Итак, определилась концепция продвижения конституционных поправок, предложенных 15 января президентом России Владимиром Путиным в послании Федеральному собранию. Уже 20 января законопроект с поправками «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации публичной власти» был внесен в Государственную думу. Основанием для этого послужило письмо главе государства от созданной им рабочей группы по разработке поправок в Конституцию. Текст самого законопроекта пока не публикуется, ибо такая публикация противоречила бы действующему законодательству. В частности, Федеральному Закону от 14 июня 1994 года №5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу…» соответствующих законодательных актов. Им установлено, что публикацию инициирует президент, подписав соответствующий законодательный акт, прошедший через Думу, а также Совет Федерации, и направив его в издания, объявленные официальными.

Конституция Российской Федерации
Конституция Российской Федерации

Однако ст. 105 (гл. 12) Регламента Государственной думы требует от авторов вносимого законопроекта соответствующего оформления по изложенному в ее п. 1 перечню сопроводительных документов. И первым в этом списке значится пояснительная записка, текст которой в случае с законопроектом о конституционных поправках не только представлен, но и опубликован на официальном президентском сайте. Из этой записки понятно, о чем именно идет речь и какие конкретно поправки будут внесены. Сомнений в том, что парламентарии за них проголосуют, нет никаких, ибо эти поправки назрели, отвечают требованиям времени и удовлетворяют не только злобу дня, но и перспективу, в которую устремлены. Вокруг них можно много спекулировать, используя при этом сомнительный прием обращения к «духу» и пытаясь ввести его в противоречие с «буквой» Основного Закона, но сути вопроса это не меняет. Это поняли не все, но наиболее сообразительные оппоненты президентских предложений, которые не противостоят им открыто, но заняты поиском юридических тонкостей и зацепок, которые они нашли не в содержании, но в процедуре. И именно в этом вопросе, судя по всему, они готовы навязать если не борьбу, то критическое обсуждение, в ходе которого надеются дискредитировать конституционные инициативы, опираясь на заведомую поддержку общественного меньшинства, которая считает неприемлемым никакой отход от глобалистских догм и трактовки приоритетов внешнего начала над суверенным.

Государственная дума РФ
Государственная дума РФ
FOTOBANK.ER

Бурная активность, развернутая на этом поприще группой авторов известной московской радиостанции, входящей в медиахолдинг крупнейшей российской корпорации, позиционирующей себя «национальным достоянием», с одной стороны, пытается консолидировать оппозиционную точку зрения вокруг себя, а с другой, предусмотрительно перехватывает критическую инициативу, по сути монополизируя ее под своим контролем. Но обо всем по порядку и прежде всего — о содержании пояснительной записки к законопроекту, из которой в принципе понятно содержание самого документа.

Итак, по пунктам, порядок которых, кроме всего прочего, указывает и на приоритеты. Первое, о чем упоминается, — об обязательных требованиях к должностным лицам, которые в документе связываются с обеспечением национальной безопасности и суверенитета. Четко сказано, что не должно быть ни вида на жительство, ни иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание депутата или чиновника на территории иностранного государства. Называется национализацией элиты и весьма актуально, особенно если вспомнить откровения покойного Бжезинского о том, что «500 млн долларов вашей элиты лежит в наших банках, и вы еще разберитесь, ваша это элита или уже наша». Так вот элита должна быть национальной, а не космополитической, причем не только на словах, но и в интересах. Чтобы не путать «личную шерсть с государственной».

