Убийством иранского генерала Касема Сулеймани 3 января американская Национальная разведка открыла «дверь» Овертона в новую реальность мира спецслужб XXI века. Если раньше между «цивилизованными» разведками существовала джентельменская договоренность не убивать «установленных» коллег, то теперь под прямой угрозой ликвидации могут оказаться не только нелегальные сети, но и посольские резидентуры, а также непосредственные руководители разведорганов стран, находящихся в модном для XXI века состоянии «гибридной войны». Пожалуй, именно это главное стратегическое последствие решения, принятого крайне далекой даже от разведсообщества США группой лиц.

США
США

Имена тех, кто лично готовил решение о ликвидации генерала Корпуса стражей Исламской революции для президента Дональда Трампа, не случайно первым «подсветило» агентство главного будущего противника действующего президента на выборах 2020 —Bloomberg. Со слов источников агентства в Белом доме, «операцию» на стратегическом уровне планировали врио главы администрации Трампа Джон Майкл aka Мик Малвейни (John Michael 'Mick' Mulvaney), советник президента по национальной безопасности с 2019 года Роберт Чарльз О’Брайен (Robert Charles O'Brien), госсекретарь Майкл Ричард aka Майк Помпео (Michael Richard 'Mike' Pompeo) и вице-президент Майкл Ричард aka Майк Пенс (Michael Richard 'Mike' Pence). Получается, что решение предпринималось именно верхушкой администрации Трампа и имело отношение к Национальной разведке только в части реализации. Самому же президенту США после «операции» только и оставалось, что опубликовать в Twitter'е гордо развевающийся над могилой глав шиитских вооруженных формирований американский флаг.

Касем Сулеймани (слева) и Али Хаменеи (справа)
Касем Сулеймани (слева) и Али Хаменеи (справа)
Khamenei.ir

Лиц из «узкого круга» объединяет несколько основных моментов: кроме того, что они, как принято в президентской администрации, юристы, каждый ранее имел долговременные интересы, связанные с Ближним Востоком. Пенс до вице-президентства был связан с компанией Gephard, работающей с Турцией. Помпео «на гражданке» числился президентом Sentry International, занимающейся поставками оборудования для нефтепереработки и имевшей собственную ЧВК. О’Брайен во времена Кондолизы Райс был сопредседателем частно-государственного партнерства по реформам законодательства в Афганистане. Малвейни же с 2016 года возглавлял административно-бюджетное Управление администрации президента США, где координировал финансирование спецслужб и Пентагона в Сирии, Афганистане и Ираке. Так что предположение о том, что деятельность этих высоких государственных чиновников ранее могла быть связана с огромной коррупционной составляющей, информация о которой как-то оказалась у главы подразделения аль-Кудс КСИР (аналог российских ССО), можно считать весьма вероятным.

Несмотря на то, что Майк Помпео в 2016—2018 годах был директором ЦРУ, к разведсообществу он имел исключительно «политическое» отношение и был абсолютно не знаком с оперативной практикой. В зону его ответственности в Ленгли, в частности, входило обеспечение совмещения интересов США и Королевства Саудовская Аравия (КСА) на Ближнем Востоке. Помпео также курировал «благотворительные» фонды, обеспечивающие финансирование ИГ со стороны королевского дома Саудов. Именно через них закупалось и поставлялось в Сирию для ИГ современное американское и британское вооружение. Во время визита на Ближний Восток в феврале 2017 года будущий глава Госдепа наградил тогда еще наследного принца КСА Мухаммеда бен Наифа ибн Сауда медалью ЦРУ «Джордж Тенет», а позже они поддерживали постоянную связь. Надо сказать, что именно этот на то время второй человек в КСА отвечал «за Сирию», был председателем совета по делам политики и безопасности Королевства и разработчиком операции «Буря решимости» против шиитских повстанцев — хуситов — в Йемене. Причем в Сирии с 2014 года он работал по очень многим линиям. Именно принца Мухаммеда называли одним из самых непримиримых противников как Хезболлы, так и «старой» аль-Каиды и, одновременно, сторонником «израильской» практики физического уничтожения лидеров противников, кем бы они ни были. В этих целях он создал внутри МВД КСА, которое возглавлял на тот момент, специальный отряд «ликвидаторов», действующий по всем странам региона. Символично, что бывший глава ЦРУ Джордж Тенет (George Tenet), ушедший в отставку в 2004 году, в своей книге «В центре шторма. Откровения экс-главы ЦРУ» пишет о бен Наифе, награжденном медалью его имени:

