Слова президента России Владимира Путина о вине довоенной Польши в разделе Чехословакии и об антисемитском высказывании тогдашнего польского посла в Берлине — «Сволочь! Свинья антисемитская!» — вызвали в Польше эффект разорвавшейся бомбы.

Польский флаг
Польский флаг
Иван Шилов © ИА REGNUM

Путина обвиняют во лжи, правда, в чём он солгал, не уточняют. Потом припоминают всё, что могут — сентябрь 1939-го, Катынь, самолёт Качиньского и далее со всеми остановками. Приз за самый «интеллектуальный» ответ Путину можно присудить премьер-министру Польши Матеушу Моравецкому, который объяснил выступление Путина по польской тематике необходимостью отвлечь внимание россиян от задержки строительства газопровода «Северный поток — 2» и дисквалификации российских спортсменов Всемирной антидопинговой ассоциацией. Как говорится, «это — пять».

В общем, Путин подкинул хорошую вязанку дров в полыхающий в Польше костёр русофобской и антисоветской истерии. Вроде бы ничего, кроме накала истерии, не изменилось, но нет. Можно заметить некоторые качественные изменения.

Первая проблема состоит в том, что в Польше в следующем году пройдут президентские выборы. Дата выборов ещё не назначена и кандидаты официально не названы, но предвыборная кампания, по сути, уже началась. С большой вероятностью нынешний президент Анджей Дуда пойдёт на второй срок. Он представляет правящую праволиберальную партию «Право и Справедливость» (ПиС), хоть и вышел из неё в соответствии с законом.

Анджей Дуда
Анджей Дуда
Иван Шилов © ИА REGNUM

Кандидатом от оппозиционной проевропейской леволиберальной «Гражданской коалиции», скорее всего, выступит бывший спикер Сейма (нижней палаты парламента) Малгожата Кидава-Блоньска.

В противостоянии правых и левых либералов в Польше всё очень серьёзно. ПиС делает ставку на консервативные настроения в польском обществе, опирается на церковь. Нынешнее руководство Польши проводит проамериканскую политику в надежде стать центром «нового Евросоюза» по проекту «Междуморье», или «Интермариум». Предполагается, что «старая Европа» скоро совсем ослабнет и исламизируется, и тогда сбудутся тысячелетние мечты польской элиты. При помощи заокеанских партнёров, конечно.

Оппозиционная Гражданская коалиция пытается вернуть Польше статус периферии леволиберального Евросоюза со всеми его «беженцами», гей-парадами и прочей толерастией. Оппозиция осуществляет жёсткие нападки на церковь и на любые проявления консерватизма.

Казалось бы, по отношению к России польская элита едина. Но соблазн использовать ситуацию в предвыборной борьбе всё же взял верх. В воскресенье, 29 декабря, Малгожата Кидава-Блоньска обвинила правительство и президента в бездействии перед лицом «оскорбительных» высказываний Путина и потребовала немедленного принятия каких-то мер:

«В последние дни мы являемся свидетелями российского пропагандистского наступления, которое клевещет на Польшу и пытается изменить ее роль в истории. С удивлением наблюдаю пассивность и беспомощность правительства. Я призываю президента Анджей Дуду принять срочные меры. Где Вы, господин президент?», — написала она в своём Твиттере.

Малгожата Кидава-Блоньска
Малгожата Кидава-Блоньска
Tomasz-Henryk-Ostrowski-2004

Какие же меры должен принять президент, непонятно. Российского посла уже вызвали в польский МИД. Там с ним корректно поговорили, поскольку крыть, в общем-то, нечем, — Путин кругом прав. Потом, когда посол ушёл, в прессу запустили ложь о том, что послу «строго указали» на что-то. Некрасиво, но «патриотично». Что дальше? Разрывать дипотношения или сразу бомбить Москву? Отношения между двумя странами уже хуже некуда. Хуже — только война, но на это разрешения из Вашингтона пока нет, да и чем она аукнется для Варшавы — понятно, считать не надо даже до трех.

Бывший премьер Польши и председатель Евросовета Дональд Туск, поддерживающий леволиберальную проевропейскую оппозицию, сразу сообразил, что процесс пошёл не туда, и предпринял попытку затушить очаг разногласий. «К дерзкой лжи президента Путина и российской пропаганды нужна общая позиция польских властей и оппозиции. Здесь нет места и времени на внутренний спор», — написал он в своём Твиттере.

