Мне прислали анонсы манифестаций.

Эжен Делакруа. Свобода на баррикадах. 1830
Эжен Делакруа. Свобода на баррикадах. 1830

Вот как они выглядят:

Манифестация жёлтых жилетов 28 декабря:

Place de Bourse. Встреча около 11 часов, начало движения в 11:30 или в 12 часов

«Акт 59, общее единение, все вместе».

Маршрут: площадь Биржи (Bourse) — площадь Республики — Северный вокзал.

Соединение на Северном вокзале (Gare du Nord) с манифестацией профсоюзов против пенсионной реформы.

Манифестация в Париже против пенсионной реформы:

Начало движения 13 часов, от Gare du Nord в направлении de Chatelet (Шатле).

Gare du Nord — Republique — rue Turbigo — rue Beaubourg — авеню Victoria — Сhatelet.

Порядок следования кортежа:

CGT — FO — Solidaires — FSU — Молодёжь — Жёлтые Жилеты.

Вначале, в субботу рано утром, мне прислал e-mail Тьерри М.; письмо адресовано мне и Yvan Hardoy, я нашёл его интересным, перевожу:

«Добрый вечер!
Политический беженец в Брюсселе, где не происходит абсолютно ничего, забастовка транспортников в середине декабря была абортирована в Брюсселе. Я много думаю о серых днях прошлого года, когда жёлтые жилеты ещё были сами собой, не кооптированы этими гнилыми профсоюзами, которых мы увидим в субботу, чтобы сделать наши репортажи Эдуарду (это мне, ЭЛ) стараясь избежать газа и LBD (напоминаю, что это полицейское ружьё, стреляющее каучуковыми пулями, ЭЛ).
Я держу внутри меня враждебность против CGT и FO (профсоюзы, ЭЛ), которые суть профессиональные предатели. Уменьшение пенсионеров, известная «капитализация», которая ведёт нас к американской системе пенсионного фонда, почти открыто означает для профсоюзов конец их привилегий, их доходов и, вскоре, их существования. Именно поэтому они так упорствуют.
Но это некомпетентное правительство ещё не преуспело купить их (профсоюзы) за кулисами, потому что это правительство — ноль.
Профсоюзы, и они это доказали, продажны. В день, когда технократы более злобны, чем те, которые у власти (в общем — следующий Макрон, тот которого имеем — несколько скомпрометирован, но будет другой, — хуже, как обычно) смогут представить профсоюзам привилегии пенсионнного фонда, они вернутся, послушные, в нео-капиталистический порядок. В то время как жёлтые жилеты, как говорит Эдуард (это опять обо мне речь, ЭЛ) — это спонтанное восстание «пипл», без шефов и партий, о котором я мечтал в моей анархо-ситуационистской юности.
Если жилеты себе позволят выйти на эту орбиту, а это уже факт, мы уже об этом говорили, нужно ожидать рождения движения ещё более радикального. Необходимо ли желать этого? Это старик во мне, который сейчас говорит, LBD рискует тогда показаться очень нежным оружием в сравнении с реакцией власти. Экономический кризис, который обозначился, заставит нас адаптировать чтобы это ни было. Когда это война, мы думаем и реагируем по-другому.
Я ожидаю, Yvan c нетерпением твой отчёт по субботе.
Дружески к вам двоим.
Тьерри»
Жёлтые жилеты
Жёлтые жилеты
Obier

Могу привесить к письму Тьерри М. мораль, но зачем вам мои разлагольствования из Москвы. Вот люди переписываются между Брюсселем и Парижем, и у них можно уже увидеть — разные взгляды. Взгляд Тьерри М. — это правый взгляд, справа.

Yvan менее страстный и более справедливый, да?

Вот отчёт от Yvan:

