Любая система хороша, если знаешь, чем она плоха. Похоже, что в этой логике Счетная палата Российской Федерации встретила новый 2020 год. Почти все из пятнадцати декабрьских новостей, полученных от нее по подписке, — пессимистичные:

Хиты Счетной палаты
Хиты Счетной палаты
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

— большинство проблем национальных проектов не решены;

— с 2017 года число занятых в сфере малого и среднего предпринимательства сократилось, несмотря на меры господдержки;

— реализация государственных программ на территории Северного Кавказа не обеспечила опережающих темпов развития макрорегиона;

— строительство международного транспортного маршрута «Европа — Западный Китай» отстает от плана на 7 лет;

— для достижения показателей нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги» нужно принять дополнительные меры и так далее.

Это только последние новости от аудиторов Счетной палаты, а есть еще и ноябрьские, и октябрьские, и сентябрьские… Можно перечислить все их заголовки, но это будет похоже на перечень прямых претензий правительству и лично Д. Медведеву. Премьера неоднократно предупреждали о том, что в системе государственного управления давно образовались большие бреши. Увлечение проектным бумаготворчеством в условиях, когда ранее принятые решения не исполняются, заводит в еще больший тупик. Точнее, в еще более узкий тупик, из которого двигаться можно только, простите, задом.

Дмитрий Медведев и Алексей Кудрин
Дмитрий Медведев и Алексей Кудрин
Government.ru

Все материалы Счетной палаты поступили в правительство и далее разошлись по разным вице-премьерам и министерствам. Общих выводов, синтезирующих все проверки, в правительстве не сделано. Таков регламент правительства, но порядок мог бы быть и иным, если бы представленные материалы обобщались и систематизировались с накоплением по итогам всех проверок. Общие выводы могли бы оказаться такими.

Во-первых, в правительстве продолжается использование ложных исходных данных при подготовке и принятии решений. Грозные указания, существующие фильтры и процедуры не обеспечивают чистоты информации. В частности, национальный проект «Безопасные и качественные автомобильные дороги» выстроен на недостоверных данных о нормативном состоянии дорожной сети. В Магаданской области буквально за один год показатель доли региональных автодорог, соответствующих нормативным требованиям, снизился с 70,5% до 17%. К моменту окончания реализации нацпроекта в 21 субъекте Российской Федерации доля автодорог, соответствующих нормативным требованиям, составит менее 50% и будет варьироваться от 25% до 49%. То же самое с проектами «Жильё» и «Городская среда». Многие регионы пока не могут сказать, что они справятся с теми задачами, которые поставлены. Было обещано, что региональные программы, связанные с достижением национальных целей, будут выполнять за счёт федеральных ресурсов, но регионам приходится самим изыскивать большие средства для создания инфраструктуры для жилья, для содержания этих объектов. В первый год исполнение программ идёт «пятьдесят на пятьдесят».

Правительство не останавливает вал бумаг, поручений и проектов, не желает приучаться принимать ровно столько решений, сколько в состоянии хотя бы осмыслить на основании досконального изучения всех вариантов решения. Нет доскональности — не может быть решения. Лучше сегодня прекратить действие многих государственных программ, национальных, федеральных проектов, чтобы в 2024 году не оказаться в ситуации их технической реализации. Что это такое? Этот термин появился по итогам исполнения госпрограмм в 2019 году. Ситуация технической реализации — термин, используемый Счетной палатой. Это означает, что все запланированные мероприятия и показатели программ и проектов формально будут выполнены, а результат в виде ощутимых изменений в жизни людей или социально-экономическом развитии не будет достигнут. Так, например, как это происходит с нацпроектом «Экология». В него изначально вошли мероприятия, которые ранее были спроектированы под другие задачи. Уровень достижения показателей таких мероприятий уже тогда был невысок — от 44,4% до 82,9%. К примеру, у нас 46 городов с высоким и очень высоким загрязнением воздуха, а федеральный проект «Чистый воздух» реализуется только в шести из них. Федеральный проект «Оздоровление Волги» планируется реализовывать лишь в 15 из 29 субъектов, находящихся в Волжском бассейне. Федеральный проект «Чистая вода» не решает вопросов повышения качества питьевой воды для жителей населенных пунктов, не оборудованных современными системами централизованного водоснабжения, хотя такая цель поставлена самим нацпроектом.

