Вчера на сайте ВВС вышла статья под заголовком «Why Iran plane disaster protests mark most serious test yet», что значит в переводе «Почему протесты против сбития самолета в Иране являются самым серьезным доселе испытанием». Надо сказать, что подобные аналитические заметки мы обнаруживаем в эти дни практически во всех публикациях, занимающихся разбором хода дел в Иране.

Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

Реальные события там опрокинули все устоявшиеся представления о феномене Исламской Республики Иран. Даже блистательный аналитик ЦРУ, бывший заместитель директора Майкл Морелл ошибся в своих прогнозах, когда предрекал трупы американцев в ответ на ликвидацию Касема Сулеймани. Интересно, что Морелл отказался осудить сам факт «изъятия» главы корпуса «Аль Кудс», но говорил убеждённо о том, что США заплатят за это жизнью своих граждан. Он рассказал. что Америка всегда воздерживалась от прямых ударов по иранским объектам, не говоря уже о покушении на иранских лидеров. Этого не было сделано даже в ответ на гибель в начале восьмидесятых в Ливане сотен американских военных от рук террористов «Хезболлы», находившихся под контролем Тегерана. (Напомним, как наряду с убийствами американских пехотинцев те же боевики «Хезболлы» попробовали свои силы и в борьбе против советского влияния. В 1985 году в Бейруте было захвачено четыре сотрудника советского посольства. Один из них был зверски убит. Остальных же выпустили благодаря неконвенционально жестким действиям спецназа.)

Все произошло точь-в-точь вопреки предсказаниям леволиберальных политологов на Западе и некоторых их российских коллег. Никакой третьей мировой войны не началось. Более того, никакого ответа со стороны Ирана не последовало, если не считать инсценировочную атаку на американскую военную базу в Ираке с предварительным уведомлением.

Выходит, американцы избегали прямых ударов по Ирану даже в ответ на атаки со стороны его марионеток из-за опасения, что сделается еще хуже. И тут Дональд Трамп решил вывести из игры второго по значимости человека в Иране, а в ответ — сотрясание воздуха воззваниями к отмщению и ничего.

Более того, на улицах Тегерана разыгрывается новый раунд противостояния, который оценивается всеми знатоками Ирана как самый тяжелый кризис со дня победы шиитского исламизма там сорок один год назад. Знаменательно, что престижный институт Хадсона пригласил на днях наследного принца, старшего сына покойного шаха Ирана, Резу Пахлеви. Вся беседа шла вокруг уточнения сценария падения режима аятолл в Иране, но в самом надвигающемся крахе шиитской системы правления там никто не сомневался. Отметим, что престижные институты США и Запада относились обычно скептически к представителям иранской оппозиции. Семья шаха представлялась недобросовестными «лузерами», а «Организация моджахедов иранского народа» — скопищем радикалов с левацким уклоном. Сам факт выдвижения Резы Пахлеви на первый план говорит о смене настроений.

Касем Сулеймани и Али Хаменеи
Касем Сулеймани и Али Хаменеи
Khamenei.ir

Откуда такая уверенность сегодня у экспертов, что дни режима сочтены? Мы помним, как массовые протесты после выборов с «зарисовками» в 2009 году привели к тому, что верхушка Ирана готова была к бегству. Тем не менее, протесты удалось подавить благодаря, среди прочего, признанию результатов выборов президентом США Бараком Хуссейном Обамой.

Широкомасштабные протесты охватили Иран и год назад. А в прошлом ноябре казалось, что народ восстал против власти безоговорочно и бесповоротно. Мы не знаем точного числа погибших в ноябре: от трехсот до тысячи пятисот, по разным сведениям. И не успели утихнуть те протесты, как нахлынула новая волна сопротивления. Если год назад и в ноябре на улицу вышли люди, протестовавшие против чудовищной коррупции и своевольных драконовских декретов власти, то в эти дни бунтует элита Тегерана. Среди погибших на борту украинского самолета были десятки иранцев из влиятельных семей.

Пожалуй, яснее всех определил нынешнюю атмосферу грядущих перемен в Иране израильский востоковед, профессор Мордехай Кейдар. Этот бывший подполковник военной разведки сравнил иранские вехи со схватками в процессе родов. Сперва они приходят с существенными перерывами, а потом — с короткими промежутками. Протесты в Иране участились и ведут к неизбежному исходу.

Проявим осторожность в прогнозах. Зафиксируем только резкое ослабление Ирана и утерю им регионального статуса за последние две с половиной недели. И непременно приведем слова научного руководителя Института стран Востока Виталия Наумкина: «В выигрыше явно оказался Иран» …