Шаг первый — Бивис
Шаг первый — Бивис

Часть Первая. Позитивная

Литва чистая, ухоженная, в ней ровные дороги, летом выбритые газоны и стриженые кусты, а осенью под ногами не гниют опавшие листья. Всё «сдувают» в «горы» «пылесосами», а потом аккуратно собирают и вывозят. В ней, Литве, реновируют (русск. — ремонтируют) дома. И делают это качественно. Пусть и с дотациями Евросоюза, к чертям подробности! Не просто штукатурка на фасаде, а со сменой внутренних коммуникаций. Да так, что советский дом становится едва ли не лучше, чем в новых спальных муравейниках.

Сегодня, как и весь 2019 год, опять стройки на каждом углу. Цены на недвижимость — на историческом максимуме после кризисных 2008−2009 годов, но на этот раз экономисты дружно кивают головой: это не «пузырь», это объективные последствия зажиточной жизни. Впрочем, ровно это же говорили и тогда, 11 лет назад.

Но улицы сверкают огнями, по городам разъезжают электрокары, в десятках бизнес-центров на весь мир и сутками напролёт пишут коды программисты — самые сегодня богатые работники, которые и поднимают среднестатистическую зарплату в Литве до почти не стыдного уровня.

За 20 лет появился средний класс! Нет, пока что ещё это скромная прослойка, но уже заметная. Экономический менталитет и вовсе, как в голливудских фильмах: кредиты, страховки, частная пенсия, отпуск в рассрочку. Учёба с погашением оплаты через лет десять после выпуска.

Выросла, пусть и маленькая, одноэтажная благополучная Литва в трёх главных городах — Вильнюсе, Каунасе и Клайпеде. Частные кварталы индивидуальных домов в одном стиле на километры. У каждого на участке флагшток. Развивается либо литовский флаг, либо «Погоня» с герба. По дорожкам велосипедисты, дети на скейтах и прочих электросамокатах. Тот самый, воспетый в 90-е годы Запад, почти открытка. В середине девяностых о таком мечтать даже стеснялись.

Толпы людей вечерами бегают свои личные марафоны. Здоровый образ жизни в моде. Спортивных клубов едва ли не больше, чем продуктовых сетей. Да что там здоровье?! Мода жить экологично. Весь пластик — на сортировку и в повторное использование. Бумага отдельно, стекло отдельно, бытовые отходы — на биотопливо. Солнечные панели на частных домах уже не удивляют, отопление в кое-каких домах геотермальное — шахту под землю пробивают и никакого газа не надо! А «ветряки» и вовсе сливаются с общим пейзажем.

Промышленность? В 2019 году она совершила рывок. Каждый месяц в Литве открывалось по 1−2 завода. В основном в мебельной и инженерной отраслях. Бриллиантом, конечно, стал завод Continental в Каунасе.

Эмиграция? Да и чёрт с ней, Евросоюз не имеет границ, а колонии литовцев в Великобритании да Германии не теряют свою страну. Не верите? Попробуйте попасть в Литве летом к стоматологу. Всё расписано на три месяца вперёд. Эмигранты вернулись зубы полечить. Всё настолько занято, что сами уже местные литовцы потянулись в соседнюю Белоруссию. Там и дешевле, и качество лечения не хуже.

Прирост в туристической отрасли в 2019 году в Литве — опять рекордный. Marriott, Hilton. Ibis… Какие только сети не зашли в страну в 2019 году. Стройки-стройки-стройки. А всё диктовал спрос. И россияне, конечно, которых по-прежнему толпы в Вильнюсе да курортной Паланге.

Литва для случайного и временного посетителя — открытка.

Но что-то пошло не так.

Советская Литва. Вильнюсский Государственный университет имени В. Капсукаса. Во время студенческого праздника на старинных улицах города Вильнюса. 1979
Советская Литва. Вильнюсский Государственный университет имени В. Капсукаса. Во время студенческого праздника на старинных улицах города Вильнюса. 1979

Часть Вторая. Повседневная

Литва за эти почти 30 лет с момента провозглашения независимости, на быстрой перемотке повторила путь классического авторитаризма. Сегодня — это страна с диктатом только одного мнения, с отсутствием малейших перспектив, если ты не принял «правильную позицию». Причём не просто принял публично, этого мало. Тебя ещё проверят. Но это другая тема.

