается отношений между Германией и США, которые в настоящий момент столкнулись с серьезным напряжением. В основе напряженности лежит неспособность Германии увеличить свои ежегодные расходы на оборону до 2% ВВП, несмотря на достигнутые договоренности на саммите НАТО в 2014 году, проходившем в Уэльсе. По очевидным историческим причинам Германия не решается превратиться фактически в военную машину Европы. Если бы Берлин выполнил свои обязательства по оборонным расходам, бундесвер ежегодно получал бы $89 млрд, что на $51 млрд больше, чем тратит Франция.

Тем не менее чтобы внести свой вклад в альянс, не вызывая опасений в Восточной Европе, Германия могла бы потратить 1,5% своего ВВП на материально-техническое обеспечение и персонал, а также дополнительно выделить 0,5% ВВП на финансирование операций НАТО в Прибалтике и в Польше. Это укрепит оборонные возможности восточных государств — членов ЕС по отношению к российской агрессии и продемонстрирует готовность Германии взять на себя больше ответственности.

Новобранцы Бундесвера
Новобранцы Бундесвера
Cicero

Второй большой вопрос, который предстоит решить — это отношения между США и Европейским союзом. Непосредственные проблемы, с которыми сталкиваются США и ЕС, изменились за последние семь десятилетий. Совсем недавно Россия расширила сферу своего влияния на Крым, восточную Украину и Азовское море, а Китай начал утверждать свое экономическое и технологическое доминирование в Евразии.

В то же время западные демократии борются с проблемами, вызванными глобализацией, миграцией, современными технологиями и изменением климата. В условиях ухудшения экономической безопасности и социальной сплоченности популистские и националистические движения эксплуатируют опасения избирателей, обещая защитить родину от космополитических элит и многосторонних институтов, которые укрепились в сфере политики и экономики со времен Второй мировой войны.

Третий вопрос касается России. Здесь стремление ЕС к проведению сбалансированной политики привело к возникновению трений в трансатлантическом альянсе, о чем свидетельствует напряженность, возникшая вокруг российско-немецкого проекта «Северный поток — 2». По мнению правительства Германии, «Северный поток — 2» в основном является экономическим вопросом. В конце концов, немецкие, французские и другие европейские компании вложили значительные средства в реализацию данного проекта.

Либерализация газового рынка действительно позволила значительно расширить поставки энергии в ЕС. В конечном счете компании, следуя рыночным сигналам, должны решить, у кого они будут покупать газ. Но европейцы также не могут игнорировать угрозу, с которой столкнется политическая независимость соседних стран, таких как Украина, которые обойдет «Северный поток — 2». В целом лучшим способом обеспечения энергоснабжения ЕС стало бы расширение и дальнейшая интеграция европейской газовой инфраструктуры при одновременном строительстве большего количества терминалов для сжиженного природного газа. Таким образом, ни одна страна, будь то государство — член ЕС или близкий партнер, не оказалась бы заложником своей зависимости от поставок российских энергоносителей.

В-четвертых, Китай ясно дал понять, что стремится пересмотреть международный баланс сил. Со своей стороны администрация Трампа справедливо бросила вызов Китаю в сфере торговли. Не может быть никакой «справедливой торговли», когда на долю страны, которая не играет по тем же правилам, что и все остальные, приходится две пятых мировой экономики. Китай субсидирует свои отрасли, ограничивает доступ к своим рынкам и регулярно нарушает права в сфере интеллектуальной собственности. В связи с этим ЕС и США необходимо срочно разработать четкие, взаимосогласованные правила в отношении Китая.

Встреча канцлера Германии Меркель с президентом Франции Эммануэлем Макроном, президентом Китая Си Цзиньпином и президентом Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером в Париже
Встреча канцлера Германии Меркель с президентом Франции Эммануэлем Макроном, президентом Китая Си Цзиньпином и президентом Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером в Париже
Bundesregierung.de

Читайте также: Global Times: Китаю рано или поздно придется столкнуться с кризисом

Пятая важная проблема связана с ролью ЕС в мире. Войны и конфликты на европейской периферии всё чаще регулируются другими державами, и ЕС не играет заметной роли в их урегулировании.

Нежелание ЕС заявить о себе имеет под собой определенные исторические предпосылки. По уважительным причинам ЕС долгое время находился под зонтиком безопасности США, и европейский блок фактически оказался на втором плане. Многое изменилось с 1950-х годов. Сегодня мы, европейцы, постепенно начинаем понимать, что должны адаптироваться к геополитическим реалиям XXI века. Атлантическая эра сменяется тихоокеанской. Европейцы не должны питать иллюзий, что всё уладится само собой. Настало время набраться смелости и воли, чтобы взять на себя ответственность за обеспечение наших стратегических интересов.