Иван Шилов © ИА REGNUM

После того как Корпус стражей Исламской революции (КСИР) заявил об ответственности за сбитый украинский «Боинг», события в Иране стали развиваться по необычному сценарию. Западные СМИ и информагентства стали распространять сообщения о том, как перед зданием Технологического университета им. Амира Кабира собралось несколько сотен студентов, чтобы почтить память погибших людей. По некоторым сведениям, десять пострадавших в авиакатастрофе являлись выпускниками этого престижного университета. Поэтому такая акция выглядела естественно и нашла отражение в иранских агентствах новостей — IRNA и ISNA. Но на определенном этапе поминальный митинг стал перерастать в акцию протеста. Демонстранты начали скандировать лозунги с обвинениями в адрес властей, которые в течение трех дней «скрывали правдивую информацию» о трагедии в аэропорту Тегерана. Появились лозунги с требованием отставки верховного лидера аятоллы Али Хаменеи, в соцсетях обнаружились и призывы к отставке президента Ирана Хасана Рухани. При этом протестанты вроде бы даже разрывали портреты убитого в Багдаде по указанию президента США Дональда Трампа генерала Касема Сулеймани.

Касем Сулеймани
Касем Сулеймани
Tasnim News Agency

На наш взгляд, власти могли информационно блокировать эти события. Но в рядах протестующих «случайно» оказался посол Великобритании в Иране. Его задержали, что вызвало повышенное внимание к происходящему в Тегеране со стороны западных изданий. И не только. С поддержкой протестантов выступили Трамп и государственный секретарь США Майк Помпео. Последний в своем блоге обрушил «гнев» именно на КСИР «под властью клептократического режима Хаменеи». Мы бы назвали такое развитие событий «необычным» сценарием. Потому, что накануне эксперты американской исследовательской организации Atlantic Council предупреждали Белый дом о том, что 40 дней со дня убийства Сулеймани совпадает с очередной годовщиной иранской революции и парламентскими выборами. «Раньше у режима были явные трудности с тем, чтобы привлечь людей на мероприятия, этому посвященные, чтобы покричать «Смерть Америке», — заявляла директор инициативы «Будущее для Ирака» Барбара Славина. — Сторонники жесткой линии, которым никогда особенно не нравилась ядерная сделка с мировыми державами и которые утвердились в своей правоте после того, как Трамп из этой сделки вышел, станут в результате всего этого гораздо сильнее, чем раньше».

Сейчас ситуация может измениться. Дело в том, что в объяснениях КСИР в связи с гибелью украинского самолета много нестыковок. Представители КСИР утверждают, что оператор принял лайнер за вражескую крылатую ракету, что «у него было десять секунд на принятие решения». По его словам, «для этого он должен был получить подтверждение, но произошел сбой в системе связи». Из чего следует, что Иран после ракетной атаки на американские базы в Ираке ожидал ответного удара США по означенным целям, в числе которых значился и гражданский аэропорт Тегерана. Но если так, то почему Иран не объявил о закрытии своего воздушного пространства? Более того, генеральный штаб Ирана, как следует из объяснений, получив данные о причинах катастрофы Boeing, почему-то не уведомил об этом руководство гражданской авиации страны. Похоже, что иранское руководство первоначально было настроено отрицать свое участие в происшествии, но спустя трое суток решило изменить позицию, хотя могло дожидаться международных экспертных заключений, которые готовятся достаточно долго. Почему был сделан именно такой выбор, остается загадкой. Судя по всему, в руководстве страны шла острая дискуссия или даже борьба относительно выбора дальнейших действий. Ведь КСИР фактически обвинил военных в сокрытии информации о поражении украинского самолета ракетой.

Пуск зенитной ракеты
Пуск зенитной ракеты
Mil.ru

По оценке старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН, профессора Владимира Сажина, это свидетельствует об обнажении противоречий «между двумя компонентами вооруженных сил Ирана — армией и корпусом». По всем признакам, под ударом оказался все же КСИР. Развязка в этой ситуации возможна только за счет ослабления одного из компонентов, что способно изменить соотношение сил в руководстве страны и что, на наш взгляд, имеет прямое или косвенное отношение к протестам в Иране, направленным на недопущение мобилизации иранского общества в связи с гибелью генерала Сулеймани. Пока же от признания Тегерана вопросов стало еще больше. Многое делается «в тени» — как вне Ирана, так и внутри его. Так, военные эксперты не исключают, что «в зоне полета украинского борта мог находиться американский БПЛА, по которому били, а попали в другого». Что «все было подстроено под то, чтобы не только создать нестандартную ситуацию», но и инициировать в Иране определенные политические процессы. Вот почему официальное признание вряд ли можно считать финалом.

Рухани заявил, что Тегеран глубоко сожалеет о случившемся, и пообещал наказать виновных. Однако главные события стоит ожидать впереди.