Продолжающееся в Армении политическое преследование второго президента РА Роберта Кочаряна с «легкой руки» премьер-министра Никола Пашиняна приобретает новое содержание, связанное с темой карабахского вопроса и ожидаемых президентских и парламентских выборов в Арцахе весной 2020 г.

Роберт Кочарян и Серж Саргсян
Роберт Кочарян и Серж Саргсян
Иван Шилов © ИА REGNUM

В одном из своих интервью сам Роберт Кочарян допустил мнение, что его арест и попытка политической изоляции от армянского общества, возможно, связаны с темой Карабаха, расходящимися подходами по вопросам определения стратегии плана урегулирования. Однако, и находясь под арестом, экс-президент Роберт Кочарян, сохраняя силу воли и ясность мыслей, не теряет связь с политическим классом Армении и Арцаха, в своих немногочисленных интервью отправляет важные посылы армянскому обществу и внешним силам, заинтересованным и незаинтересованным в успехе Армении и Карабаха.

Судите сами, формула Кочаряна «консенсус за вычетом одного» во многом предопределила формат становления и консолидации новой оппозиции. Быть может, образование движения «Вернатун» с подачи ветерана армянской политики Вазгена Манукяна и есть одно из подобных проявлений. Каков будет его исход — покажет время, весна 2020 г., как определил сам Вазген Манукян, но оно совпадает и с выборами в Арцахе.

Роберт Кочарян изначально не был сторонником конституционных преобразований Сержа Саргсяна, направленных на изменение системы верховного политического управления в Армении — от президентской к парламентской во главе с премьер-министром. Тогда Роберт Седракович справедливо подчеркнул, что можно успешно и бездарно управлять как с президентского кресла, так и премьерского. Весь вопрос в том, а готова ли современная Армения к такому переходу, насколько эффективна парламентская модель для воюющей страны в то время, когда противник укрепляет вертикаль власти, и на каком уровне партийная культура в стране? Все эти вопросы и обеспокоенность оказались не праздными, время же показало ущербность реформ Саргсяна и РПА.

Тот же Кочарян, касаясь темы «армянской весны» 2018 г. и т. н. «бархатной революции», отмечал, что если бы Серж Саргсян не провел названные конституционные реформы для продления собственной власти (пересев с одного кресла в другое), то, возможно, мы не увидели бы «политического цунами» армянского общества весной 2018 г. И с этим мнением экс-президента трудно не согласиться.

Почему же Роберт Кочарян оказался объектом агрессивного преследования Никола Пашиняна? Почему Р. Кочарян, как упомянул в одном из своих выступлений экс-министр обороны Армении Сейран Оганян, оказался в неравных по сравнению с остальными двумя бывшими президентами (Тер-Петросяном и Сержем Саргсяном) условиях? Ведь сам Кочарян в том же 1998 г. имел не меньше оснований и возможностей начать политику репрессий в отношении Левона Тер-Петросяна и экс-правящей партии АОД за провалы во внутренней и внешней политике Армении. Однако, понимая, что каждый президент имеет своих политических оппонентов, Кочарян не стал проводить политику «охоты на ведьм», бороться с прошлым и начал борьбу за будущее страны.

Одни эксперты данную ситуацию пытались увязать с дружественными отношениями Роберта Кочаряна с Владимиром Путиным (мол, при правлении Кочаряна Армения взяла резкий и односторонний крен на Россию, подняла активы России в Армении и зависимость последней якобы без учета вопросов национальной безопасности). Но если это так, то чем особо отличалась политика того же Левона Тер-Петросяна и Сержа Саргсяна на российском направлении, не приходилось ли им также заявлять об армяно-российском стратегическом союзе и партнерстве? Наконец, а сам Пашинян разве выступает против союза с Россией, не он ли совершает марш-бросок за кортежем президента В. В. Путина на пути в аэропорт Звартноц?

