15−16 января 2020 года случились поистине революционные события в новейшей истории России. Сначала в послании Федеральному собранию глава государства Владимир Путин обрисовал контуры решения важнейших для России проблем — начиная от демографии и социальной проблематики в широком смысле слова, до новой организационной структуры российского государства, которая должна будет обеспечить баланс интересов общества и государства, а также основных политических слоев, классов и элит общества.

Владимир Путин
Владимир Путин
Иван Шилов © ИА REGNUM

И это закономерно. За последние годы Россия защитила себя по внешнему контуру. Показала себя самостоятельным геополитическим игроком. Вернулась в высшую лигу мировой геополитики. Практически на равных с США ведет борьбу на основных линиях цивилизационных разломов. С развитием новых образцов вооружения, которого больше нет ни у одной страны мира, серьезно нарастила свою безопасность от внешних угроз.

Все это и многое другое, в том числе накопленная финансовая подушка безопасности в размере 4−6 трлн рублей, позволяет перейти не просто к реализации нацпроектов, а Целей развития страны. И главная из этих целей — рост количества наших граждан, потому что нынешних 145 миллионов явно недостаточно ни для новой российской экономики, ни для защиты нашей страны в условиях быстрого роста численности населения у окружающих Россию стран.

Еще Менделеев подсчитывал, что в середине двадцатого века в России должно было быть 450 миллионов жителей. Но две мировые войны, гражданская война внесли свой негативный вклад в демографию, и мы этого уровня не достигли. Но без решения этой задачи мы не сможем решить других основополагающих для нашей страны и народа целей и задач.

Затем, в этот же день, состоялась давно ожидаемая подавляющим большинством населения отставка главы правительства Дмитрия Медведева и уход всего правительства в отставку.

Не секрет, что, наряду с нашими очевидными и серьезными внешнеполитическими успехами, в социально-экономической жизни страны нарастали застойные явления. Рано или поздно недостаточная мощь экономики привела бы к той же проблеме, что и в Советском Союзе — когда реализация геополитического курса невозможна в силу слабой экономики. И так как Россия возможна только как Империя, то любой экономический провал в очень скором времени бы сказался и на всей мощи государства.

Послание Президента Федеральному Собранию
Послание Президента Федеральному Собранию
Kremlin.ru

В обществе возник запрос на перемены. Как отметил член Совета Федерации РФ Олег Морозов, «в обществе колоссальный запрос на перемены. Казалось бы, стабильность в обществе — это большая ценность, когда люди знают, что более-менее их жизнь понятна сегодня и завтра, а государство стоит прочно на ногах. Но тем не менее запрос на перемены назрел».

Эту проблему необходимо было решать. Для реализации этой задачи были разработаны нацпроекты. Но и они начали пробуксовывать как по объективным, так и по субъективным причинам. А время шло. Поэтому, как сегодня стало понятно, уже в прошлом году Владимир Путин стал заниматься вопросом комплексного, системного решения серьезных внутренних социально-экономических вопросов, без решения которых никакое движение вперед было бы в самом ближайшем будущем уже невозможно.

В публикациях наших авторов, например здесь и здесь, описаны и проанализированы основные социально-экономические и политические тезисы, изложенные Владимиром Путиным в послании. Это те цели, на решение которых необходимо будет выйти России в ближайшие 4−5 лет.

Но я бы хотел остановиться на другом важном аспекте — на организационном обеспечении курса «сильный Путин» в ближайшие 4−5 лет после внесения изменений в Конституцию России.

Конституция Российской Федерации
Конституция Российской Федерации
Иван Шилов © ИА REGNUM

Мировая практика знает несколько типов обеспечения единства элиты в целях развития страны и внутренней консолидации. Первый тип — это структуры орденского типа (масонские, религиозные и так далее). Как показала практика Советского Союза, данный тип консолидации политической и экономической элиты страны смог просуществовать всего три поколения, и система, потеряв цели развития, пришла к своему развалу. Второй тип консолидации — царскую власть — российский народ отверг еще в начале двадцатого века. И тоже по причине ее очевидной деградации и несоответствия целям и задачам страны.

Тем не менее мы видим, что в других странах, например в Британии, работает королевский тип мобилизации и консолидации, а в Китае, например, сработала на почве конфуцианства и хорошо прижилась именно коммунистическая (орденская) модель с ее типом консолидации элиты. В США также функционирует орденская структура власти в виде тех кланов, которые контролируют мировую финансовую систему и воспитаны в рамках одной орденской структуры.

