В начале декабря издание «Коммерсантъ. Огонек» сообщало, что Счетная палата (СП) запустила портал-агрегатор «Госрасходы», где каждый желающий может увидеть, как и куда тратятся государственные деньги в рамках госзаказов. На тот момент по данным СП было совершенно 32,4 млн закупок. Была определена «двадцатка» крупнейших контрактов и заказчиков за 2019 год. Внимание привлек тот факт, что на первом месте среди заказчиков оказался «Всероссийский центр карантина растений» с вызвавшей недоумение суммой контракта — 837 млрд рублей, которая превышает расходы бюджета, выделяемые в целом на многие другие важные сферы, в частности, образование и здравоохранение. Эксперты в своих комментариях изданию предположили, что возможно закралась техническая ошибка, подобная ранее случившейся при закупках в рамках программы господдержки МСП, когда специалист ошибся данными, указав вместо «тысяч рублей», просто «рублей». В следующем выпуске издание опубликовало письмо ФГБУ «Всероссийский центр карантина растений» (ФГБУ «ВНИИКР»), подписанное помощником директора ведомства, в котором указывается, что опубликованная информация является неверной и поясняется, что ведомством «была размещена информация о заключенном договоре № 837 000 049 470 от 08.02.2019 об оказании услуг связи Ивановскому филиалу ФГБУ «ВНИИКР». В процессе размещения произошел технический сбой в отображении информации о заключенном договоре, где номер договора какое-то время отображался в строке «цена договора». Также в реестровом номере по договору 85 040 036 718 190 008 467 456 приложена скан-копия подписанного договора, цена которого составляет 36 300, 00 (тридцать шесть тысяч триста) рублей».

Константин Крыжицкий. Дорога. 1899
Константин Крыжицкий. Дорога. 1899

Разночтения, таким образом, были устранены. Между тем сама по себе новость, которая не могла не привлечь внимание, в принципе породила много других вопросов, не столько связанных с госзакупками ведомства, сколько в целом с деятельностью организации.

Не секрет что на планете усиливается глобальная конкурентная борьба за рынки, за ресурсы, за урожаи, и право эти урожаи экспортировать. Думается, что конкуренты не дремлют, разрабатывают, выводят не только новые сорта культур, устойчивые к внешним условиям и способные давать больше урожая с меньших посевных площадей, но и новые, так сказать, вирусы. Любой вирус, как известно, приносит баснословные доходы на антивирусах!

Неслучайно продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединённых Наций (ФАО) объявила 2020 г. Международным годом здоровья растений, о чем сообщило на днях Национальное аграрное агентство. Издание публикует прямую речь эксперта программы Организации Объединённых Наций по окружающей среде Мариеты Сакалян:

«Здоровью растений всё больше угрожают. Одним из самых опасных вредителей является пустынная саранча. Рой этих насекомых может состоять из 50 млрд. особей. Изменение климата и деятельность человека привели к деградации экосистем, сокращению биоразнообразия и созданию новых ниш, в которых могут процветать вредители».

Согласно последним оценкам ФАО, до 40% продовольственных культур во всём мире ежегодно теряется из-за вредителей и болезней растений. Сельское хозяйство, как основной источник дохода для бедных сельских общин, несёт огромный урон. Как следствие, миллионы людей страдают от голода.

Однако давайте тут же обратимся к информации, опубликованной информагентством Зерно Он-Лайн в феврале 2004 года, то есть 16 лет назад. Так вот в ней говорится, что ежегодно потери сельскохозяйственной продукции от вредителей, болезней и сорняков в России составляют в перерасчете на зерновые до 70 млн тонн, в то время как урожай зерновых в 2003 году составил чуть более 67 млн тонн. Издание в данном случае ссылалось на данные Минсельхоза России. Наиболее опасными вредителями, как пишет Зерно Он-Лайн, аграрии считают, саранчу и луговой мотылек, которые уничтожают до 20 млн тонн зерна в год. Далее по тексту следует: «Именно поэтому «истребительные мероприятия, направленные на своевременную защиту растений от этих напастей», в текущем году запланировано провести на площади 5,7 млн га — на 0,6 млн. га больше, чем в предыдущем году. На осуществление этих работ потребуется около 1,5 млрд рублей. Кроме того, правительство РФ, как предполагается, выделит субъектам федерации до 500 тонн пестицидов на безвозмездной основе для «борьбы с особо опасными вредителями сельского хозяйства». Такой объем, по данным Минсельхоза, позволит не допустить потерь зерна и другой продукции на сумму свыше 15 млрд рублей. Всего в текущем году весенний сев намечено провести на площади 53 млн га /на уровне 2003 года. Вместе с тем на 3 млн га предполагается увеличить посевы зерновых, благодаря чему производство этих культур должно увеличиться до 75 млн тонн. Для подготовки к весенне-полевым работам и их проведения потребуется около 60 млрд. рублей. На заседании в четверг, 12 февраля, правительство РФ рассмотрит меры по обеспечению проведения своевременных сельскохозяйственных работ в этом году».