Другие «специалисты», повторяя, словно мантру, официальную обеспокоенность нынешних властей Армении, полагают, что Кочарян виновен в массовых беспорядках и гибели 10 человек 1 марта 2008 г. и введением чрезвычайного положения он пытался осуществить конституционный переворот. Однако время идет, а следствие так и не может доказать свое обвинение против Кочаряна по «делу 1 марта», истинные же виновники гибели 10 человек так и не найдены (включая организаторов и исполнителей). У президента Кочаряна, как гаранта конституции Армении, была обязанность обеспечить политическую стабильность в стране, не допустить массовые беспорядки, право вводить чрезвычайное положение для исключения провокаций. Но Кочарян не призывал того же Никола Пашиняна (ответственного за штаб предвыборной кампании Левона Тер-Петросяна) заниматься провокациями и натравливать людей на конституционную власть. Наконец, Кочарян не давал команды применения оружия на поражение. Кочарян не нарушал конституцию и ушел в отставку. Кочарян не рвался продлить и сохранить всеми путями свою власть, как это пытался сделать его наследник Саргсян. Сам же Никол Пашинян, испугавшись тогда уголовного преследования, скрывался от следствия (чего не сделал Кочарян в 2018—2019 гг.). Пашиняна посадили не при Кочаряне, а при власти Сержа Саргсяна, и амнистировал его Серж Азатович.

Есть мнение, что Никол Пашинян оказался в составе армянского парламента не столько из-за его яркой оппозиционной газеты «Айкакан жаманак», сколько из соображений проевропейской демократии в понимании Сержа Саргсяна.

Оценивая итоги парламентских выборов 2017 г., мне приходилось выражать сожаление, что сторонники экс-президентов Армении Левона Тер-Петросяна и Роберта Кочаряна не получили 5−7% голосов избирателей. И в этом просматривалась необъективность ЦИК, ибо я крайне сомневаюсь, что в той Армении Тер-Петросян и Кочарян не имели соответствующего процента своих сторонников. Однако странным образом 7% порог преодолевает эпатажный оппозиционер с элементами популизма и прозападной ориентации Никол Пашинян. Ныне Микаэл Минасян, приближенный к власти Сержа Саргсяна политтехнолог, грозится скорой отставкой премьера Никола Пашиняна и из зарубежного далека публикует громкие статьи. Но где ж он был при власти Саргсяна, что ему мешало произвести необходимые изменения в экономике, политике, безопасности и социальной сфере? Наконец, кто же привел Никола в парламент?..

В армянских, да и неармянских аналитических кругах просматривается и версия, что арест Роберта Кочаряна во многом выгоден Сержу Саргсяну и его зятю Микаэлу Минасяну. Это есть сенсация или нонсенс?.. Чем же Кочарян попал в немилость к политическому гроссмейстеру Саргсяну? Тогда кто же в этом пасьянсе Никол Пашинян?

По данной версии, читателю приходилось сталкиваться и с мнением самого Пашиняна, что это все от лукавого, в ход следствия и судов он не вмешивается, по его заявкам президентов не арестовывают, он лишь непримиримый борец с коррупцией. Правда, прослушка телефонных переговоров теперь уже экс-директора СНБ Артура Ванецяна и главы ССС Сасуна Хачатряна показала обратное в части вмешательства власти в «дело Кочаряна». К слову сказать, сегодня Артур Ванецян инициировал образование некоего общественного движения «Родина» в поддержку становления гражданского общества в Армении. И если для него девиз Гарегина Нжде La patrie avant tout! («Родина — превыше всего!») не простой набор слов, то не пора ли генералу ответить своему обществу о подводных механизмах «дела Кочаряна»?.. Сын же Роберта Кочаряна Левон, касаясь идеи образования новой политической партии, не исключил в перспективе и возможность сотрудничества с Ванецяном.

В качестве аргументов заинтересованности Сержа Саргсяна в политическом блокировании Роберта Кочаряна отмечается намерение третьего президента РА закрепить свои политические силы в родном Карабахе, выдвинуть в президенты НКР своего ставленника, который и обеспечит ему гарантированное свержение Никола Пашиняна с приведением к власти молодого, образованного, амбициозного и знающего языки Микаэла Минасяна. Кандидатура М. Минасяна якобы предлагается в качестве консолидированного лидера от оппозиции, но Роберт Кочарян пока что не дает своего согласия на подобный подход и «не знает» данного кандидата. Поэтому прокуроры наперебой заявляют о рисках «давления на следствие и суд» в случае изменения меры пресечения Роберту Кочаряну? Поэтому ССС замораживает право Кочаряна распоряжаться своими законными доходами (мол, деньги он может пустить на формирование своей политической организации)?