Есть страны, например Южная Корея или Япония, где правит система экономических кланов или чоболей, которые уравновешивают друг друга финансово-экономически и тем самым обеспечивают демократию и представительность в стране.

Но, как показывает практика, в нашей стране, в силу ее территории, истории и других объективных факторов, экономические кланы не могут обеспечить баланс центров силы и гармонизацию интересов различных слоев общества и государства.

Соответственно, как показывает исторический опыт России, для обеспечения этого баланса нам не подходит ни партийная модель демократии («что ни делаем, получается КПСС»), ни орденская (религиозная, монархическая), ни экономическая (чоболи). Тогда как сделать так, чтобы в системе был соблюден баланс интересов и чтобы игра шла по правилам?

Послание Президента Федеральному Собранию
Послание Президента Федеральному Собранию
Kremlin.ru

На мой взгляд, чтобы отказаться от ручного управления, Владимир Путин придумал очень оригинальную конструкцию обеспечения балансов интересов. В России, опять-таки в силу огромности территорий, количества народов и наций, проживающих в нашей стране, истории, климата, сложился особый тип управления — имперский, государственнический, когда решение любых крупных задач развития требует участия государства. И власть в России всегда будет концентрироваться в государственных структурах, которые будут подминать под себя и партии, и бизнес, и тем более все остальное.

Как справиться с этой государственной машиной, на которую в истории России не было управы? Ответ, как всегда при решении сложных задач, оказался и простым, и парадоксальным одновременно — надо переформатировать систему органов государственного управления так, чтобы каждый из них был одновременно и очень силен, и одновременно чтобы ни один из них не мог подавить все остальные.

Поэтому и происходит одновременное усиление и Госдумы (партийной системы), и правительства (исполнительная вертикаль власти), и законодательной системы. Но это все пока на плоскости. А для того чтобы система была устойчивой, ей нужен объем, тогда три вершины сходятся в одной точке и образуется пирамида — наиболее устойчивая фигура. И вершиной этой пирамиды становится усиленный Госсовет.

Вот они наши «чоболи», но не в форме орденской структуры или конгломерата олигархов, а в форме органов государственного управления — правительство, парламент, суды и наверху Госсовет. Все играют по правилам: продвигают своих людей в структуры власти, бьют по коррупционных хвостам, работают с обществом через СМИ, ставят цели развития страны. Но все это в рамках одного государственного механизма.

Государственная дума
Государственная дума
Duma.gov.ru

Поэтому усиленный Госсовет решает данную задачу:

«В какой организационной форме это будет сделано — через любые формы усиления роли Госсовета или неких других конструкций, в которых Владимир Путин продолжит осуществлять роль духовного лидера нации, а фигуры президента и премьера будут лишь техническими исполнителями курса Путина, или же обществу будет представлена фигура преемника — вопрос глубоко вторичный. Смысл которого состоит только в том, какая форма будет лучше соответствовать новому содержанию», — писали мы в совместной с Александром Халдеем статье в октябре 2019 года.

То есть интересы главных текущих игроков во внутренней повестке будут представлены в Госдуме, правительстве, администрации президента и судах. А для балансировки этих интересов, выступая в роли арбитра, будет Госсовет. Кстати, эта форма вовсе не препятствует союзной интеграции ни с Белоруссией, ни с Новороссией. Наоборот, предполагает наличие в ней членов от этих стран или республик.

Здание Верховного Суда Российской Федерации
Здание Верховного Суда Российской Федерации
Vsrf.ru

Я давно писал (например, весной 2013 года, зимой и осенью 2016 года) о том, что в России должен возникнуть класс управленцев, которые не заняты текучкой — это уровень исполнителей, в том числе премьер-министра и президента. Должно возникнуть ядро людей («отряд космонавтов»), у которых есть свободное время, которое они, обладая полной информацией о текущих как в стране, так и в мире процессах, посвящают решению концептуальных вопросов развития страны.

Время — это главный ресурс, который нужен для управления страной и принятия решений. У исполнителей, которые связаны с решением текущих вопросов даже уровня премьер-министра и президента, такого времени очень мало. И в России всегда было так, что у нас уровень последнего, самого высоко исполнителя, даже у царя, все равно плотно замыкался на решение текущих вопросов. А для стратегии времени оставалось мало.

Возможно, теперь, после внесения необходимых изменений в Конституцию, в России появится слой высших иерархов, у которых будет главный ресурс — время — для осуществления стратегического планирования развития страны. И ресурс этот будет в руках у российского государства.