Национальный проект «Экология»
Национальный проект «Экология»
Ecopress.center

В правительстве продолжают тиражировать шапкозакидательские обещания и слова про амбициозные планы, хотя давно пора остудить романтиков, увлеченных мечтаниями и формулировкой нереализуемых задач. Всегда было понятно, что Северо-Кавказский федеральный округ — сложнейший регион еще с советских времен. В нем невозможно обеспечить изменение социально-экономической ситуации и жизнь людей под заказ или «к утру». Однако некомпетентность и шапкозакидательские амбиции толкнули горячие головы к тому, чтобы нафантазировать опережающие темпы социально-экономического развития СКФО. На самом деле тенденция отставания до сих пор не только не переломлена, но и не остановлена в ключевых показателях по индексу промышленного производства, ВРП на душу населения, темпам роста жилищного строительства, уровню безработицы и темпу роста реальных денежных доходов. ВРП на душу населения по СКФО меньше среднероссийского в 2,5 раза. Режим особых экономических зон, созданных на территории туристического кластера в СКФО, различные преференциальные режимы и льготы не оказали влияния на социально-экономическое развитие региона, не обеспечили увеличения инвестиций и создания новых рабочих мест, повышения качества жизни граждан и роста конкурентных преимуществ макрорегиона.

В правительстве вновь и вновь ходят по замкнутому кругу ложных выводов, вновь и вновь повторяя: проблема в качестве планирования; в некомпетентности кадров, которые надо срочно переобучить; надо пересмотреть задачи и показатели и связать их с ресурсами; нужно разработать новую стратегию действий и пр. Всё это продолжается из года в год. На самом деле, надо менять авторов нереализуемых идей и сменить кураторов, у которых мало что получается. Вот, Минэкономразвития курирует сферу развития малого и среднего предпринимательства, но с 2015 года в стране так и не сформировалась тенденция роста малого и среднего бизнеса. Численность работников, занятых в сфере МСП, изменялась незначительно — в диапазоне 18,9−19,3 млн человек. Количество субъектов МСП оставалось примерно на одном уровне: 5,5−6 млн, одновременно число средних предприятий снизилось с 20,4 до 16,7 тысяч. Таким образом, не достигнута цель по росту числа занятых в секторе МСП до 20 млн человек к 2018 году. Такой ориентир указал в 2016 году президент в своем указе. Следующая цель — 25 миллионов человек к 2024 году. При таком подходе напомню об эпизоде из советских времен. Был такой факт. В одной подмосковной сельскохозяйственной области к осени стало ясно: план по производству зерна сорван. Руководство области созвало партхозактив, то есть собрало весь начальствующий состав и передовиков производства области, и все вместе приняли решение: взять на себя такие обязательства на следующий год, чтобы не только перевыполнить новогодний план, но и восполнить зерновой недобор прошлого. Прошел год. План опять был сорван. Но руководство области опять созвало партхозактив и все вместе вновь приняли старое-новое решение: так обязаться, чтобы и план выполнить, и ликвидировать провал предыдущих лет. Возможно, смена идеологии программирования и кураторов-неудачников хоть какой-то практический шаг в сфере, которая обеспечивает драйв экономики.

Главное: правительству надо определиться в отношении стратегии управления народным хозяйством: либо она директивная, либо рыночная. Если всё-таки собирается развивать рыночные механизмы влияния на социально-экономическое развитие страны, а не заниматься камуфляжем директивного стиля управления в ручном режиме, то надо решительно обеспечить товаропроизводителей оборотными средствами. Другого механизма здесь кроме, развитого финансового рынка нет. У нас пока отрицательная динамика. Число институтов финансового рынка значительно сократилось, в отдельных секторах в 1,5−2 раза. Стало меньше конкуренции и больше барьеров для выхода на финансовый рынок новых участников. В крупнейшем секторе — банковском — рост шел за счет физических лиц. Кредиты нефинансовым организациям сократились и в реальном выражении, и по отношению к ВВП. Это говорит о неблагоприятных условиях для кредитования реального сектора экономики. С 2015 года Россия как была, так и осталась на 95 месте в Индексе глобальной конкурентоспособности. По стабильности финансовой системы мы занимаем 120 место, а по масштабу финрынка находимся на 77 месте. Это не соответствует позициям России по номинальному ВВП и по паритету покупательной способности.

