Приказ президента США Дональд Трампа об убийстве главы иранского спецподразделения Касема Сулеймани — одного из самых влиятельных генералов Ирана — породил отдаленную возможность тотальной войны между Соединенными Штатами и Исламской Республикой Иран. В этой ситуации есть только один победитель: Китай. Ошибка Трампа, конечно же, созвучна предыдущей истории США, пишет сотрудник Claremont McKenna College Минксин Пай в статье для издания Project Syndicate.

Си Цзиньпин и Дональд Трамп
Си Цзиньпин и Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: The Hill: Китай может предопределить исход космической гонки за Луну

В январе 2001 года, когда к власти пришел бывший президент США Джордж Буш — младший, его советники-неоконсерваторы заявили о том, что Китай представляет собой самую крупную долгосрочную угрозу для США. Администрация Буша назвала Китай «стратегическим конкурентом» и приступила к сдерживанию азиатского конкурента Соединенных Штатов.

Джордж Буш — младший
Джордж Буш — младший
Af.mil

В апреле 2001 года, в том же месяце, когда самолет-разведчик ВМС США случайно столкнулся с китайским истребителем во время выполнения миссии в небе над Южно-Китайским морем, США объявили об организации поставок оружия на Тайвань, что вызвало протесты со стороны КНР. Двусторонние отношения достигли самого низкого уровня с момента нормализации дипломатических отношений в 1979 году.

Все изменилось 11 сентября 2001 года, когда США столкнулись с самым смертоносным террористическим актом в истории. Администрация Буша настолько сосредоточилась на ответных действиях против «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которые в конечном итоге привели к принятию катастрофического решения о вторжении в Ирак двумя годами позднее, что почти полностью забыла о далекой азиатской сверхдержаве.

Спустя всего три месяца после 11 сентября 2001 года администрация Буша подписала соглашение о вступлении КНР во Всемирную торговую организацию (ВТО). Китайская экономика вышла на новый уровень. В 2000 году объем производства в Китае составлял $1,21 трлн — менее 12% ВВП США. К концу второго срока Буша, в 2008 году, ВВП Китая достиг $4,6 трлн — более 31% ВВП США. Сегодня ВВП Китая составляет около 65% от уровня ВВП США.

В этом смысле Китай обязан своим «экономическим чудом» террористическим атакам 11 сентября или, точнее, катастрофической ответной реакции администрации Буша. Через два десятилетия мы вполне можем сказать то же самое и в отношении убийства Сулеймани.

Теракт в Нью-Йорке 11 сентября 2001
Теракт в Нью-Йорке 11 сентября 2001
Robert J. Fisch

Так же как и Буш, когда Трамп занял Белый дом, его администрация повесила на КНР ярлык главного геополитического противника США и перешла к конфронтационной политике, примером которой стала торговая война. По сути, Трамп возродил конкуренцию великих держав в качестве организующего принципа внешней политики США. Вашингтон сосредоточился на сдерживании КНР.

Затем Трамп приказал убить Сулеймани, после чего все внимание переключилось на Иран. Если конфликт продолжит обостряться, США, скорее всего, перенаправят значительные ресурсы на конфронтацию с Ираном и, так же как после 11 сентября 2001 года, отодвинут Китай на второй план.

Председатель КНР Си Цзиньпин должен принять взвешенную политику. События, разворачивающиеся на Ближнем Востоке, представляют собой заманчивую стратегическую возможность для Китая. Но, как, вероятно, считает Цзиньпин, для КНР сейчас лучше всего заявить о поддержке Ирана и продолжить тайно импортировать иранскую нефть, вопреки санкциям США, при этом отказавшись от провокаций, скажем, поставок оружия иранцам.

Хасан Рухани и Си Цзиньпин на саммите ШОС
Хасан Рухани и Си Цзиньпин на саммите ШОС
News.cn

Читайте также: The Hill: энергетическое доминирование предоставит США широкие возможности

Что касается США, то более трезво мыслящие представители Вашингтона, несомненно, будут выступать за взвешенный ответ на любые действия со стороны Ирана, чтобы не упустить из виду вызовы со стороны Китая. Однако действия Трампа в основном обусловлены его желанием поддержать свой образ «крутого парня» в преддверии президентских выборов, которые состоятся в ноябре 2020 года. При этом в администрации Трампа хватает неопытных подхалимов.

Семнадцать лет назад Буш начал войну на Ближнем Востоке, которая дорого обошлась США, а также подорвала усилия Вашингтона, направленные на сдерживание Китая. Трамп все еще может избежать аналогичной ошибки. Но с каждым новым твитом, включая угрозы Трампа об ударе по культурным объектам Ирана (данные действия относятся к военным преступлениям), шансы на то, что восторжествует стратегическое здравомыслие, сокращаются, укрепляя надежды Цзиньпина на 2020 год.