Второе. Те же требования, но расширенные, с упоминанием 25-летнего непрерывного проживания на территории России, для кандидатов в президенты. Этим ставится точка, которую давно нужно было поставить, в президентских амбициях Навального и Ходорковского. Первый в 2010 году учился в знаковом для западных элит Йельском университете, где осваивал программу «Молодые лидеры», второй отсиживается за границей с самого своего освобождения из мест лишения свободы, занимаясь финансированием подрывной деятельности против России. А начались его злоключения с памятного проекта трансформации нашей страны в парламентскую республику «асимметричного» типа, в смысле не с партийным большинством в Думе, формирующим правительство, а с «юкосовским», в рамках которого осуществлялся подкуп депутатов из разных партийных фракций. И с формированием олигархической теневой квазифракции. Да и думается, что эти два персонажа — далеко не последние в списке подготовленных Западом; просто этих хозяева вытолкнули «на передовую», а остальных собирались попридержать «в запасе», чтобы выпустить «на замену» уже в ходе игры, где-нибудь во «втором тайме».

Третья позиция пояснительной записки. Очень интересно, что в ней упоминается 75-я статья Конституции, раскрывающая роль и функции Центробанка. Упомянутые в пояснительной записке конституционный минимум МРОТ на уровне не ниже прожиточного минимума, как и гарантии индексации пенсий и других социальных выплат, — это хорошо. Необходимо, однако недостаточно. Ибо главная проблема 75-й статьи — это противоречащие народным интересам, а также принципам социальной справедливости и национального суверенитета 1-й и 2-й пункты. В них, с одной стороны, ЦБР справедливо провозглашается монополистом на выпуск денег, а с другой, вопреки справедливости, устанавливается его «независимость» от других органов власти. То есть получается, что сограждане, получающие зарплату и, как и предприятия, ведущие в денежных единицах ЦБР бюджеты, как и государство, верстающее на этой же основе свой бюджет, никак не могут повлиять на «центробанкиров», которые управляют деньгами, но не перед кем не держат отчета. Это разве не нонсенс? И потом, если ЦБР не подчиняется властям своей страны, то он подчиняются чужим властям, в данном конкретном случае выполняет рекомендации базельского Банка международных расчетов, ибо с 1996 года, стараниями еще пресловутой «семибанкирщины», входит в Базельский клуб. А Эльвира Набиуллина, по версии МВФ являющая собой образец для подражания, остается одним из осколков терпящего крах либерального истеблишмента. ЦБР — последний рубеж обороны этой антинародной группы во власти, и выкурить ее оттуда можно только через возврат от «центрального» к Государственному банку и к советской практике его жесткого подчинения правительству. А как при этом быть с Базельским клубом? Так же, как и с ЕСПЧ — пусть раздает колониальные «рекомендации», но исполняться они будут только в части, не противоречащей Конституции. Ждет ли эта проблема своего решения? И как? Всему свое время? Или практику «центробанкиров» помножит на ноль естественный процесс реинтеграциии постсоветского пространства и нормы Базеля умрут вместе с лицемерной «независимостью» ЦБР?

Центральный банк России
Центральный банк России
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Четвертый пункт, вытекающий из предыдущих рассуждений, — самый главный. Поэтому имеет смысл процитировать соответствующий абзац пояснительной записки президента дословно. «В целях защиты государственного суверенитета законопроектом предлагается установить, что решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в истолковании, приводящем к их расхождению с Конституцией РФ, не подлежат исполнению в Российской Федерации». На этом можно было бы и закончить, если бы именно эту позицию, необходимость которой не вызывает сомнений у нормальных сограждан, оппозиция всеми силами не пыталась бы превратить в оселок будущего, точнее, уже начинающегося противостояния, о котором чуть ниже. А пока продолжим анализ пунктов записки. Пятый. Председатель, как и члены правительства, то есть министры, назначается на должности президентом только после утверждения Государственной думой. Все верно! Пусть парламентарии несут ответственность за тех, за кого поручаются. Глядишь, и правительственные часы в нижней палате из подобий допросов, превращающихся во взаимные препирательства, станут, наконец, двусторонним диалогом, который по наиболее сложным вопросам будет приближаться к мозговому штурму. Отвечать-то вместе придется…

Пункт шестой обоснований пояснительной записки относится к вертикали органов прокурорского надзора, а также судебной власти. Логично, что вопрос согласования этих позиций на федеральном уровне отдают палате регионов — Совету Федерации.