Винсент Ван Гог. Зеленые колосья пшеницы. 1888
Винсент Ван Гог. Зеленые колосья пшеницы. 1888

И вновь вернемся к свежим данным ФАО, о которых упомянули выше. Так вот, организация сообщает, что деградация окружающей среды, поездки и международная торговля, которые могут быстро распространять вредителей и болезни во всём мире, нанося значительный ущерб местным растениям и окружающей среде, утроились за последние 10 лет. В этом смысле институт напомнил, что защита растений от вредителей и болезней гораздо выгоднее, чем борьба с крупномасштабными фитосанитарными чрезвычайными ситуациями. Уничтожить вредителей и болезни часто невозможно, и для борьбы с ними требуется много времени и денег.

Не кажется ли вам, что налицо манипуляция данными? Не секрет, чем больше мы отразим в отчетах данные по каким-либо болезням, тем больше можем рассчитывать на государственные дотации для борьбы с этими болезнями. Но только отражают ли эти данные реальную картину событий. Возможно, ключевым моментом в сообщении ФАО является именно указание на то, что профилактика гораздо выгоднее потерь. Посудите сами, неужели ФАО искренне беспокоится о миллионах голодных людей? Неужели ФАО искренне переживает за основной источник дохода для бедных сельских общин, коим организация называет сельское хозяйство? Разве не глобальные компании и в целом политика глобальности и монополизации уже почти во всех сферах экономики по всей планете, породили и порождают бедность, лишают (или ограничивают) источников дохода, в том числе и от сельского хозяйства. Думается, что прогнозы подобного рода играют лишь на руку тем же отдельным глобальным компаниям — производителям «чудодейственных» препаратов для борьбы с «вредителями» и болезнями растений. Вот только большой вопрос: «кто в этой ситуации вредитель»?

Безусловно, что может происходить деградация почвы, но разве не по причине, в том числе, использования различных химикатов? Вряд ли стоит спорить и с существованием болезней растений и вредителей. Но каковы достоверные масштабы всех этих угроз? И самое главное, каковы масштабы финансирования мероприятий по борьбе с ними в России? Большой разницы, как мы видим, между событиями, происходящими на российских сельхозугодиях в 2004 году и тем прогнозом, что озвучила ФАО, нет. Как угрожала саранча десятки лет назад, так и угрожает до сих пор.

Неизвестный художник. Девочка с подсолнухом. 1892
Неизвестный художник. Девочка с подсолнухом. 1892

Правда, по данным другой организации — ФГБУ «Россельхозцентр», в 2019 г. сохранялась тенденция снижения распространения саранчовых вредителей, которыми было заселено 1303,0 тыс. га (в 2018 г 1521,0 тыс. га), зато лугового мотылька в субъектах Российской Федерации в минувшем году оказалось почти вдвое больше — его присутствие было отмечено на площади 331,1 тыс. га (в 2018 г — 194,76 тыс. га). При этом обработано было 100,1 тыс. га площадей против 59,09 тыс. га в 2018 году.

