Совпадение ли, но так уж случилось, что нацпроекты с мегацелями не то что возникли вовремя, а пришлись как нельзя кстати. Санкции, заморозки активов бизнесменов российского происхождения, находящихся частично или полностью за рубежом, снижение мировых цен, прочие заградительные меры, вводимые зарубежными странами, способствуют сокращению экспорта «российских» металлургов. Территориальную принадлежность металлургов к России беру в кавычки, так как крупнейшие из них больше являются уже международными холдингами, которые имеют активы и в России, и за рубежом, причем за рубежом покупались активы, как мы знаем, позже — после приватизации российских предприятий. С Россией сегодня их связывает по-прежнему наличие здесь мощностей, всё остальное — уже очень условно. Но это неважно, мы по-прежнему считаем их отечественным бизнесом, переживаем за них из-за нападок западных «друзей». Некоторые из них, оставшись не у дел «благодаря» собственной неосмотрительной политике при выводе российских активов за рубеж, даже просят у российской власти государственной помощи, которая будто формируется сама по себе, а не возникает в результате сбора налоговых платежей с живущих здесь граждан и зарегистрированных здесь, а не за рубежом, компаний, и будто у государства нет других задач и обязательств, в том числе перед своими налогоплательщиками. Оказывать помощь таким компаниям для российского бюджета слишком накладно. Но и плечо государство им все же, так или иначе, подставляет. Именно сейчас, когда на мировом рынке происходят быстротекущие и постоянно меняющиеся условия, в России приступили к реализации нацпроектов, в рамках которых предусмотрены значительные объемы финансирования, обозначены потребности и цели, что дает, особенно металлургическим компаниям, возможность реализовать свою продукцию, так сказать, порождает спрос. Это хорошая возможность пережить трудные времена и по возможности переориентировать свой бизнес с экспортно-сырьевого на производство продукции с высокой добавленной стоимостью в России. Тем более экспорт, по данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), в первом полугодии прошлого года просел по ключевым позициям.

«Пролетариат победит!». Советский плакат
«Пролетариат победит!». Советский плакат

Отметим, в конце декабря ЦМАКП выпустил очередной мониторинг, именуемый как «Сюжеты внешней торговли», в котором, в частности, дана краткая оценка ключевых тенденций экспорта России в третьем квартале 2019 года. Так, в мониторинге сообщается, что в третьем квартале ушедшего года российский экспорт товаров восстановился после спада первой половины года, превысив уровень прошлого квартала на 2,9%. Существенный вклад в рост экспорта внесли топливно-энергетический, химический и агропромышленный комплексы.

Сокращение экспорта в данном отрезке времени отмечалось только в металлургии, в то время как экспорт продукции других отраслевых комплексов рос:

  • в топливно-энергетическом и агропромышленном комплексах рост имел восстановительный характер — экспорт увеличивался за счет преодоления последствий загрязнения нефтепровода «Дружба» и начала реализации нового урожая (3,2% и 7,6% к прошлому кварталу, соответственно);
  • в лесопромышленном комплексе наметившееся в первой половине года торможение экспорта сменилось ростом (2,5% к прошлому кварталу) — в основном за счет повышения активности в деревообработке;
  • в химическом и машиностроительном комплексах рост вывоза продукции продолжился (прирост на 7,1% и 1,5%, соответственно)
  • А вот в металлургии затяжное падение экспорта (-2,8%, причем, прежде всего, снизились поставки цветных металлов — алюминия и никеля) в третьем квартале не прекратилось.

ЦМАКП отмечает, что металлургия — единственный отраслевой комплекс, в котором продолжается спад объемов экспорта: в первом полугодии 2019 г. — в большей степени за счет черной металлургии, тогда как в третьем квартале — в основном за счет сокращения вывоза цветных металлов, при этом вывоз черных металлов в третьем квартале снизился лишь на 0,6%, а во втором квартале сократился почти на 3%.

Металлургический завод
Металлургический завод
Government.ru

Единственное, что «сыграло в плюс», — возобновление крупных поставок труб большого диаметра, рост которых отмечен в такие страны, как Германия, Казахстан, Сербия. По прочим товарным позициям снижение экспорта черных металлов продолжилось: наибольший спад — свыше 4% — отмечался по первичным продуктам (прежде всего, отходам и лому черных металлов), пруткам и проволоке, а также прочим изделиям из черных металлов (основное падение — по рельсам, шпунтовым конструкциям, трубам и трубкам, фитингам). Сократился вывоз листового проката в Германию, а также Египет и Польшу, полуфабрикатов из железа или стали — в Мексику, первичных продуктов — в США (при этом во многих случаях падение происходило на фоне рекордных объемов экспорта в 2018 году).

Впрочем, указывается в мониторинге, металлурги компенсировали потери за счет роста спроса на внутреннем рынке: так, по оценкам Moody’s, видимое потребление стали в России в январе — июле 2019 года возросло на 10% к аналогичному периоду прошлого года, следуя за спросом со стороны строительства, производителей труб, машиностроения в рамках реализации нацпроектов.

