На ликвидацию Касема Сулеймани российские телеполитологи ответили слаженными аккордами солидарности с покойным и с Исламской Республикой Иран сегодня. Создалось впечатление, что иранский режим аятолл является союзником России на Ближнем Востоке в той же степени, что власть Асада в Сирии или Мадуро — в Венесуэле.

Молитва
Молитва
Иван Шилов © ИА REGNUM

Надо заметить, что похожая реакция со стороны тех же коллективных шариковых наблюдалась и после ликвидации американцами Бен Ладена и Аль-Багдади. Правда, в этих случаях больше ставили под сомнение факт ликвидации террористов. При осуждении американцев за смертоносное покушение на Сулеймани акцент ставили на беззаконии и нарушении международных норм.

Реакция же официальной Москвы была достаточно сдержанной. При ясно сформулированном осуждении не было ни намека на готовность оказать Ирану поддержку.

Так как можно охарактеризовать сегодня отношения России с Ираном?

Стоит начать с хороших новостей для России. Оказавшись под американскими санкциями, Москва и Тегеран вступаются друг за друга по некоторым вопросам на международных форумах. Голосование Ирана в ООН можно назвать в целом дружественным по отношению к России.

Немалую роль сыграл Иран в сохранении в Сирии режима Асада и в ликвидации ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) там и в Ираке. Неоспорима заслуга Тегерана в том, что не образовалась средиземноморская полоса властвования «Братьев мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Посмотрите сами: эта радикальная структура могла бы властвовать в Турции, Сирии, в секторе Газа и в Египте. Парадоксальным образом вышло так, что Иран воспрепятствовал такому ходу дел в Сирии, а Израиль посодействовал устранению правительства Мурси в Египте.

Однако на этом хорошие новости заканчиваются.

Иран был и остается геополитическим соперником России. Имперские устремления как Москвы, так и Тегерана не могут быть обоюдоблагодатными. Очевидный пример — это конкуренция на рынке энергоносителей. Но есть и более глубинные проявления противоположных направлений.

Курбан-байрам
Курбан-байрам
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Пусть каждый человек христианской веры задаст себе вопрос, что произошло бы с ним, если родился в Иране и решил принять христианство? К примеру, любой гражданин России может решить исповедовать шиитское направление ислама. Даже если его родители славяне и православные. А что случится с принявшим православие иранцем, родившемся в шиитской семье?

Сразу подчеркнем: смертная казнь за принятие христианства мусульманином в Иране применятся редко. Обычно ограничиваются тюремными сроками.

Покойный аятолла Хомейни определил СССР «малым сатаной». Никто не отменял его постановления, распространяющегося на Россию. Правда, последнее время титула «малого сатаны» режим аятолл чаще удостаивает Израиль, но слова из песни не выкинешь. Особенно, если песня им начинается.

Если при властвовании шаха Иран был дружественной Москве региональной державой, то после прихода к власти Хомейни в 1979 году все изменилось. Целью новых властителей Ирана было и остаётся распространение шиитского ислама во всем мире. А на самом деле, Иран стал разносчиком всех видов радикального исламизма. Режим аятолл подпитывает суннитских радикалов типа Хамаса и «Исламского джихада» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в секторе Газа и в других точках мира. На счастье, интересы иранского режима вошли в конфликт с «Аль Каидой» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и с ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Но это из разряда внутренней вражды. Напомним, что и сами две упомянутые террористические структуры враждуют между собой.

Вражда к «малому сатане» проявилась в активной поддержке моджахедов в Афганистане и боснийских боевиков в Югославии. Иранский след в Чечне был обнаружен тоже, но в очень малых масштабах, если сравнивать с Турцией или Саудовской Аравией.

Рухолла Мусави Хомейни
Рухолла Мусави Хомейни
Иван Шилов © ИА REGNUM

Негативным фактором остается поощрение Ираном переписывания истории Второй мировой войны. Это не только отрицание Холокоста, но и конкурсы по карикатурам на Холокост. В Москве не любят, когда издевательски насмехаются над жертвами Великой Отечественной войны.

На данный момент Россию скорее тяготит присутствие Ирана в Сирии, нежели радует. Общий интерес разгромить суннитских радикалов постепенно переходит в конкуренцию на месте. Тегеран оказывает давление на Асада, чтобы не шел на перемирие с оппозицией. Шиитские радикалы куда больше заинтересованы в сохранении и расширении своего влияния, нежели в мире в Сирии. Совсем иначе смотрит на будущее Сирии российское руководство.

Можно сказать, что Москва как в советскую пору, так и в нынешнюю, поддерживала на Ближнем Востоке светские режимы. Это касается и Ирака, и Сирии, и Египта при Насере. А вот победа воинствующего исламизма всегда рассматривалась Москвой как прямая угроза собственной безопасности, учитывая сильнейший собственный мусульманский фактор.

Прибавим к этом мизер в торговле и в сфере туризма и культурного обмена и получим целостную картину. И мы начали с того, что картина российско-иранских отношений не однозначна.