Сковырните эту красивую обёртку в любой отрасли — и откроется страх. У большинства вполне капиталистический: боязнь потерять работу, не расплатиться по кредитам, не уехать в этом году в отпуск… В принципе так, что называется, от Лиссабона до Владивостока, везде. Но в Литве это приправлено страхом животным.

Он другой, ему ещё не дали определений, но он настолько густой и такой плотный, что редкий житель в приступе честности поспорит о его наличии.

В Литве нет института правосудия. Это инструмент. Кого? Да даже не сменяющихся правящих кланов. Кукловоды с небольшими поправками остаются примерно теми же в течение десятилетий. Главный итог: если сегодня ты последняя гнида, то завтра, когда ветер поменялся, — герой. И наоборот. Нет такого судебного разбирательства, которое под давлением не вынесет ровно противоположного решения, нежели прописано в как бы законе.

Управлять Литвой и вправду несложно. Ну что это за территория? Пара административных районов Санкт-Петербурга. Можно навести не только внешний порядок среди оставшихся 2,7 млн жителей, но и диктатуру.

Нужна секретная тюрьма ЦРУ для пыток подозреваемых в терроризме и, как впоследствии выяснится, невиновных? Пожалуйста! Нужно стать «форпостом» в противостоянии Запада с Россией, аргументом для геополитической игры совсем других игроков? Щёлкнуть пальцем, легко! Это обыкновенная проституция? Да к чертям, главное, есть транзакции.

Танки Abrams, регулярные войска США у границы с Белоруссией, создание авиаполигона у границ с Калининградской областью для отработки уничтожения наземных целей тяжёлой авиацией, гигантская, немыслимая, невообразимых масштабов пропаганда в СМИ о грядущей войне с, разумеется, Россией?

Речь совсем не о внешней политике.

Vadim Timoshkin

Треть населения, живущая за гранью нищеты, в первую очередь пенсионеры, — и это согласно официальной статистике — с голубого экрана услышит, что введение евро увеличило инфляцию на доли процента. Ну, хорошо, на несколько процентов, но точно не за счёт роста цен на продукты, а разве что на услуги. И такой пожилой человек — классическая картина в Литве — с пустыми глазами будет смотреть в магазине на продукт, который пять лет назад стоил один лит, а сегодня — один евро. То есть подорожал в 3,5 раза. И он публично ничего не скажет, соскребёт центы только.

Они, совсем не только пенсионеры, не будут выходить на демонстрации, строить баррикады и возмущаться. Повторюсь: Литва очень, очень маленькая страна. Коллективный опыт можно получить быстро и надолго. Такие буяны его получили в январе 2009 года, когда митингующих в Вильнюсе разогнали «робокопы» не просто газом и шумовыми гранатами, но и резиновыми пулями.

Последним выхлопом эмоций остались кухни и салоны такси. В прямом смысле. Ворчать на кухне, в принципе, вполне себе нормальная история. Действительно же нет государств, в которых так всё идеально да гладко, что и не поворчишь. Кухня — самое подходящее место. И это вроде как не должно значить, что в целом всё плохо. Но в Литве иначе. В Литве кухня — это единственная как бы свободная площадь. И таксист ещё, скорее всего, нажалуется. Причина — животный страх.

И точно не тот, не капиталистический — про кредиты и отпуска.

Альгирдас Палецкис
Альгирдас Палецкис
Iarex.ru

В Литве сегодня стать врагом народа так же просто, как простудиться осенью. Альгирдас Палецкис второй год сидит в тюрьме без передачи дела даже в по умолчанию несвободный суд. Калининградец Юрий Мель — пять лет за решёткой по обвинению, которое развалилось бы за месяц в любой так восхваляемой Литвой стране демократического Запада. Сидел в танке, выстрелил холостым зарядом в момент, когда Литва не просто не была независимой, а частью СССР, не была признана ни одной страной мира. Разгонял митинг, как те «робокопы» в январе 2009 года, когда по протестующим стреляли реальными пулями, пусть и резиновыми, а кровь на асфальте у здания парламента была настоящей. Интересно, их так же осудят, когда лист истории перевернётся?