Однако как же в таком случае два президента Карабаха (действующий Бако Саакян и бывший Аркадий Гукасян) поддержали освобождение из-под ареста Роберта Кочаряна, если бы Серж Саргсян был против? Сам Саргсян в этот период посетил офис Роберта Кочаряна и имел с ним беседу. Противники отвечают: ну и как долго Кочарян оставался на свободе, чем завершилось решение судьи Давида Григоряна и для Кочаряна, и для самого судьи? Данным действием того же Бако Саакяна фактически Серж Саргсян блокировал самого Роберта Кочаряна по выражению альтернативного мнения по судьбе будущего главы Арцаха.

До своего очередного ареста Кочарян, естественно, имел разные встречи из своего окружения и через них отчасти транслировал свое мнение и по вопросу будущего кандидата в президенты НКР. Кто-то скажет: а зачем Кочаряну другой кандидат, если и он сам вполне энергичен и вновь способен возглавить непризнанную республику? Политической телепатией заниматься не приходилось, однако в условиях ареста подобная перспектива вряд ли возможна. Для этого, очевидно, Кочаряну нужно было возвращаться в политику не после факта своего первого ареста, а, на мой взгляд, чуть раньше или по крайней мере в момент избрания Никола Пашиняна премьер-министром РА и уезжать в Степанакерт.

Все дело в том, что Кочарян прекрасно знает все имена и содержание каждого кандидата на пост президента Арцаха — тех, кто будет зарегистрирован, и того, кому отказали в регистрации. Однако Роберт Кочарян, будучи опытным и весьма осторожным политиком, так и не назвал пока имя приемлемого, по его мнению, кандидата. Почему? Потому что вслед за этим следует и определенная политическая действенность. Я бы не стал заострять на данном вопросе столь серьезное внимание, но интервью Роберта Кочаряна газ. «Грапарак» от 11.12.2019 г. требует соответствующего внимания по части выборов в Карабахе.

Роберт Кочарян, исходя из соображений национальной безопасности Арцаха, считает целесообразным определять и границы демократии в непризнанной республике. В этой связи он полагает, что нынешние власти НКР (т. е. президент Бако Саакян) проявили слабость и нерешительность, поскольку, не заявив о своем преемнике, позволили фрагментировать политическое поле. Но обладал ли Б. Саакян реальной возможностью заявить об этом без согласования с Сержем Саргсяном и к чему в итоге это привело в контексте восприятия общества?

Следующий критический тезис Кочаряна касательно президентского старта сводится к тому, что «подобного количества кандидатов в президенты, представляющих разные сегменты карабахской элиты, никогда не было». Интересно знать, а сколько человек на момент 11 декабря 2019 г. заявили о своем желании участвовать в президентских выборах и получили (или получат) регистрацию? На сегодня мы знаем пятерых кандидатов — это Араик Арутюнян, Виталий Баласанян, Ашот Гулян, Масис Маилян и Давид Ишханян. Генерала Самвела Бабаяна не зарегистрировали и отказали 22 тысячам карабахцев в праве на референдум по внесению соответствующего изменения в Конституцию, позволяющего первому командующему Армией обороны НКР генералу-победителю баллотироваться на президентских выборах.

Г-н Кочарян, а разве демократические выборы президента не предполагают две и более кандидатуры? Иначе где же процесс выборов, кого из кого выбирать или это обычное голосование?

Кочарян справедливо критикует сложившуюся ситуацию в Карабахе и считает «это не признаком демократии, а проявлением разобщенности» политических сил. Видимо, формат интервью не позволил первому президенту Нагорного Карабаха раскрыть скобки самой разобщенности — кого с кем. Ведь, по сути, все названные кандидаты исходят от партии власти, и лишь в этом неполном списке была фигура Самвела Бабаяна, но та же власть его отвергла и усугубила кризис.

В ход пошли давление на сторонников, попытки сократить число подписантов за кандидата Бабаяна, критические публикации и выступления в СМИ, наконец, отказ в парламенте вопреки мнению 22 тыс. избирателей (а это более 20% электората). Однако в среде кандидатов от власти возникли центробежные процессы. Власть оказалась, увы, не монолитной.

Ашот Гулян — нынешний спикер Национального собрания НКР, прошел карабахскую школу освободительной борьбы, занимал разные посты, накопил опыт штабной работы и возглавляет небурный по политическому раскладу парламент. Не думаю, что А. Гулян является харизматичным кандидатом с большой опорой в самом Арцахе, его же кандидатура скорее напоминает политическую технологию массовки для отбора голосов у главного конкурента.

