Ракетный удар произошел ночью, когда миллионы иракцев уже спали. Самолет, на борту которого находился командующий спецназом КСИР генерал Касем Сулеймани, приземлился в международном аэропорту Багдада сразу после полночи. Иранский генерал спустился по трапу к машине, возле который его встретил заместитель командующего Силами народной мобилизации Ирака Абу Махди аль-Мухандис — ключевой союзник Ирана в Ираке, пишет научный сотрудник аналитического центра Defense Priorities Дэниел Депетрис в статье для издания The National Interest.

Загнанный в угол. Северная Корея
Загнанный в угол. Северная Корея
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Читайте также: Global Times: в чем заключается главный риск для будущего ЕС?

Спустя 9 минут американский беспилотник MQ-9 Reaper, следивший за двумя машинами, нанес ракетный удар по конвою. Сулеймани и Мухандис погибли. С тех пор президент США Дональд Трамп не перестает называть эту операцию великолепным достижением.

Убийство Сулеймани стало шокирующим событием с точки зрения политики США. Ни Джордж Буш, ни Барак Обама — предшественники Трампа — не решились на данный шаг, посчитав его слишком рискованным. После убийства иранского генерала многие эксперты пересмотрели свои прежние представления о нынешнем президенте США. Бывший посол Франции в США Жерар Аро заявил Bloomberg News, что «американцы теперь совершенно непредсказуемы». Старший советник бывшего главы внешнеполитического ведомства Европейского Союза Фредерики Могерини Натали Точчи назвала политику США «более безрассудной», чем в момент вторжения в Ирак 17 годами ранее.

В этой связи возник вопрос: если напряженность в отношениях между США и КНДР существенно обостриться, станет ли Трамп рассматривать вариант ликвидации члена высшего военного или политического руководства Северной Кореи? Станет ли одной из предполагаемых жертв сам северокорейский лидер Ким Чен Ын?

В обычных условиях подобный вопрос показался бы странным. По закону США не может убивать политических чиновников, если только чиновники не работают на правительство, участвующее в военных действиях против Вашингтона. Именно этим аргументом воспользовался Белый дом после гибели Сулеймани, которого Вашингтон также внес в список международных террористов. США прекратили совершать покушения на иностранных чиновников в 1970-х годах, тогдашний президент США Джеральд Форд запретил подобную тактику.

Покушение на лидеров стран, обладающих ядерным оружием, — это чистой воды безумие. Никогда в истории Соединенных Штатов ни один американский президент не считал такой вариант хорошей идеей. Причины очевидны: покушение на должностное лицо, представляющее ядерное государство, может привести к такому типу возмездия, которое может быстро перерасти в неконтролируемый ядерный обмен. Взаимно гарантированное уничтожение удерживало Соединенные Штаты и Советский Союз от подобных действий. В прошлом две сверхдержавы имели десятки тысяч ядерных боеголовок, поэтому они не могли позволить себе эскалацию, которая могла выйти из-под контроля.

КНДР обладает гораздо более скромным ядерным арсеналом по сравнению с СССР. Ядерный арсенал Северной Кореи даже не сопоставим с другими ядерными державами, такими как Франция (30 ядерных боеголовок), Великобритания (215 ядерных боеголовок) или Пакистан (150 ядерных боеголовок). Пхеньян имеет в своем распоряжении от 30 до 60 ядерных боеголовок, что никак не сопоставимо с ядерным арсеналом США (более 6 тыс. боеголовок).

Читайте также: The Hill: Трамп не видит реальных причин торгового дефицита США

Однако ядерное оружие — это ядерное оружие. Запуск одной боеголовки приведет к огромному ущербу, гибели сотен тысяч людей, политическому параличу и панике среди населения. Этот не тот путь, по которому решился бы идти любой ответственный государственный лидер. Любой президент должен сначала задаться вопросом, стоит ли убийство северокорейского министра, генерала или самого северокорейского лидера тех разрешений и того ущерба для репутации, к которым приведет столь подлое решение.

Можно сделать следующий вывод: убийство высокопоставленного генерала государства, не обладающего ядерным оружием, — это достаточно рискованный шаг. Однако риск увеличивается по экспоненте, если речь идет об убийстве должностного лица страны, которая обладает самым смертоносным оружием в мире.