Седьмой пункт — повышение роли Конституционного суда в части, касающейся предварительной проверки на конституционность законов, принятых Государственной думой, прежде, чем свою подпись поставит или не поставит президент. С одной стороны, понятно, что это механизм защиты «от дурака»; расширенные полномочия депутатов в государственной кадровой политике кое-кому из них способны вскружить голову и породить то, что известный исторический деятель называл «головокружением от успехов»; от этого и защита. С другой стороны, КС, которому в данном вопросе будет принадлежать последнее слово, получает самостоятельную и осмысленную роль в государственной политике. И очень символично, что произошло это при Валентине Зорькине, огромный вклад которого в противодействие превращению главного закона страны в «дышло» хорошо известен еще с трагического октября 1993 года. Страна должна знать не только своих преступников и клоунов, но и настоящих героев, способных, умеющих и готовых защищать принципы, а не конъюнктуру.

О восьмом пункте — Государственном совете, который из совещательного органа превращается в ключевой, системообразующий элемент политической системы, — имеет смысл поговорить тогда, когда появится соответствующий законопроект. Ибо гадание на кофейной гуще — дело в политической аналитике неблагодарное. Пока же обратим внимание любителей конспирологических «сенсаций» на упомянутое в записке формирование Госсовета президентом; стало быть, останется совмещение этих постов, ибо в послании был сделан четкий акцент на сохранении в России именно президентской формы правления.

Государственный совет Российской Федерации
Государственный совет Российской Федерации
Kremlin.ru

Все пункты — по существу. Кое-что можно было бы усилить и укрепить, чего-то не хватает, но нет ничего лишнего. Еще раз: все это назрело и давно обсуждалось обществом. И здесь мы плавно начинаем переходить к тому, как восприняла эти инновации оппозиция. Поначалу на площадке упомянутой радиостанции, известной своим подчеркнутым либерализмом, стали кучковаться определенного толка эксперты. Из сумбурного обсуждения возникла матрица, смысл которой заключался в том, как не протестуя против самих конституционных изменений, чтобы не отгораживаться от поддерживающего их общественного большинства, тем не менее обходным маневром эти изменения понадежнее торпедировать, выхолостив и помножив в итоге на ноль.

Формулу отыскали созвучную пушкинской «Сказке о попе и работнике его Балде»:

Закажи Балде службу, чтоб стало ему невмочь,

А требуй, чтоб он ее исполнил точь-в-точь…

Вот как это звучит на «птичьем» языке политической конъюнктуры.

Сделать упор на трех вещах:

1. Изменение нормы о приоритете международных договоров. Это напрямую затрагивает базовый механизм защиты прав человека — ЕСПЧ. И менять эту норму нельзя без Конституционного собрания и референдума.

2. Расширение полномочий Госсовета. Этого тоже нельзя делать в обход Конституционного собрания и референдума.

3. Вынесение поправок на некое голосование, а не референдум. Это тоже антиконституционно.

В связи с этими пунктами протеста вполне естественна его повестка: прежде, чем вносить поправки в Конституцию, требуем:

1. Принять закон о Конституционном собрании, которого вот уже 27 лет требует Конституция;

2. Провести выборы в это собрание;

3. По итогам Конституционного собрания провести референдум.

Против содержания, как видим, оппозиционеры формально не возражают: фактически же приносят его в жертву перфекционистской абсолютизации формы. Не то чтобы оппозиция не понимала, что между формой и содержанием необходим баланс. Просто демонстрация такого понимания не входит в ее интересы, а лобовое сопротивление политически проигрышно и потому бессмысленно. Отсюда и такие казуистические формулировки, рассчитанные на бытовой уровень восприятия.

