Решение президента США Дональда Трампа задействовать беспилотник для убийства иранского генерала Касема Сулеймани в Багдаде и ответный удар со стороны Ирана произвели фурор в дипломатических и политических кругах. Несмотря на то, что долгосрочные последствия гибели Сулеймани остаются неясными, можно с полной уверенностью сказать, что контроль Ирана над Ираком не ограничивается военной и политической сферами. Аналогичная ситуация сложилась и в сфере энергетики, пишет эксперт Роберт Брюс в статье для издания The Hill.

Иранская атомная электростанция
Иранская атомная электростанция
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: The Hill: энергетическое доминирование предоставит США широкие возможности

После операции «Буря в пустыне» в 1991 году, в ходе которой военные США неоднократно атаковали энергетическую сеть Ирака, Багдад предпринял усилия, чтобы обеспечить достаточное количество электроэнергии для удовлетворения внутреннего спроса. В мае 2018 года жители некоторых районов Багдада могли пользоваться электроэнергией всего три часа в день. Дефицит электроэнергии вызвал массовые антиправительственные протесты, которые продолжились и в 2019 году.

Боевые самолеты над Ираком. 1992
Боевые самолеты над Ираком. 1992

Для того чтобы укрепить свою энергетическую сеть, иракское правительство обратилось за помощью к Ирану. В 2017 году иракские чиновники подписали с иранцами долгосрочный контракт на поставку природного газа. Этот газ позволяет Ираку производить около 2500 мегаватт электроэнергии. В настоящее время иранская государственная энергетическая компания Tavanir поставляет в Ирак около 1200 мегаватт электроэнергии. На долю иранской электроэнергии приходится 30%-40% от общего уровня потребляемой в Ираке энергии

За несколько месяцев до гибели Сулеймани администрация Трампа, которая ввела экономические санкции против Ирана, пыталась оказать давление на иракское правительство, требуя, чтобы оно отказалось от поставок газа и электроэнергии из Ирана. Эти усилия встретили сильное сопротивление со стороны иракских чиновников, которые понимают, что любое сокращение поставок электроэнергии может спровоцировать новые антиправительственные протесты. Кроме того, Иран продемонстрировал, что он может заблокировать поставки энергии в Ирак в любой момент, если захочет. В июле 2018 года Иран сократил поставки электроэнергии в Ирак, заявив о том, что он не получил деньги за поставленную электроэнергию.

Проблемы Ирака в сфере энергетики можно проследить вплоть до 1991 года, когда американские бомбардировки практически полностью уничтожили энергетическую инфраструктуру Саддама Хусейна. В ходе военной кампании против энергетической инфраструктуры Ирака совершено 215 боевых вылетов. До начала военной кампании Ирак вырабатывал около 9500 мегаватт электроэнергии. К тому времени, когда бомбардировка прекратилась, уровень потребляемой электроэнергии упал до 300 мегаватт. Аналитики пришли к выводу, что эти атаки «фактически уничтожили способность иракской национальной энергетической системы генерировать или передавать энергию».

Дорога после бомбардировки. Ирак. 1991
Дорога после бомбардировки. Ирак. 1991

Представители Human Rights Watch осудили бомбардировки в Ираке, заявив, что разрушение иракской энергосистемы «привело к серьезному дефициту чистой воды и сокращению возможностей очистки сточных вод… а также парализовало всю систему здравоохранения страны». Нехватка чистой воды привела к вспышке холеры. Загрязнение воды и другие проблемы, связанные со здоровьем, привели к росту числа жертв среди гражданского населения. Согласно достоверным оценкам, число иракцев, погибших от болезней, достигло 70 тыс. человек.

В период беспорядков, последовавших после начала войны в Ираке в 2003 году, иракская электрическая сеть вновь оказалась под ударом. После вторжения американских военных диверсанты уничтожили линии электропередачи, а мародеры украли провода и сдали их на металлолом. К середине 2004 года диверсанты атаковали высоковольтные линии электропередачи Ирака в среднем два раза в неделю.

После войны в Ираке иракские власти потратили около $40 млрд на реализацию проектов в сфере энергетики. Однако значительную часть этих денег поглотила коррупция. Согласно недавним оценкам иракского правительства, понадобится еще $30 млрд на модернизацию энергосистемы страны. Согласно последним данным Всемирного банка, потребление электроэнергии на душу населения в Ираке составляет около 1300 киловатт⋅часов в год. В Иране эта цифра составляет около 3000 киловатт⋅часов в год, что близко к среднемировому уровню в 3100 киловатт⋅часов на душу населения в год.

ЛЭП
ЛЭП
Energygaz.ru

Читайте также: National Interest: Конгресс США ненавидит собственную страну?

Растущая зависимость Ирака от Ирана указывает на то, что политика в области электроэнергии может оказаться важнее давней двусторонней конкуренции между странами. В течение 1980-х годов обе страны вели ожесточенную восьмилетнюю войну, в результате которой погибло около 1 млн человек. Несмотря на этот конфликт и несмотря на санкционную кампанию со стороны американских властей против Ирана, Ирак и Иран по-прежнему связаны друг с другом газовыми и электрическими сетями. В 2019 году премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди категорически заявил, что «Ирак не присоединится к режиму санкций против Ирана».

На прошлой неделе данное решение получило дополнительную поддержку, когда иракский парламент одобрил необязательную резолюцию о выдворении американских войск из страны. Короче говоря, убийство Сулеймани на фоне отчаянной потребности Ирака в надежных поставках электроэнергии может еще больше ослабить политическое влияние Соединенных Штатов в Ираке и привести к сохранению долгосрочной зависимости иракской энергетики от Ирана.