Что касается Всероссийского центра карантина растений, то его достаточно часто размещаемые отчеты пестрят «перехватами вредных организмов на границе с ЕС». В последнем отчете за 14 января этого года говорится об обнаружении карантинных для РФ вредных организмов в некоторых партиях: цветочной продукции, соевых бобов, зёрен кукурузы для попкорна, апельсинов, помело и перца. Отчет организации о результатах финансово-хозяйственной деятельности по итогам 2019 года отсутствует. Видимо, еще не готов. Предыдущий отчет за 2018 год был опубликован в феврале. Отметим, что основным видом деятельности организации являются научные исследования и разработки в области естественных и технических наук. Какие именно исследования были проведены организацией за прошлый год и в каких объемах, а также насколько они оказались эффективными для экономики страны, сказать сложно, тем более сложно понять какими конкретными разработками может похвастаться центр, полезными для сельхозпроизводства страны, особенно, когда над нами нависают угрозы, способные разорить производителей. Зато, судя по прошлогоднему отчету о деятельности организации, львиную долю доходов — порядка 1,5 млрд рублей ей принесло коммерческое направление — предоставление платных услуг юридическим и физическим лицам. Хорошо, конечно, что государственные учреждения умеют «колотить» доходы, что делать под госкрылом, как правило, несложно. Но хотелось бы, чтобы такие организации вкладывали прибыль в разработки, которые позволяли бы идти на опережение угроз, снижая их последствия. По факту мы получаем от них лишь данные о проведенных, по сути, анализах и выявлении вредоносных ситуаций. Хотя, повторюсь, разработки входят в их основной вид деятельности, а коммерческая составляющая — это уже иные, так сказать, второстепенные виды работ.

Винсент Ван Гог. Сбор урожая оливок. 1889
Винсент Ван Гог. Сбор урожая оливок. 1889

Есть и еще несколько интересных вопросов. Более 13 млн рублей в прошлом году было выделено Всероссийскому центру карантина растений в рамках субсидий на создание информационно — телекоммуникационной инфраструктуры. О какой такой инфраструктуре идет речь, непонятно?

Помнится лишь, что в мае прошлого года Федеральная антимонопольная служба (ФАС) РФ одобрила сделку немецкому концерну Bayer по покупке американской компании Monsanto. Поскольку после слияния немецкого гиганта в сфере производства средств химической защиты Bayer с мировым лидером в биотехнологии растений Monsanto, образуется крупнейший в мире производитель гербицидов и генетически модифицированных семян, что не может не представлять угрозы развитию конкуренции, данную сделку должны были одобрить аналогичные российскому ФАС ведомства 30 стран, где представлены обе компании. Как сообщало российское представительcтво Forbes, Европейская комиссия одобрила слияние, получив от Bayer AG и Monsanto Co отступные размером 6 млрд долларов — в частности, Bayer согласилась продать весь свой бизнес по производству семенного материала овощей своему конкуренту BASF SE. В свою очередь Министерство юстиции США согласилось со сделкой взамен уступки немецкой компанией по продаже ряда своих активов и с обязательством по предоставлению американским фермерам информации из своего подразделения цифровых услуг. ФАС России одобрил сделку, обязав немецкую компанию обеспечить технологический трансфер молекулярных средств селекции и гермоплазмы (генетического материала), необходимых для создания высокопродуктивных семян сельскохозяйственных культур, а также предоставить российским разработчикам программ и приложений для сельского хозяйства недискриминационный доступ к цифровым платформам точного земледелия.

Иван Крамской. Дети в лесу. 1887
Иван Крамской. Дети в лесу. 1887

Если речь идет о создании именно такой или подобной инфраструктуры, как цифровые платформы для точного земледелия, то возникает вопрос: насколько она эффективна при выявлении вредителей и болезней растений? Если обратить внимание на информацию, на днях опубликованную ИА REGNUM, об обнаружении в лесах Сибири жука-вредителя с Альпийских гор, который поразил порядка 800 гектаров лесных насаждений в Сибири, Томской и Кемеровской областях, то примечательно, что выявить вредителя удалось не сразу. По данным ученых союзный короед мог быть завезён через Транссибирскую магистраль — в некачественно обработанных упаковочных материалах или древесине, древесных опилках или щепе. Насекомое ведёт скрытный образ жизни, поэтому был не замечен службами фитосанитарного контроля и защиты леса. Ученые объясняют, мол, скрытые угрозы становятся явными, когда лесу, к сожалению, нанесен уже непоправимый ущерб. Теперь ведутся разговоры о необходимости рубки деревьев. Но если уполномоченные организации не способны вовремя выявить вредителей, если обнаружить их можно только когда появляются видимые признаки урона, устранить который можно только ликвидировав те же деревья, на выращивание которых требуются десятки лет, то собственно, каким образом цифровая платформа способна совершать чудеса? Ведь как заявляли ранее, в том числе и международные эксперты, такие платформы якобы позволяют выявлять на ранней стадии угрозы для растений. Но только, заметим, платформы эти недешевые. А эффективные ли?