Что на самом деле? На самом деле в Регламенте Государственной думы существует ст. 106, 1-й пункт которой гласит: «Непосредственно в текст подготовленного к внесению в Государственную думу законопроекта могут быть включены следующие положения…: а) о сроке и о порядке вступления в силу закона РФ о поправке к Конституции РФ, федерального конституционного закона, федерального закона или отдельных их положений…»

То есть нижняя палата вправе одновременно принимать и сами поправки, и процедуру, по которой такое принятие осуществляется. Легитимность при этом не теряется. Авторами поправок найдена универсальная и, главное, корректная в правовом отношении формулировка. И задача, которая, казалось бы, не решается, решение обрела. Оппозиция не согласна? А почему она раньше молчала, не требуя пересмотра данного положения думского порядка, когда ее представители в составе депутатского корпуса могли этот вопрос поставить, но не поставили? Не видели? Не считали приоритетом? Ну и кто ж вам теперь в этом виноват? И обратной силы закон не имеет, и любой правовой процесс — суть состязание, в котором интеллектуальная составляющая оппозиционных сил продемонстрировала профнепригодность, а ее обиженные этим работодатели теперь предъявляют претензии не себе перед зеркалом, а власти. За то, что она отстаивает свою, а не их позицию. Ну не анекдот ли?

Белая лента «За Россию без Путина». 2013
Белая лента «За Россию без Путина». 2013
AlexNevzorov

Оппозиционеры уверены: не анекдот. И потерпев очередное фиаско в игре умов, считают, что можно добиться реванша за счет исторгаемых глотками децибел. Отсюда последовавшее за недельным замешательством, которое объясняется обычным шоком неожиданности, объявление протестной акции «против узурпации власти». Легко убедиться: выстраивая линию противодействия, оппозиционеры поначалу пытались отделить «мух от котлет» и протестовать против формальной процедуры, поддерживая содержание конституционной реформы. Но быстро выяснилось, что такая конструкция слишком сложна для «хомячкового» восприятия, которому требуются куда более прямые и примитивные схемы. И такие же лозунги. Например, «Валить!»: либо вообще, либо отсюда. Это до «хомячков» донести получится. А вот многоходовки, в основе которых находится глубокое понимание ситуации и соответствующая тактическая гибкость, — это увольте. Не по Сеньке шапка! Как говорится, кто на что учился. Или не учился. И за что боролся…

И в первых рядах организаторов кто? Ну, разумеется, «навальнята» из ФБК. А как иначе? «Усе пропало, шеф, гипс сняли…». Не бывать шефу президентом. Кто еще? «Яблоко», ПАРНАС, либертарианцы. Ну и, как вишенка на торте, куда ж без «Мемориала», который, как волк, сколько его ни корми, а он все равно на Запад смотрит?.. Ходорковский — тот поумнее оказался: свои структуры «в расход» не пускает, попридерживает — и «до лучших времен», и чтобы сегодня заведомо проигрышный политический стриптиз не устраивать.

Что в сухом остатке? Как и ожидалось, оппозиция к инициативам власти оказалась не готова. Это во-первых. А во-вторых, она не смогла отыскать адекватных ситуации, конструктивных форм участия в конституционном процессе, публично продемонстрировав тем самым, что судьба страны ей побоку. И что она остается тем, чем была все последние годы, со времен известных «болотных» протестов, — пятой колонной, смысл существования которой в том, чтобы чем хуже — тем лучше. Придет 29 февраля, на которое намечен этот протестный шабаш, и состоится очередной пшик, подобный тем, что наблюдались уже неоднократно, начиная с приснопамятного КСРО — Координационного совета российской оппозиции, который если чем и запомнился, то обилием междоусобных склок и скандалов. Все течет, но ничего не меняется под оппозиционной луной. И, видимо, это закономерно, ибо по известному классику, «страшно далеки они от народа». И чем глубже в лес — тем дальше от него становятся.