Президент Турции Реджеп Эрдоган начал отправку войск в Ливию, чтобы оказать поддержку осажденному правительству национального согласия (ПНС). Цель Турции — защитить Триполи и помочь ПНС, которое признано ООН, удержать власть, пишет глава стамбульского Центра экономических и внешнеполитических исследований (EDAM) Синан Ульген в статье для издания Bloomberg.

Ливия
Ливия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: National Interest: Конгресс США ненавидит собственную страну?

С точки зрения Анкары, она должна сделать оборонительный шаг, чтобы противостояние между ПНС, возглавляемым премьер-министром Файесом аль-Сарраджем, и так называемой Ливийской национальной армией, возглавляемой генералом Халифой Хафтаром, зашло в тупик. Расчет состоит в том, чтобы создать в стране ситуацию, при которой стороны будут вынуждены сесть за стол переговоров в поисках скорейшего пути к политическому урегулированию.

Удастся ли Турции реализовать свои планы в Ливии — это большой вопрос. В стране также действуют и другие участники, включая Египет, ОАЭ и Россию, которые активно работают против того, чтобы Турция достигла своих целей.

Командующий Ливийской национальной армией Халиф Хафтар
Командующий Ливийской национальной армией Халиф Хафтар
Mil.ru

Военное участие Турции мотивировано желанием защитить двустороннее соглашение, заключенное в декабре 2019 года с ПНС о делимитации морских границ в Средиземном море. В течение многих лет Турция конфликтовала с Грецией и Кипром по поводу прав в Восточном Средиземноморье. Не являясь участником Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, Турция не признает обширный территориальный шельф и исключительные экономические зоны, предоставленные островам в рамках Конвенции ООН.

Турция и Греция уже более полувека ведут переговоры, пытаясь найти взаимоприемлемое урегулирование спора о распределении ресурсов в Эгейском и Средиземном морях. Этот спор усугубляется продолжающимся политическим расколом на Кипре и решимостью Турции обеспечить справедливую долю потенциальных финансовых выгод для турок-киприотов.

В течение последних лет региональная политика Анкары в сочетании с ее безоговорочной поддержкой «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) привела к осложнению отношений с Египтом и Израилем. В результате Турция столкнулась с группой стран, стремящихся использовать природные ресурсы Восточного Средиземноморья в ущерб интересам Турции.

Нефтяная платформа
Нефтяная платформа
Cipiota

Для Эрдогана сделка с Ливией — это формула, позволяющая разорвать изоляцию Турции и завоевать поддержку ее заявки на более справедливое распределение морских ресурсов в Восточном Средиземноморье. Однако в обмен на декабрьскую сделку ПНС попросило Анкару оказать поддержку в борьбе с Хафтаром. Более широкая картина говорит о том, что военное участие Турции в Ливии — это цена провала ее региональной политики, которая поставила под угрозу долгосрочные геополитические интересы страны.

При этом Турция может столкнуться с рядом опасностей. Во-первых, существуют внутриполитические риски. В отличие от военной операции в Сирии, экспедиционные усилия в Ливии не пользуются широкой общественной поддержкой. Недавний опрос, проведенный исследовательской компанией Istanbul Economics Research, показал, что только 34% респондентов поддержали отправку войск в Ливию, а 58% — выступили против. Затяжная кампания в Ливии может иметь серьезные внутриполитические последствия, особенно если турецкие военные понесут потери.

Во-вторых, турецкий контингент будет действовать далеко от дома, при наличии ряда нерешенных проблем в сфере материально-технического обеспечения, против врага, который пользуется открытыми маршрутами снабжения из соседнего Египта. Еще одним серьезным препятствием станет отсутствие превосходства в воздухе: беспилотные летательные аппараты, эксплуатируемые Турцией, не смогут ничего противопоставить воздушным силам Хафтара, которые также пользуются поддержкой истребителей, базирующихся в Египте.

Осознавая все эти недостатки, Анкара стремится избежать прямого военного участия. Турецкие подразделения будут действовать только в качестве военных советников. Боевые действия должны вестись силами сторонников Свободной сирийской армии. Военный успех недавней сирийской кампании, похоже, убедил турецких политиков в том, что эти доверенные лица также могут оказаться эффективными в Ливии, где большинство враждующих группировок представляют собой те или иные объединения ополченцев.

Турецкий солдат
Турецкий солдат

Другие правительства, поддерживающие вооруженную оппозицию, в частности Египет и ОАЭ, могут воспользоваться военным участием Турции в Ливии для того, чтобы навредить Эрдогану, которого они обвинили в поддержке враждебных им исламистов.

Читайте также: The Hill: в чем кроются реальные причины провала США в Афганистане?

Поэтому многое будет зависеть от того, решат ли Каир и Абу-Даби увеличить свою военную мощь или нет. Чтобы предотвратить подобный исход, Турция обратилась к России в надежде получить от Москвы поддержку для обеспечения процесса скорейшего политического урегулирования. Эрдоган и президент РФ Владимир Путин призвали к введению режима прекращению огня в Ливии 12 января, но неясно, обратят ли воюющие стороны внимание на этот призыв. На самом деле влияние России в Ливии по-прежнему носит ограниченный характер по сравнению, скажем, с Египтом.

В конечном итоге успех стратегии Турции будет зависеть от уровня ее приверженности ПНС и эффективности ее военного сдерживания. Эрдогану придется убедить лидеров противостоящих правительств, включая Хафтара, что Анкара сделает все необходимое для защиты ПНС.