Центральный банк России
Центральный банк России
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В 2014 году правительство попыталось создать систему внутреннего финансового аудита в министерствах и ведомствах. Проверив 72 федеральных органа исполнительной власти, аудиторы Счетной палаты пришли к выводу об абсолютной неспособности правительства выполнить собственное постановление. Каждая шестая должность субъекта внутреннего финансового аудита являлась вакантной. Высокая текучесть кадров. Ежегодно каждый третий сотрудник субъекта внутреннего финансового аудита покидает его. Мероприятия по профессиональному развитию сотрудников, осуществляющих внутренний финансовый аудит, в рамках государственного заказа не проводятся. В среднем только каждый пятый отчет по итогам проверок соответствует требованиям правил осуществления внутреннего финансового аудита, утвержденных правительством. Анализ 1 705 отчетов показал, что под видом внутреннего финансового аудита в большинстве случаев проводились различные виды контроля, а именно: ведомственный контроль, контроль учредителя, контроль в сфере закупок.

Правительству необходимо сделать выводы и в отношении деятельности Минвостокразвития. К 2025 году Дальневосточный федеральный округ (ДФО) должен стать лидером по темпам социально-экономического развития — такую общенациональную задачу поставил президент еще в 2018 году. Однако системные недостатки не позволят вывести все дальневосточные регионов на уровень выше среднего по России по ключевым показателям и по качеству жизни людей. В Минвостокразвития планируют заново создать систему целевых показателей для дальневосточных разделов в отраслевых госпрограммах, установить так называемые KPI для федеральных министерств и ведомств по Дальнему Востоку. На самом деле — так не паяют. В правительстве должны насторожиться, когда кто-либо предлагает написать и утвердить очередную бумагу, и, как минимум, — отвадить авторов от такого рода затей и занятий. Утверждение сотен показателей и мониторинг их достижения — еще не залог успешного результата. Показатели зачастую имеют мало отношения к жизни граждан. Пока вместо экономики для людей мы строим экономику показателей.

Главный вывод, который подсказывают многочисленные проверки и экспертные заключения аудиторов Счетной палаты — это неэффективная система управления как основная проблема при реализации нацпроектов. Проблемы проецируются на региональный уровень, что ставит под угрозу достижение целей нацпроектов. Громоздкая система управления нацпроектами, с дублированием функций. При этом наццели и нацпроекты довольно условно связаны между собой, а совокупность мер нацпроектов сама по себе не приводит к наццелям. Взаимодействие между федеральными и региональными органами исполнительной власти находится на низком уровне. Целевые показатели устанавливались без учета реальных возможностей субъектов, при отсутствии прозрачной и приемлемой методики детализации значений целевых показателей для регионов. В паспортах национальных проектов и отчетах о ходе их реализации отсутствует полная и достоверная информация о рисках. По состоянию на конец 2019 г. уровень исполнения расходов федерального бюджета на национальные проекты составил не более 90 процентов.

Заседание правительственной комиссии по региональному развитию в Российской Федерации
Заседание правительственной комиссии по региональному развитию в Российской Федерации
Пресс-служба главы Республики Адыгея

Какие выводы сделает правительство на самом деле? Первый срез получим уже 15−16 января, когда в РАНХиГСе состоятся очередной Гайдаровский форум с участием председателя кабинета министров. Еще важнее услышать оценку президента. Её мы услышим завтра из Послания Федеральному Собранию Российской Федерации. И очень ожидаем, потому что А. Кудрин, располагая богатейшим материалом аудиторских исследований, не предложил на встрече с В. Путиным всего того, что кажется совершенно необходимым на первом промежуточном финише к национальным целям. Или нам об этом пока не сообщили.