«В схватке свердержав у небольших и слабых стран Туркестана главная забота — остаться в стороне, не превратиться ни в поле боя, ни в поставщика пушечного мяса», — сказал историк Дмитрий Верхотуров в интервью ИА REGNUM.

США и Иран
США и Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

ИА REGNUM: Как последние события на Ближнем Востоке могут отразиться на странах Туркестана?

Пока значимых изменений на Ближнем Востоке нет. Пока что стороны решили друг в друга пострелять ракетами, и конкретных политических результатов этого еще не появилось. Поэтому мы можем говорить о неких предположительных изменениях.

Во-первых, в лобовой схватке Иран, конечно, не устоит против США и их военной мощи. Это будет поражение Ирана, правда, оно может быть оформлено очень по-разному, в том числе и с сохранением Ирана, и даже его нынешнего правительства.

Во-вторых, США интересует не Иран как таковой или его демократизация, а доступ к Каспийскому морю. У меня есть собственная концепция долгосрочных военно-политических замыслов американского руководства (она вполне реконструируется из их действий).

Добыча нефти в Каспийском море
Добыча нефти в Каспийском море
Bruno Girin

Суть ее, применительно к Ирану, состоит в следующем. США готовится к большой схватке с Китаем, схватке и за свою историческую судьбу, и за мировое господство. Но Китай слишком большой, чтобы его можно было разбить прямым военным нападением, американцам требуется экономическая блокада.

Отрезать морские коммуникации Китая недостаточно. Нужно еще овладеть Центральной Азией — главным экономическим тыловым районом Китая сегодня. Овладеть этим регионом можно только тогда, когда туда проложена надежная транспортная коммуникация.

США делали ставку на Афганистан как на плацдарм в Центральной Азии, но переход Пакистана в число союзников Китая этот план сорвал. Потом была Украина, которая должна была в военном конфликте с Россией захватить Волго-Донской канал и дороги к Каспийскому морю. Только Киев оказался настолько слаб и неорганизован, что до войны с Россией дело не дошло. Так что теперь США рубят «окно на Каспий» через Иран.

Вероятнее всего, в планах речь идет об «обрезании» Ирана и создании широко понимаемого Курдистана, к которому собираются прирезать территории северо-запада Ирана, вплоть до Решта на Каспийском море. Это решило бы их проблемы. Не все, но многие.

Потому если подобные планы у США получатся, то можно ожидать ощутимого повышения напряженности в Центральной Азии, с возникновением новых очагов войны, и того, что США начнут усиленно набиваться в друзья к некоторым странам региона. Например, к Туркмении или Узбекистану. Туркменский вариант я считаю предпочтительным.

Гурбангулы Бердымухамедов встречает госсекретаря США Джона Керри у дворца «Огузхан». Ашхабад
Гурбангулы Бердымухамедов встречает госсекретаря США Джона Керри у дворца «Огузхан». Ашхабад

ИА REGNUM: Если предположить худший сценарий, то как будут выглядеть военные действия?

Все войны на Ближнем Востоке и, возможно, в Центральной Азии будут вестись небольшими контингентами и разного рода местными кондотьерами под различными флагами.

США нужно сберечь ценный военный ресурс для главной схватки. Если будут бомбить, то? вероятно, довольно много. Бомбовые удары весьма ценны с военной точки зрения: накапливается опыт пилотов, а также расходуется боекомплект с истекающими сроками использования, вместо него заказывается новый. Авиационная война также стимулирует перевооружение американской авиации на новейшие самолеты F-22, F-35 и накопление опыта их боевого использования.

ИА REGNUM: Что станет с инструментами «мягкой силы» США, которые сейчас действуют в Туркестане?

Теоретически могут закрыться корпункты, отделения, выдворить или арестовать активных журналистов и авторов того же «Азаттыка» (Радио «Свобода») разных модификаций.

Однако западные пропагандистские СМИ накопили обширный опыт работы в полуподпольных условиях с созданием сетей источников информации. Даже в Туркмении, которая остается закрытой страной, у них есть такие источники.

Агент влияния
Агент влияния
State.gov

Активизируется работа через социальные сети, которые контролировать и фильтровать труднее. Наконец, для западных пропагандистов главная аудитория — это западное общество, и именно оно должно верить в то, что война идет ради демократии и общечеловеческих ценностей. Что по этому поводу думают в странах Центральной Азии — не так важно. Когда утюжили Ирак, Ливию, Сирию — что, много спрашивали мнения местного населения?

Разумеется, что США, получив доступ к Каспийскому морю и к Центральной Азии, конечно, будут усиливать свои позиции и свое влияние в этом регионе. Но я думаю, что в решающий момент они не станут рассчитывать на НПО, а пустят в ход свои главные аргументы: угрозы резкого ухудшения обстановки в этих странах (например, в форме прогноза, что, мол, скоро появятся отряды исламистов) в сочетании с подкупом.

Разве они миллиардов за пять долларов и сотни три американских паспортов не смогут купить, скажем, Таджикистан? Туркмения им может обойтись даже дешевле.

ИА REGNUM: Может ли какая-то из стран Туркестана выступить не объектом, а субъектом новых отношений между Вашингтоном с одной стороны и Москвой и, возможно, Пекином с другой?

Узбекистан может если не поучаствовать в этих событиях в качестве субъекта, то, по крайней мере, обернуть события к своей выгоде. Это потребует сложной политики и значительного риска, но остаться в стороне или участниками второго плана у них вполне может получиться.

Флаги мировых держав. Самарканд. Узбекистан
Флаги мировых держав. Самарканд. Узбекистан

В схватке свердержав у небольших и слабых стран Туркестана главная забота — остаться в стороне, не превратиться ни в поле боя, ни в поставщика пушечного мяса.

Верхотуров Дмитрий Николаевич — историк, автор более 20 книг и множества статей. Специализируется на изучении плановой и военной экономики ХХ века. Некоторые работы: «Ашаршылык. История Великого голода», «Сталинская индустриализация», «Сталинская коллективизация. Борьба за хлеб», «Подземные заводы Третьего рейха», «Группа советских войск в Германии. 50 лет на грани ядерной войны». Занимается военно-политическим анализом современной международной политики. Наиболее крупная работа: «Россия против НАТО: анализ вероятной войны».