Спецслужбы, которые в 2020 году получат право вызывать любого жителя для «профилактических бесед», устраивали обыски у жителей уже как два-три последних года. И, да, некоторые из этих жителей действительно сумасшедшие. Но кто-то в Литве решил, что зачистка должна быть полной и исключительной. Не должно быть даже городских сумасшедших!

Нет, террор в современной Литве ещё не такой прямолинейный, страна к этому только идёт. Сотни, а, может, тысячи попали под экономический пресс. Их объявили мошенниками, уклонистами от налогов, арестовали имущество, заморозили счета, натравили приставов, раздели и выкинули на улицы. Посадили в тюрьму. Как бы за другое. Реально — только за мнение. Только за слово.

Первые жертвы стали наукой для вторых. Вторые сегодня в социальных сетях публикуют кошечек и закаты. Сказать что-то против системы, даже косвенно, — прощай как минимум карьера. Ты находишься в маленькой комнате на 2,7 млн человек. Попасть в чёрный список навечно легче лёгкого.

Юрий Мель с адвокатом
Юрий Мель с адвокатом
Стоп-кадр видеотрансляции из зала суда Вильнюса

Было заблуждение: мол, это всё десятилетняя эпоха интриг истинной коммунистки Дали Грибаускайте, а до этого такого же перевёртыша Витаутаса Ландсбергиса. Но нет. Это ген территории и, что утверждать совсем стыдно, но, пожалуй, даже этноса. Вернись, читатель, к временам Пилсудского.

Недоверие не только к иноязычным, — к собственному населению. Переворачиванием с ног на голову истории. Да даже не истории, которая сегодня в разных устах такая же проститутка, как и журналистика. Переворачиванием фактов, документов. Когда договариваются, что даже в Холокосте, уничтожении 200 тыс. евреев, литовцы ни при чём.

В 2019 году на смену Грибаускайте пришёл банкир Гитанас Науседа. Тот самый, который в момент самого тяжелейшего экономического кризиса в истории современной Литвы призывал жителей срочно покупать недвижимость, ибо она, по его словам тогда, «самая сегодня дешёвая» и самое выгодное вложение. Хотя на практике оказалось, что это был пик «пузыря» и те, кто купил недвижимость именно в то время, навечно стали нищими автоматически. До смерти.

С виду спокойный, представительный, с красивым тембром, Науседа, как многие считали (что удивительно, и в самой России, хотя ИА REGNUM предупреждало сразу), должен был вроде бы стать противоположностью Грибаускайте. Но как только он зашёл в президентский дворец на площади Даукантаса в Вильнюсе, так сразу начал (пока ещё) коряво подражать своей предшественнице. Кричит про санкции, выдаёт желаемое за действительное, хвастаясь, какой он влиятельный в НАТО, тщетно борется с Белорусской АЭС и многое и так далее.

Шаг второй — Науседа
Шаг второй — Науседа

Часть Третья. Пророческая

Литва очень хочет стать Западом. И пусть сегодня уровень жизни ниже, а цены выше, но надо отдать должное: у Литвы получилось! Правда, карикатурно. В девяностые годы американская культура прошумела сериалом про пятнадцатилетних подростков Бивиса и Баттхеда. Антисоциальные хулиганы и грубияны, неведомо для себя самих высмеивающие социальные проблемы США, стали в своё время хитом.

Гитанас Науседа — настоящий Бивис даже визуально. Только миссия не такая благородная, как в этом саркастическом культовом для поколения MTV мультике. В 2020 году и дальше он только закрепит культ страха. Возможно, неуклюже и в чём-то смешно. Он же Бивис. Кто тогда Баттхед? Коллективное марионеточное правосудие, чиновники и вот это всё сегодняшнее литовское устройство. Вместе они и уделывают Литву.

В этом и парадоксальность Литвы. С её состоявшимся блеском в больших городах, умирающей провинции, снующих туда-сюда эмигрантов, открыточной визуальной идиллией, но поражением населения цербером-госбезопасностью и марионеточным правосудием.

Это на самом деле интересный феномен умирающего организма, как бы это цинично ни звучало. Это действительно любопытный объект для наблюдений.

Он ещё проживёт. И, правда, хочется, чтобы подольше.

Читайте ранее в этом сюжете: В Литву перебрасывают танки Abrams и другую военную технику США

Читайте развитие сюжета: США «испытывали» ПВО Калининградской области