Крупные европейские издания бьют тревогу — угроза возрождения нацизма в Европе становится всё более реальной. О том, почему неонацистская нечисть чувствует себя всё вольготнее в европейских странах, рассказывает автор ИА REGNUM Платон Беседин.

Советские солдаты с немецкими штандартами на Красной площади. Москва, 24 июня 1945 года
Советские солдаты с немецкими штандартами на Красной площади. Москва, 24 июня 1945 года

Рост ультраправых и неонацистских настроений в Европе обычно объясняют увеличением потока мигрантов, занижая, таким образом, уровень проблемы. Мол, пообживутся мигранты, воспримут основы европейской культуры и правил поведения, и всё вернется на круги своя. Между тем корни нынешнего всплеска неонацизма глубже, и избавиться от него паллиативными мерами вряд ли удастся.

Неонацизм в его европейском исполнении растет из послевоенной логики идеологического противостояния, когда победа над гитлеризмом и его союзниками приписывалась почти исключительно усилиям западных союзников, а роль СССР замалчивалась или даже заменялась измышлениями о «коммунистической агрессии», ставшей причиной Второй мировой войны. Но с окончанием противостояния двух мировых систем в этой сфере мало что изменилось, а поддержка или молчаливое попустительство неонацистам в странах Восточной Европы стала восприниматься их единомышленниками в Европе Западной как «приглашение к столу» — если украинским наци можно жечь и пытать своих политических оппонентов, почему этого нельзя делать повсюду?

Переименование «коммунистической угрозы» в «российскую» ничего в логике торговцев страхом не изменило. Таким образом, избрав путь к бесконечному очернению всего советского, Запад вольно или невольно открыл путь к реабилитации «героических борцов с коммунистическими режимами». Ничего удивительного теперь, что и европейские поклонники Гитлера перестают стесняться.

Читайте статью Они выбрали Гитлера: призрак нацизма топчет Запад и другие материалы Платона Беседина.