«Его точечные атаки были очень избирательны, чтобы избегать жертв среди мирных граждан, как это было в Алжире в 90-х или в Ираке сегодня. Таким образом, бойцы министерства внутренних дел смогли ликвидировать террористов без ущерба для мирного населения. Принц понимал, что необходима соразмерность и осмотрительность в борьбе с подпольным террором».
Майк Помпео
Майк Помпео
U.S. Department of State

Учитывая эти факты, можно предположить, кто, как и когда именно смог сформировать у госсекретаря США несколько странные для «цивилизованного» разведсообщества принципы вседозволенности, которые он реализовал в этом новом, 2020, году. Дело в том, что ментальность ближневосточных разведок и имперские традиции спецслужб христианских стран резко разнятся. Теперь же, когда Bloomberg прямо называет Майкла Помпео главным инициатором убийства действующего генерала Корпуса защитников Исламской революции Ирана Касема Сулеймани, замглавы шиитского ополчения Ирака «Хашд аш-Шааби» и сопровождавших их лиц, эта граница между Западом и Востоком оказалась стерта.

Этому непосредственно способствовала деятельность главного куратора операции «в поле». По мнению военного эксперта Алексея Леонкова, к реализации покушения на руководителя аль-Кудс и лидеров Хезболлы причастен бывший руководитель станции ЦРУ в КСА и близкий знакомый Мухаммеда бен Наифа Майкл Д'Андреа aka «Темный принц», он же «Аятолла Майк». Во время работы на Аравийском полуострове он вообще принял ислам ваххабитского толка. На должности начальника антитеррористического отдела ЦПУ Д'Андреа стал известен в мире спецслужб как мастер устранения лидеров группировок, использующих в своей деятельности методы террора. Так, в 2008 году он организовал убийство в Дамаске главы военного крыла сирийской Хезболлы Имеда Магнийя. Он же координировал операцию по ликвидации Оссамы бен Ладена и создал в Афганистане секретную тюрьму SaltPit. С конца мая 2017 года именно Д’Андреа возглавляет в ЦРУ «иранский» сектор. То, что до этого он успел поработать с программой дронов-убийц, только расставляет дополнительные акценты.

После его назначения «на Иран» The New York Times со слов бывшего юрисконсульта ЦРУ Роберта Итингера (Robert Ettinger) писала: «Он может вести очень агрессивную программу, но делать это очень умно».

Именно эта характеристика кажется справедливой при оценке многослойности проведенной операции, которая в любом случае войдет в анналы американских спецслужб. Для того чтобы выманить Сулеймани в Ирак 2 января, около посольства США были организованы беспорядки по старой «иранской» схеме, уже использованной Д’Андреа в ноябре 2019 года на протестах «за бензин» у ЦБ в Тегеране. Обвинения, брошенные шиитам, курируемым аль-Кудс, требовали проверки и объяснений, тем более что «деза», видимо, была запущена и по оперативным каналам. Именно поэтому глава спецподразделения КСИР и прибыл в Ирак, чтобы разобраться с обстоятельствами событий лично.

Скорее всего, ловушка захлопнулась, когда источники американцев в шиитской среде сообщили о срочном и одновременном выезде своих командиров «на совещание». Дальше было дело космической разведки и АНБ. Саму ликвидацию спланировали именно в зоне аэропорта на обратном пути именно для того, чтобы все подумали, что некий агент сообщил о присутствии Сулеймани в Иране после, а не до встречи.

Джордж Джон Тенет
Джордж Джон Тенет

Следующим слоем оперативного прикрытия стало возложение вины за убийство на окружение лидера Сирии Башара Асада и на него лично. В западные СМИ «просочилась» информация о том, что Сулеймани контактировал именно с сирийским лидером. Мало того, тут же был задействован и третий уровень отвлечения внимания: по данным некоторых источников, активно цитируемых оппозиционными российскими телеграмм-каналами, Асад якобы пригласил к себе Касема Сулеймани по настоянию российских спецслужб, которые находились в сговоре с американцами и «сдали» им иранского генерала «со всеми потрохами», так как он «более активно работал с МГБ Китая, чем с Россией».