«Акт 59-ый. Между Рождеством и Новым Годом, в глубине национальной забастовки на транспорте, которая продолжается с 5 декабря.
Вышли с площади Биржи (de la Bourse) около полудня, приблизительно 500 жилетов.
Маршрут очень короткий, менее 4 километров, так как цель — присоединиться к манифестации профсоюзов против проекта пенсионной реформы, которая должна выйти с Gare du Nord в 13 часов.
По дороге количество участников разбухло и, по крайней мере, удвоилось, как обычно и CRS в большом количестве окружали манифестацию.
Оказавшись на площади Republique, полиция внезапно изменила своим правилам и вышла лицом к лицу к манифестантам. Никаких трений до этого не было, но, оказавшись на бульваре Magenta, те, кто шёл впереди в кортеже бодрым шагом, оказали несомненное давление на CRS, которые стали заметно уставать. Полиция видимо решила по-тихому остановить кортеж, возможно, для того, чтобы перевести дыхание.
Но манифестанты хотели продолжать идти и кричали «Манифестация заявленная!» Ну и последовали удары щитами, дубинками, слезоточивый газ…
Так как ветер дул от полиции, то они ограничились тем, что отодвигались на несколько десятков метров каждый раз после выстрелов гранат со слезоточивым газом.
Жером Родригес, он был в голове колонны, был снова ранен в другой глаз от удара щитом и от воздействия слезоточивого газа (он ведь уже потерял глаз в начале года от каучуковой пули на Бастилии. Юридическая процедура до сих пор продолжается.) По данным Фаузи Леллуша, который находился рядом с Родригесом в этот момент, это была намеренная агрессия против одной из «фигур» жилетов.
После случившегося командир CRS вышел вперёд, чтобы успокоить ситуацию, и говорил несколько минут с манифестантами, что позволяло думать, что он не желает, чтобы ситуация дегенерировала, и что насилие было применено одним из полицейских вопреки полученному приказу.
Родригес разнервничался, потому что он не мог получить RIO этого полицейского (после 2014 полицейские и жандармы должны носить этот номер идентификации из трёх букв и семи цифр). В конце концов, он получил номер компании CRS, но не RIO. Сцена была заснята.
Этот командир имел вид желающего утихомирить ситуацию. Приказы о том, чтобы отступить от манифестантов, обычно идут из Префектуры и таким образом имеют политический окрас. Всё заставляет думать, что CRS на месте предпочли бы классическое окружение, идя впереди, сзади и по сторонам, менее сложное для них и менее генерирующее конфликт, чем положение лицом к лицу, отступая перед колонной.
Маршрут продолжился до Gare du Nord, чтобы там слиться с профсоюзами.
Организации профсоюзов выбрали маршрут на 3,5 километра до Chatelet (в центре Парижа). Первыми шли CGT, затем FO, а жилеты в самом конце колонны.
Но жилеты не были согласны на такое. Суббота — это их манифестация. Вследствие этого они заняли вскоре первые ряды.
Профсоюзы (рядовые члены профсоюзов) приняли жилетов очень хорошо. Судя по их лицам и их улыбкам, они думали: «по меньшей мере с ними всё сдвинется с мест!» (также говорят себе некоторые жилеты, когда чёрный блок принимает участие в их акциях.). Но ответственное профсоюзное начальство имели несколько ошарашенный вид, лицезрея «спонтанную» массу жилетов без «шефа».
По этому поводу: Организаторы манифестаций жилетов не рассматриваются как шефы. Если жилеты не хотят лидеров, то это потому, что лидеры, по их мнению, будут быстро «куплены» или «перехвачены» эстэблишментом, как случилось с руководителями профсоюзов.
Профсоюзы пели рефрены, позаимствованные у жилетов. Полковник в отставке, католик, очень «правый» и верный участник манифестаций жилетов отметил с удовлетворением: «Французская армия заимствовала во множестве немецкие песни после войны, так почему профсоюзам не брать песни жилетов сейчас?»
На площади Республики жилеты обнаружили себя фактически одинокими с полицией. Потому что руководители профсоюзов приняли решение замедлиться и дать им пройти вперёд. Но жилеты поняли манёвр и ожидали около получаса основную массу кортежа. В этот момент наиболее энергичные профсоюзники пошли вместе с жилетами в направлении Rue de Renard, вдоль центра Помпиду.
По мере прохождения появлялось всё больше и больше молодёжи, одетой в чёрное и с закрытыми платками лицами.
Именно на этой улице начались стычки между протестующими и CRS, стали бросать «projectiles» в ответ на стрельбу слезоточивыми гранатами, а также стали жечь городское имущество (ну, мусорные баки и прочее, ЭЛ). К этому времени профсоюзные массы остались далеко позади.
Французский полицейский спецназ
Французский полицейский спецназ
Domenjod
Мобильные жандармы на мотоциклах, двигающиеся вдоль центра Помпиду, приняли участие, только отступили здесь и там под дождём различных объектов, среди них дымящихся. Металлические ограждения были брошены на середину шоссе, чтобы замедлить продвижение сил порядка.
Несколькими минутами позже CRS продвинулись в большом количестве, чтобы опять захватить улицу и очистить территорию в очень организованном порядке. В этот момент никакого излишнего насилия против манифестантов, которые отступили, не наблюдалось.
Чуть позднее, когда манифестация возобновилась, CRS удалились по назначенному изначально маршруту под звуки Марсельезы и крики «On est la!» (Мы здесь!) пошли и жилеты.
Кортеж прибыл в конец манифестации на Place de Chatelet. Было ещё много народа, — жилеты, профсоюзники, но руководители профсоюзов покинули манифестацию уже давно. Всё место взято «в сачок» — многочисленные фургоны полиции, водяные пушки, готовые к бою. Станция метро была открыта. Власть приглашала таким образом участников покинуть место через эту станцию.
К 16:15, после нескольких бутылок, булыжников и дымовых шашек, брошенных в полицию, комиссар обратился к участникам с просьбой разойтись. В толпе раздались крики, что не может быть и речи о том, чтобы уйти.
Это заняло 45 минут у сил правопорядка, чтобы эвакуировать последних протестующих. Наступая не спеша, но упрямо, часто под дождём камней и бутылок. Впрочем, водяные пушки не были использованы. Несколько слезоточивых гранат, несколько ударов дубинками, два или три задержания.
В самом конце множество рядовых профсоюзников слились с жилетами сегодня. Шефы и профсоюзные кадры оставались позади, как и предполагалось. С их стороны, силы порядка — CRS и мобильные жандармы — сдерживали гневную толпу профессионально (исключая эпизод с Родригесом).
Следующая неделя, акт LX, первый в 2020 году!»

Общих сведений нет ни от МВД, ни от жёлтых жилетов.

Сообщаемые российскими источниками сведения (исключение — Russia Today, почему-то) о всего лишь сотнях протестующих жилетов, как видим, опровергнуты свидетельствами очевидцев.

Или российские СМИ — промакронистые?

Скорее всего, наши СМИ, по российской привычке, принимают сторону власти.