Ашот Гулян
Ашот Гулян
© Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Давид Ишханян — представитель ЦК АРФ «Дашнакцутюн» в Арцахе, в годы войны (1992−1994) являлся командиром батальона села Ашан Мартунинского района, депутатом Верховного Совета НКР первого созыва, сельским учителем и старостой с. Ашан, а также главой Арцахского туристического центра. Каких-либо значимых военных и политических достижений пока не добился, однако исполнительный партийный функционер. Его кандидатура связана с политикой АРФД в Карабахе. Дашнаки, учитывая свои коалиционные связи с прежним руководством Армении, начиная с 1998 г., долгое время так и не решались, какой алгоритм избрать на президентских выборах в 2020? г. — поддержать кандидата партии власти или выдвинуть своего товарища (все же партия должна иметь кандидата). Учитывая фрагментацию политического поля и разобщенность известных кандидатов в президенты НКР, о чем отмечает Р. Кочарян, «Дашнакцутюн» выдвинула собственного кандидата. Скорее Д. Ишханяна вряд ли ожидает успех на выборах.

Давид Ишханян
Давид Ишханян
© Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Масис Маилян — действующий министр иностранных дел НКР, который и прежде пытался заявить о своих амбициях на власть в Арцахе, не имел своей дееспособной политической команды и силы, на президентских выборах 2007 г. набрал 8734 (или 12,53%) голоса. В октябре 2019? г. газ. «Жоговурд» в одной из своих публикаций напомнила о связях Маиляна с иностранными НПО (в частности, с Фондом Сороса), что Маилян и ряд членов партии «Гражданский договор» ранее состояли в одной организации и получали средства от Фонда Сороса. Правда, насколько это соответствует реальности — вопрос. Известно лишь, что миллиардер и международный авантюрист Джордж Сорос инвестировал 18 млрд долл. США в благотворительный фонд «Открытое общество» в том числе с целью установления общественно-политического контроля над оппозиционным ядром нового поколения стран СНГ (включая и непризнанные республики постсоветского пространства).

Масис Маилян
Масис Маилян
© Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

И сейчас М. Маилян, в отличие от других кандидатов, особой поддержки в карабахском обществе не имеет, у него нет пока серьезной команды (возможно, появление под данного кандидата новой партии «Арцах завтрашнего дня»), нет достаточных средств, но есть высокие амбиции и понимание сложившейся конъюнктуры при одобрении главы исполнительной власти Армении Никола Пашиняна.

Иными словами, в армянских СМИ, приближенных к власти (например, «Аравот»), стали акцентировать внимание на лояльном и мягком Маиляне, который не случайно в день голосования палаты представителей конгресса США по резолюции о признании геноцида армян 29 ноября с. г. оказался в самом конгрессе и даже имел честь выступить там. У Никола тоже не было много денег и сторонников в Армении, но сейчас он управляет страной. И если Пашинян заинтересован в кандидатуре Маиляна, то кто знает, чем завершатся выборы в Арцахе. Конечно, Пашиняну не стоит увлекаться «политическими цунами», ибо Степанакерт — не Ереван, да и карабахцы весьма упрямые идеалисты. Если Маилян так дорог Пашиняну, то чем он не замена Зохрабу Мнацаканяну на посту министра иностранных дел Армении?

Виталий Баласанян — экс-заместитель министра обороны и экс-секретарь Совета безопасности НКР, Герой Арцаха, прошел все тяготы войны, отличается харизмой, в прошлые годы он пытался участвовать в президентских выборах, но набрал в конкуренции с Бако Саакяном чуть более 30%. Баласанян производит впечатление карабахского воина и патриота, но со слабым политическим содержанием и чутьем. К сожалению, ряд его пространных интервью на LiveNews. am показал, что к президентским выборам следует готовиться более тщательно. Я оставлю в стороне комментарии по теме критики Пашиняна, властей Армении, «Сасна дзрер» (где отчасти генерал высказывал свою справедливую озабоченность). Но куда девать мнение, что зачем нам многодетные семьи, в которых рождаются инвалиды, такая демографическая численность Карабаху не нужна (мол, как поступает хозяин, когда опорос свиноматок приводит к большому числу поросят)?..

