В понедельник, 13 января, Ларин Диак, бывший глава Международной ассоциации легкоатлетических федераций, предстает перед судом в Париже, где ему грозит 10-летний срок тюремного заключения по обвинению в получении более чем миллиона долларов за сокрытие тестов, якобы доказывающих применение допинга российскими спортсменами.

Врата WADA
Врата WADA
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Ларин Диак, 86-летний сенегалец, который возглавлял Международную ассоциацию легкоатлетических федераций в период с 1999 по 2015 год, обвиняется в «даче и получении взяток», «злоупотреблении доверием» и нелегальных финансовых операциях, связанных с отмыванием денег. Как видно из структуры документов процесса, обвинения носят сугубо финансовый характер — факт якобы сокрытия применения допинга российскими спортсменами в них выступает как повод для финансовых нарушений и в доказательном порядке рассматриваться не будет.

При этом обвинение утверждает, что Диак получил $1,5 млн из «российских средств», чтобы помочь финансировать кампанию Маки Салла, действующего президента Сенегала, на президентских выборах 2012 года — в обмен на блокирование антидопинговых процедур ИААФ в отношении 23 россиян. По словам прокуроров, цель состояла в том, чтобы позволить россиянам участвовать в Олимпийских играх 2012 года в Лондоне и чемпионате мира по легкой атлетике в Москве.

В России уже привыкли к массовыми и бездоказательным обвинениям во вмешательстве в какие-то выборы в разных концах планеты — от Мадагаскара до США. Привыкли и к массовыми и бездоказательным обвинениям в существовании государственной системы «допингового сопровождения» успехов национального спорта — таким же бездоказательным. Но вот смешать вместе котлеты и мух — обвинить в одном процессе обе темы — явная новация французского правосудия.

После четырехлетнего расследования, проведенного Финансовой прокуратурой Франции, сформулированные обвинения предусматривают максимальный срок лишения свободы на десять лет. Процесс запланирован на 23 января. Ларин Диак отверг обвинения.

Его сын, Папа Массата Диак, бывший советник ИААФ по маркетингу, был лишен права заниматься спортом на спортивных соревнованиях руководящим органом ИААФ в январе 2016 года. Ему также предъявлены обвинения в отмывании денег, коррупции, сокрытии и нарушении доверия.

Франция выдала два международных ордера на арест сына Диака. Он отказался покинуть свой родной Сенегал, и власти Сенегала заявили, что не будут выдавать его. В 2017 году Папа Массата Диак назвал обвинения в коррупции против себя «охотой на ведьм» и обвинил Францию в том, что она «взяла в заложники» его отца.

Ларин Диак
Ларин Диак
Doha Stadium Plus Qatar

Также в поле зрения прокуроров оказались Хабиб Сиссе, бывший советник Диака, и бывший начальник ИААФ по борьбе с допингом Габриэль Долле. Их подозревают в «пассивной коррупции» — есть такой юридический термин в евросоюзовской конвенции 1997 года о борьбе с коррупцией.

Среди тех, кто присутствует в документах прокуратуры Пятой республики, — двое россиян: Валентин Балахничев, бывший глава российской Федерации легкой атлетики, и Алексей Мельников — бывший тренер сборной России. Они будут судимы в их отсутствие. Обвинения те же — коррупция и отмывание денег.

Французское расследование началось в 2015 году. Толчком к нему послужило желание Франции сместить популярного в стране президента Маки Салла — к слову, с блеском переизбравшегося в феврале 2019-го с результатом в 58%, при котором была поставлена и достигнута задача удвоения экономического роста (до 7%) к 2017 году, а поводом — расследование комиссии Ричарда Макларена о допинге в российском спорте. Вот так и возник странный салат из котлет и мух во французском исполнении — обвинения России в государственной системе сопровождения допинга и ее же обвинения во вмешательстве в выборы по всему миру в одной салатнице.

В январе 2016 года в докладе Всемирного антидопингового агентства был сделан вывод о том, что Диак «несет ответственность за организацию и обеспечение возможности заговора и коррупции, имевших место в ИААФ».

Согласно бумагам французской национальной финансовой прокуратуры, обвиняемым удалось «создание высокоорганизованной преступной группировки огромной эффективности, специализирующейся на коррупции, отмывании денег и растрате».