Во второй половине дня в воскресенье польские СМИ сообщили, что президент Анджей Дуда и премьер-министр Матеуш Моравецкий «приняли решение о совместной позиции» по вопросу о высказываниях Путина. Получилось погасить предвыборную свару или нет — в ближайшее время увидим.

Теперь вернёмся к тому, что сказал Путин. Вернее, к тому, зачем он это сказал. Участие Польши в разделе Чехословакии совместно с фашистской Германией — отрицать просто глупо, это, как говорится, медицинский факт. Насчёт высказывания польского посла о евреях — тоже правда. Вообще, до Второй мировой войны во всём мире пренебрежительные и враждебные высказывания о евреях не были особым моветоном. А в Польше — тем более, да и до сих пор евреи остаются одной из любимых тем поляков.

В межвоенной Польше, несмотря на декларируемое равноправие, угнетались не только евреи, но и непольское население Крэсов всходних (восточных окраин) — русские (белорусы и украинцы), галичане и литовцы.

Только с евреями было немного сложнее, поскольку среди них было много слишком богатых и слишком образованных. Их нельзя было просто так оставить на обочине жизни. Поэтому их негласно вычищали с государственных должностей, даже с железной дороги. Для евреев были введены квоты в польских университетах, и даже в аудиториях еврейские студенты должны были сидеть отдельно от других.

С 1937 года евреев изгнали из профессиональных объединений врачей и юристов, а радикальные националисты открыто стали призывать к бойкоту еврейской торговли. Интересно — нынешнее польское руководство не знало об этом или забыло?

Еврейский погром в городе Кельце
Еврейский погром в городе Кельце
Цитата из к/ф «Из ада в ад». Реж. Дмитрий Астрахан. 1996. Россия — Белоруссия — Германия

Если почитать высказывания польских политиков межвоенного периода, пренебрежительные высказывания о евреях там были в порядке вещей. К примеру, недоброжелатели Юзефа Пилсудского запустили слух о том, что он — еврей, и он с негодованием это отрицал.

Когда Польша была оккупирована нацистской Германией, довольно быстро там начались погромы и убийства еврейского населения. Конечно, с попустительства немцев, но делали это поляки. Первое массовое убийство евреев поляками произошло в деревне Едвабне 10 июля 1941 года. Это признано даже польским судом, разногласия существуют только по количеству убитых, но даже по самым скромным подсчётам погибло не менее 350 человек.

Таких фактов было немало, некоторые из них также установлены польским судом. Более того, факты погромов и убийств евреев поляками были отмечены и после войны, в 1945−46 годах. Конечно, были поляки, которые прятали евреев от убийц и погромщиков. Но это не меняет общей картины.

После войны еврейские организации, базирующиеся главным образом в США, стали требовать у Польши компенсаций за имущество польских евреев, погибших или вынужденных покинуть свои дома во время нацистской оккупации. Но требовать это у Польской Народной Республики было как-то не с руки, поскольку заводы-пароходы и многоквартирные дома были национализированы. Зато теперь, в «свободной» капиталистической Польше — самое время.

После еврейского погрома в городе Кельце. 1946
После еврейского погрома в городе Кельце. 1946
Цитата из к/ф «Из ада в ад». Реж. Дмитрий Астрахан. 1996. Россия — Белоруссия — Германия

9 мая 2018 года президент США Дональд Трамп подписал закон № 447 «Справедливость для выживших, оставшихся без компенсации». Закон гарантирует содействие еврейским общественным организациям во взыскании стоимости утраченного имущества в любых странах наследникам жертв Холокоста. Объём таких требований к Польше оценивается примерно в 300 млрд долларов. Не забыта там и Западная Украина.

В общем, отношения Польши с еврейскими организациями и Израилем оставляют желать лучшего. И рассказ Путина о «художествах» довоенных польских политиков поставил современных польских политиков перед дилеммой: либо они приносят извинения за антисемитские высказывания тех, чьими наследниками мнит себя сегодняшняя Польша, либо отношения с евреями сильно ухудшаются. А еврейское лобби очень сильно в США, в той стране, на которую сейчас у Польши поставлено всё.