Виталий Баласанян
Виталий Баласанян
© Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Это просто катастрофа. Увы, дети-инвалиды могут родиться и в первые, и последующие роды, а государство не вправе отказывать супругам рождать новую жизнь и определять их количество. Наоборот, государство обязано через реформы в экономике, медицине и социальной сфере создавать благоприятные условия для формирования здоровой семьи и повышения рождаемости населения. Иначе зачем тогда вам территории в том же Карабахе, если рождаемость будет падать? Одна из причин радикальной критики ЛГБД для государственника — это тема прироста населения, а нетрадиционалисты в этом вопросе детей не рожают. Данный вопрос тем более актуален для армян, переживших трагедию геноцида и потерю почти половины генофонда нации на рубеже XIX—XX вв. Однако сказанное вовсе не означает, что мы против Баласаняна и его политического выбора, право за избирателем. Мы же вправе гордиться героями арцахской войны (включая Виталия Баласаняна), но тема политики — удел политиков.

Сайт «Лрагир», комментируя названное интервью, полагает, что Роберт Кочарян поддерживает кандидатуру Виталия Баласаняна как героя войны и «отважного лидера» на президентских выборах 2020 г. Кто знает, может, через известные им каналы и началось финансирование предвыборной кампании Баласаняна. Наконец, сам Виталий Баласанян неоднократно и однозначно поддерживал Роберта Кочаряна в ситуации с арестом последнего (немалая часть критики Пашиняна со стороны экс-секретаря Совбеза НКР посвящалась теме Кочаряна). Быть может, какое-то значение имеет землячество Кочаряна с Баласаняном, ведь оба они из Аскеранского района (хотя, полагаю, вряд ли, исходя из опыта правления того же Кочаряна в Карабахе и Армении). Правда, Роберт Кочарян так и не назвал имя Виталия Баласаняна в качестве приемлемого для него кандидата в Арцахе ни летом, ни зимой уходящего 2019 г. Понимает ли Кочарян вопрос соответствия кандидата искомой должности? Вне сомнения. Однако насколько данный кандидат соответствует — вопрос для размышлений.

Араик Арутюнян — экс-глава правительства и экс-госминистр Арцаха, лидер партии «Свободная Родина», один из основных кандидатов на пост президента весной 2020 г. В армянских СМИ отмечают, что А. Арутюнян один из богатейших людей Карабаха, знает в финансах толк и может удвоить свое состояние. За счет чего и кого? Как карты лягут. Сам Араик в ответ на вопрос корреспондента сайта «Лрагир» 11.12.2019 г. утверждает, что основной капитал заработал начиная с 1997 г. в сельском хозяйстве на освобожденных территориях в Акна и Джабраильском районе, а вот война 2016 г. привела к потере 40 га земельных участков и значительной суммы денег. «Лрагир» же считает, что к Араику Арутюняну сохраняется много вопросов по теме его финансового состояния. Но для этого понадобится независимый аудит «Армагробанка» в Арцахе.

Араик Арутюнян
Араик Арутюнян
© Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Краткая биографическая справка г-на А. В. Арутюняна позволяет отметить, что в 1997—2004 гг. он являлся управляющим филиалами «Армагробанка» в Аскеране и Степанакерте. Очевидно, что одной из целей данного банка, судя по его названию, являлось инвестирование сельскохозяйственного производства и кредитование фермерских хозяйств. Видимо, способности управляющего позволили ему небезуспешно кредитовать собственный бизнес.

Арутюнян, несомненно, приобрел опыт политического управления и компромиссов. Не его ли имеет в виду г-н Кочарян, когда говорит, что «в Карабахе недопустимо иметь президента-подхалима, подыгрывающего чьим-либо прихотям, включая премьера Армении. Такие качества присущи убогим и слабым личностям, а такое «лидерство» может иметь катастрофические последствия для Арцаха». Подобную характеристику Кочарян дает человеку, который после встречи с Николом Пашиняном в Ереване вдруг заявил, что тот, кто в Карабахе выступает с критикой Пашиняна, тот есть заговорщик и предатель интересов Арцаха и Армении… Судя по критике Кочаряна политики Никола Пашиняна, получается, что первый президент Карабаха и второй президент Армении Кочарян и есть один из главных заговорщиков и предателей Арцаха и Армении? В таком случае, что же остается Кочаряну в ответ.