Однако, несмотря на высокий стиль прокурорских бумаг, юридические комментаторы африканской и французской прессы сразу обратили внимание на многочисленные натяжки. В частности, в файлах говорится, что Ларин Диак был организатором схемы с названием «полная защита», согласно которой 23 российских спортсмена заплатили от 100 000 до 600 000 евро (от примерно 85 000 до 510 000 фунтов стерлингов) бывшим фигурам ИААФ в обмен на разрешение участвовать в соревнованиях. Но если речь идет о государственной системе сопровождения «допинговых результатов», почему спортсмены платили сами? Аналитики обратили внимание, что вся публичная кампания — а сам процесс и публичную кампанию вокруг него разделить невозможно — строится на базе одного эпизода: документального фильма телеканала ARD.

Лилия Шобухова
Лилия Шобухова
Aurelien Guichard

В декабре 2014 года немецкий телеканал снял фильм о том, что (исключительно по ее собственному утверждению) российская бегунья Лилия Шобухова заплатила 450 000 евро старшим фигурам ИААФ в обмен на блокирование ее проб крови, в результате чего получила право участвовать в Олимпиаде 2012 года. Именно по следам информационного шума вокруг этого документального фильма была организована специальная комиссия ВАДА, и через год, в ноябре 2015 года, под ее удар попал Григорий Родченков. Его обвинили в уничтожении более чем 1400 допинговых проб накануне проверки агентства, при этом Родченков получил письмо с требованием сохранить все пробы. Родченков аргументировал уничтожение проб тем, что истек срок хранения заключенных в них образцов. Всю дальнейшую историю читатели наблюдали в полном свете цирковых прожекторов.

Вот отсюда и произошла легенда о 23 спортсменах, которые при наличии в России государственной системы сопровождения допинга вынуждены были платить за себя сами — Шобухова ведь сказала, что платила сама… А еще было сказано, что план «полной защиты» был предложен Ламином Диаком на встрече с тогдашним министром спорта России Виталием Мутко в ноябре 2011 года.

Финансовая прокуратура Франции также расследует обвинения в том, что Ларин Диак получал взятки за контролируемые им голоса в нескольких отборочных голосованиях по проведению крупных спортивных мероприятий, включая Олимпийские игры в Рио-2016 и Токио-2020. Хотя официальных обвинений не выдвинуто, французская пресса полна сообщений о том, что бывший член Международного олимпийского комитета контролировал голоса нескольких африканских коллег.

Диак был одной из самых влиятельных фигур в мировом спорте. В течение 16 лет Ларин Диак был президентом ИААФ, пока в августе 2015 года его не сменил британский лорд Себастьян Коу. В то время Коу описывал Диака как «духовного лидера нашего спорта», хотя с тех пор он дистанцировался от этих комментариев. И не только в спорте. Ларин Диак — бывший мэр Дакара, автономного порта в Сенегале, де-факто государства в государстве, чья экономическая мощь сопоставима с совокупными экономиками некоторых стран континента.

Лёгкая атлетика
Лёгкая атлетика
adifansnet

Да и с допинговыми деньгами все становится куда понятней. Система была, но бандитско-криминальная, а вовсе не государственная. В октябре прошлого года двукратный призер Олимпиад в прыжках с шестом Игорь Транденков рассказал о допинговой системе во Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) в 2000-х.

«В 2000-х годах было так: тебя заставляли покупать препараты у людей, которые стояли во главе федерации (не буду называть фамилии), в три раза дороже, чем это можно было достать. Потом ловили на допинг-контроле, потому что знали, на что ловить. Это был простой тест. И потом с тебя еще вымогали за прикрытие.
Одни и те же доктора кормили и продавали. Все это было под патронажем главного тренера. Я не сомневаюсь, что президент федерации Валентин Васильевич Балахничев тоже знал об этой системе. Он не мог не знать! Но не думаю, что он с этого имел мзду.
С чего вышел скандал? Агент бегуньи Лилии Шобуховой — мой друг Андрей Баранов. Когда была облава с WADA, она засветилась на допинге. Чтобы ее прикрыть, Андрей лично привез 350 тысяч евро. Отдал деньги в федерацию. Когда ее не получилось «отмазать», ему вернули только 150 тысяч.
После этого Лиля открыла рот», — сказал тогда Транденков.

Французская кухня славится своей сложностью и витиеватостью. Политическая кухня — тоже. Вот только не всегда это идет на пользу вкусу.

В том, что в одном процессе смешали задачи атаковать неугодного французам президента Сенегала, обвинить в выборах в Африке русские деньги, оспорить результаты спортсменов России на Олимпиадах, хоть как-то подкрепить обвинения в адрес Путина и Мутко в государственной системе сопровождения допинга — чувствуется аромат сливного бачка.