Экспорт цветных металлов в третьем квартале 2019 года снова сократился (на 5,6% к прошлому кварталу): снизились поставки алюминия, никеля (временное снижение спроса из-за высоких цен, спровоцированных запретом на экспорт никелевой руды Индонезией) и медной проволоки. Резкое падение экспорта алюминия обусловлено уменьшением поставок через Швейцарию и Нидерланды, а также по таким направлениям, как Япония, Италия, Китай и Израиль. Экспорт готовых металлических изделий — металлургической продукции наиболее высокого передела — остался на том же уровне.

Оценку Moody’s эксперты, готовившие мониторинг, заимствовали в прессе. Прогноз Moody’s в конце октября прошлого года публиковало издание «Финмаркет». Агентство указывает, что доля экспорта сталепроизводителей за семь месяцев 2019 года сократилась на 13%, а доля отгрузки на домашний рынок росла при рекордно высокой премии на домашнем рынке. То есть металлурги, таким образом, компенсировали свои потери от внешних рынков за счет спроса, сформированного российским рынком.

Объемы потребления сортового и плоского проката со стороны строительного сектора России увеличились в первом полугодии на 12% и 6% соответственно. При этом спрос со стороны производителей труб вырос на 4% благодаря крупным инфраструктурным проектам, а также стабильному спросу на OCTG со стороны нефтегазового сектора. Потребление машиностроительным сектором повысилось в первом полугодии на 3%.

Согласно прогнозам Moody’s, как пишет издание, крупнейшие российские сталепроизводители — НЛМК, «Северсталь», ММК и Evraz — продемонстрируют по итогам 2019 года уверенный уровень EBITDA, хотя он и окажется на 10−15% ниже показателя 2018 года. При этом EBITDA «Северстали» и ММК меньше пострадает в этом году из-за высокой внутренней премии по сравнению с НЛМК и Evraz, у которых более диверсифицированные поставки и эти компании в большей степени зависят от уровня спроса в США и Европе. В 2020 году негативное влияние на прибыльность сохранится, а падение EBITDA может составить еще 5−10% по сравнению с 2019 годом.

«Торговые барьеры, введенные на ключевых экспортных рынках, остаются высокими, что ограничивает операционную гибкость российских металлургов по выбору привлекательных экспортных направлений, однако этот фактор пока не оказал значительного влияния на финансовые результаты компаний благодаря высокому внутреннему спросу и премии внутреннего рынка», — говорится в обзоре Moody’s.

В принципе, это достаточно распространенная для «российского» бизнеса ситуация — пользоваться случаем и выравнивать за счет него свое финансовое положение дел. Но, безусловно, утверждать, что нацпроекты способствуют лишь выживанию терпящего неудачи на внешнем рынке бизнеса, нельзя. Так как нацпроекты, прежде всего, несут стратегические цели — развитие страны, переход экономики на новый уровень, решение своих государственных задач для выживания в новых условиях глобального переустройства мировой экономики. Меняются направления сотрудничества и партнеры страны. Нужны новые маршруты и качественная инфраструктура. По этому же пути, но по-своему, идут и другие страны, в частности США и Китай.

Реализация национальных инфраструктурных проектов России и после 2020 года, как указывают эксперты агентства, сохранят спрос на продукцию металлургов. То есть так или иначе сталепроизводители выиграют от проектов по строительству железных дорог, мостов, морских судов, строительства и реконструкции автомобильных дорог, морских портов, региональных аэропортов и электростанций. И, несмотря на то, что, по прогнозам экспертов Moody’s, премия внутреннего рынка, вероятно, снизится в 2020 году, слабый рубль, вертикальная интеграция и продолжающиеся операционные улучшения будут поддерживать рентабельность производителей стали.

Продукция из алюминия
Продукция из алюминия

Так что металлурги один на один со своими проблемами не останутся. Вот только непонятно, готовы ли они перейти при всем при этом под российскую юрисдикцию?! Или все-таки, может, стоит нормативно закрепить понятие о том, что налоги от доходов, получаемых в результате реализации своей продукции в рамках нацпроектов, должны оставаться в России!!! Ведь нацпроекты задумывались в том числе и для роста промышленности России. Деньги, заложенные в нацпроектах, должны не только приумножиться в будущем за счет реализации новых проектов или реконструкции старых объектов, но и пойти в оборот российских предприятий, которые в свою очередь смогут за счет них нарастить объемы производства или обновить основные средства, в общем, пойти на их развитие и в итоге — увеличить налоговую базу страны. То есть заказы, порождаемые нацпроектами, должны размещаться на предприятиях с российским налоговым режимом.

Между тем у международных холдингов российского происхождения, которые сейчас спасаются за счет нацпроектов, есть и другие свои обязательства — перед иностранными инвесторами, которые, в случае выдвижения требования со стороны российского государства оставлять налоги от доходов, полученных в результате участия в нацпроектах, воспротивятся данным действиям и предпримут контрмеры. И вот здесь возникает дисбаланс интересов и масса вопросов. А именно: сегодня за рубежом практически идет травля предприятий российского происхождения, помогает им выжить Российское государство, в то же время, если за рубежом вводятся ограничения, мешающие развитию, то, собственно, не пора ли, в конце концов, владельцам предприятий пересмотреть структуру активов и определиться с приоритетами???