Цели этих историй по отвлечению внимания на «негодный объект» достаточно прозрачны, но очень многочисленны. Вот только некоторые из них: поссорить Иран и Сирию, Сирию и Россию, Россию и Иран, Россию и Китай, окружение Асада и шиитское ополчение Ирака, Хезболлу и их кураторов из аль-Кудс. Через оперативные возможности «прокидываются» и якобы существующие личные противоречия между шиитскими лидерами, резидентами иностранных разведок и их осведомителями. Этот набор не дает возможности реальной координации ответных действий аль-Кудс через собственную агентуру, каждое звено которой может оказаться дискредитированным потенциальными предателями.

Таким образом, стратег Помпео и тактик Д' Андреа подстраховались от ответных методов индивидуального террора со стороны иранских сил специальных операций и продолжают активно подталкивать Иран к военным ответным акциям. Получается как бы casus belli наоборот. Военный ответ от Ирана в этой ситуации в глазах мирового сообщества будет выглядеть слишком ассиметрично, и «цивилизованный мир» вполне удовлетворят слова Трампа о будущем ударе «по 52 целям» в случае «иранской агрессии 13 способами». Международной легитимизации убийства, которое на самом деле является актом государственного терроризма, служит и формальный повод: именно Тегеран обвинен Трампом в ракетном обстреле военной базы коалиции К-1 в иракском Киркуке 27 декабря. То, что «с шифера» там запускают реактивные снаряды исключительно игиловцы (ведь у шиитского ополчения есть реальные установки залпового огня), никого в мире не волнует. Как и слова о причастности к этой акции ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которые в тот же день произнес и начальник полиции города Али Кемаль. Всё ничто по сравнению с козырями (trumps) Трампа.

За последнюю неделю операция прикрытия акта государственного терроризма не останавливалась «на достигнутом». В ход пошли и беспорядки у посольства США в Багдаде, якобы исполненные контролируемыми аль-Кудс шиитами, и очередной «ракетный» обстрел. Найдены и неразорвавшиеся ракеты, которые будут наверняка иметь российский или китайский след. Будет использованы даже жертвы давки во время несостоявшихся сегодня похорон погибшего генерала.

КСИР
КСИР
Khamenei.ir

Интересно, что описанная выше группа «инициативников», скорее всего, объяснила «истинную» цель операции Трампу как защиту американских интересов и недопущение постройки и эксплуатации газопровода из Ирана в Турцию через Ирак и Сирию. Только бизнес! — очень понятная мантра. Поэтому высшим пилотажем планировщиков можно считать манипулирование при прикрытии истинных целей убийства самого осведомленного на Ближнем Востоке человека авторитетом президента США. Жупел выборов и демократической опасности резко сужает Трампу коридор возможностей, ограничивает степени свободы и сужает угол зрения. Похоже, что ему не дают встать над навязанной ситуацией не только извечные противники из Демократической партии, но и собственное окружение, связанное грязными деньгами.

Единственное, что не учли соратники «Майка» Помпео в своих раскладах, — так это последствия гибели главы группировки «Кятаиб Хизболла» Абу Махди аль-Мухандиса, лидера движения махдистов, высшей целью которого является возвращение 12-го имама Махди из сокрытия. Аятолла Али Хаменеи, признанный Абу Махди своим духовным лидером, как-то сказал: «Под руководством Аллаха и с его невидимой помощью мы вернём гордость исламской цивилизации. Это — наша судьба». Для тех, кто не понял: строительство всемирного халифата, объявленное контролируемыми со стороны США и КСА игиловцами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и завершившееся тотальной террористической войной, просто ничто по сравнению с чистой ненавистью фанатиков «от Махди». Кстати, они давно имеют в США скрытых адептов, живущих на основании принципа «такия». Это значит, что они совсем не отличаются от обычных американцев, формально исповедуют другие религии и регулярно совершают грехи, запрещенные шариатом. Эти люди готовы в «нужный» момент выполнить любой приказ от имени 12-го имама Махди.

Так что Помпео и Ко есть о чем подумать на досуге, вкушая в Белом доме любимое блюдо глобальных интриганов — слоеный пирог.