Касаясь темы карабахского урегулирования и последней встречи глав МИД Армении и Азербайджана в Братиславе, Кочарян отмечает, что у армянских властей нет четкой стратегии переговорного процесса, ощущается отсутствие подобного плана и полное банкротство. И в этой ситуации экс-президент считает, что «Арцах должен взять инициативу в свои руки и четко обозначить свою позицию по основным элементам урегулирования».

Единственным пока претендентом на власть в Карабахе, кто выступил со своей программой карабахского урегулирования и предложил миру «мандатный вариант», был генерал Самвел Бабаян. Тот же Бабаян еще в конце 1990-х гг., будучи командующим Армией обороны НКР, резко возражал властям Армении по теме территориальных уступок Азербайджану, исключая Кельбаджарский и Лачинский районы при всех условиях (за что, собственно, и начались против него репрессии). Он не просто прошел карабахскую войну, а закалился на поле брани, в политических коридорах и тюремных нарах. Его признает народ, но не слабая власть.

Данная кандидатура не устраивает Сержа Саргсяна за его неуправляемость. Возникает вопрос: неуправляемость по отношению к кому? Если речь о главе Армении, так вы же сами его критикуете, и сейчас вы не у власти. И к чему привела ситуация с подконтрольным главой НКР? Если речь о внешних силах, то каким образом, если Степанакерт никем не признан, все связи с внешним миром происходили через Ереван? А может так получиться, что на пути образования двух армянских государств Карабах вновь повторит опыт гандзасарского католикоса с меликством и отправит новую миссию архимандрита Исраэла Ори к русскому государю? Ведь и тогда, в начале ХVIII в., Гандзасар (Арцах) не стал дожидаться мнения Святого Вагаршапата, за что в некоторых кругах армянской духовной иерархии до сих пор получает критику, ибо нарушил принципы подчиненности. И если Ереван увлечется прозападным курсом, то Степанакерт может пойти по иному пути — на север, к самому В. В. Путину. Не это ли отмечал в своих публикациях русский эксперт Станислав Тарасов в ИА REGNUM? И вина ли его, что в армянском политическом классе может произойти раскол?

Но в таком случае к чему противоречия Сержа Саргсяна с Самвелом Бабаяном, ведь здесь нет личной драмы и противоречий, вопрос в геополитике и географии. Я согласен, что в Арцахе разобщенность ни к чему хорошему не приведет ни для уходящих властей, ни для приходящих. Если Сасун Микаэлян считает «бархатную революцию» (а по сути, переворот и смену декорации власти) высшим достижением армянского народа, чем карабахскую войну, то это его частное мнение. В Карабахе ни Самвел Бабаян, ни Виталий Баласанян, ни Аршавир Гарамян, ни Самвел Карапетян, ни все общество такое не приемлют, ибо они прошли эту войну не ради наград, а ради жизни армян на земле армянской. К чему им разобщаться перед противником?

Прежние власти остались в прошлом, нужно создавать новую ситуацию с сохранением всех и каждого. Все заявленные кандидаты на президентских выборах представят свои программы на суд избирателей. Будет ли Самвел Бабаян участвовать в предстоящих выборах? Несомненно. Ведь он создал новую партию «Объединенная Армения», а партия имеет право участвовать в парламентских выборах, выдвигать своего кандидата на президентских выборах, вступать в коалиции либо призывать своих сторонников к голосованию против остальных.

Стало быть, наступает время не разобщения, а объединения. Наступает момент истины, когда всем следует определяться. Увы, нередко на вершине власти могут оказаться те самые «убогие и слабые» личности, отличающиеся подхалимством, карьеризмом, тщеславием и прочими «достоинствами». Их выбирает время и люди. Мы все желаем Карабаху равных и справедливых выборов, достойного лидера, способного обеспечить мир, безопасность и развитие нашей родины. Но время для Карабаха сегодня другое, и прав Кочарян, что Карабаху «нужны закаленные войной отважные лидеры», которые фактически смогут взять на себя судьбу своей страны, невзирая на власть в той же Армении. И если результаты выборов не оправдаются практикой последующей политики лидера, то в этом уж точно не следует винить Азербайджан.

Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Читайте развитие сюжета: Уступок не будет: Армения — Азербайджан — Нагорный Карабах