Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

Когда известный турецкий журналист Этьен Махчупян, политолог армянского происхождения и бывший советник премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу выступил с заявлением, что «если Давутоглу расскажет всё, что он знает и через что он прошел, то вся наша история не столь далекого прошлого будет переписана», что он «слышал кое-что», но не его «дело рассказывать это», сразу возникла острая политическая интрига. Появился вопрос: почему именно Махчупян призвал Давутоглу поведать о секретах турецкой власти, тогда как сам бывший глава МИД и правительства Турции пока отмалчивается?

Начнем с того, что 13 декабря 2019 года Давутоглу, который ранее ушел из правящей турецкой Партии справедливости и развития (ПСР), объявил о создании новой политической партии «Будущее» (Gelecek Partisi). В числе одного из ее 154 учредителей значится и Махчупян. Кстати, это первый армянин, оказавший в составе учредителей партии за историю Турецкой Республики. Он будет курировать направление исследований, развития и информации. Давутоглу и Махчупяна связывают давние личные отношения. Но когда он назначал его своим советником, на первый план выходили иные соображения. Прежде всего, Махчупян являлся близким другом и соратником убитого в 2007 году в Стамбуле главного редактора турецкой армянской газеты «Агос» Гранта Динка, который выступал за наведение мостов между Турцией и западной армянской диаспорой.

Этьен Махчупян
Этьен Махчупян
Цитата из видео на YouTube

Давутоглу, комментируя в эфире турецкого телеканала Kanal 7 появление у него этнического армянина в качестве советника, не скрывал, что ставит задачу выставить «этнический волнорез против действующих против Турции армянских и греческих лоббистов». Поэтому Махчупяна, хотя он числился советником премьер-министра по «широким политическим вопросам», раскручивали главным образом на армянском направлении. Сам он заявлял, что «армянский вопрос не является самым важным вопросом для Турции» подчеркивая, что «для курдов и других народов лучшего варианта, чем нынешние власти Турции, нет». Это было логично, поскольку одно время правящая партия побеждала на различных выборах благодаря альянсу с курдскими политическим партиями. Теперь ситуация изменилась, и Махчупян обвиняет правящую партию в союзе с правой Партией националистического движения (ПНД), которая, по его словам, «отвела ПСР от ее реформистских основополагающих принципов и привела к жесткому стилю политики, который привел к провалу правящей партии на местных выборах в прошлом году».

По его словам, «зависимость Эрдогана от ПНД больше, чем зависимость ПНД от Эрдогана». Президент «изолирован и работает с узкой командой, как сейчас, и нет никаких шансов, что они придумают хорошую стратегию». Отсюда следует, что появление Махчупяна в составе учредителей партии Давутоглу не случайно. В ситуации, когда Конгресс США принял резолюцию о признании Геноцида армян в Османской империи в 1915—1923 годы, он может выступать в роли моста между партией «Будущее» и армянской диаспорой, что выводит нас на «тайны», которые, по мысли Махчупяна, экс-премьер может раскрыть. Они действительно существуют, хотя так называемое армянское направление носит прикладной характер. Ведь проблемы в отношениях между Давутоглу и Эрдоганом возникли еще в 2016 году, когда решался вопрос о расширении полномочий президента, когда у Эрдогана и его окружения появились подозрения о том, что Давутоглу «не содействует переходу к президентской форме правления».

Давутоглу разъезжал по вилайетам страны, ораторствовал на различных митингах, заявляя, что «изменение формы правления в стране не является главным приоритетом политической повестки». Потом он предпринял попытку заключить компромиссное соглашение с оппозицией по новой Конституции, при подготовке которой был достигнут консенсус по 60 статьям, кроме тех, которые предусматривают трансформацию политической системы из парламентско-республиканской в президентскую. Давутоглу вступил также в контакт с лидером оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Кемалем Кылычдароглу, который заявил, что «Турции нужна Конституция, позволяющая избавиться от чрезмерного влияния определенных лиц, нужна более демократическая и либеральная, а не авторитарная Конституция».

Ахмет Давутоглу
Ахмет Давутоглу
Marc Müller

При этом такие заявления звучали на фоне ужесточающейся критики со стороны Европейского союза в адрес лично Эрдогана, с которым связываются угрозы разрушения в стране парламентской системы, свободы слова и соблюдения принципов демократии. Было очевидно, что Давутоглу стремился стать самостоятельным игроком, намекая, что в случае необходимости может выбросить наружу всё меню не предназначенной для посторонних глаз турецкой политической кухни, обозначит раскол в правящей партии. Есть сведения и о том, что Давутоглу пытался привлечь к сотрудничеству и главу турецкой разведки Хакана Фидана. Кульминация этого процесса проявилась тогда, когда Эрдоган получил сведения о секретной встрече между Давутоглу и на тот момент президентом США Бараком Обамой. После этого Эрдоган быстро договорился с руководством своей партии и принял решение о снятии Давутоглу с поста главы правительства. Это произошло примерно за два месяца до попытки госпереворота в Турции.

Если Давутоглу решится рассказать о причинах разлада в отношениях с Эрдоганом, то, возможно, мы столкнемся с какой-нибудь турецкой и не только политической сенсацией. Но вот в чем дело. Как сообщает турецкое издание Hürriyet, в Турции падает интерес к новым политическим партиям и движениям. Результаты последнего опроса показывают, что доля турецкой общественности, считавшей необходимым появлений новых партий, упала с 34,6% до 14,9%. Так что бросить реальный вызов Эрдогану в Турции сегодня некому. Он творит историю страны. Канал Махчупян — армянская диаспора США заработает еще не скоро.