РБК сообщил на днях, что Конвенция MLI — новый механизм против ухода от налогов — заработает в России не с 2020 года, как планировалось ранее, а с 2021 года. Как разъяснял Минфин, отсрочка поможет бизнесу лучше подготовиться к ужесточению налогового контроля.

Офшоры
Офшоры
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Конвенция MLI по сути должна перекрыть бизнесу, до сих пор бегающему от налогов по различным юрисдикциям, лазейки. Собеседник РБК отметил безусловный плюс от переноса сроков действия конвенции для международных групп.

Как мы понимаем, в России подобных групп много, в основном именно они и контролируют большую часть основных активов страны в различных сферах, в том числе ресурсных. Причем способствовало превращению российских компаний в международные многие факторы, в том числе, и налоговая политика. Издание приводит пример воздействия МLI на бизнес на примере дела X5 Retail Group (включает 39 компаний, управляет торговыми сетями «Пятерочка», «Перекресток» и «Карусель»). Группе доначислили 1,4 млрд руб. налогов, и суд (пока первой инстанции) поддержал решение. Группа начала реструктуризацию в 2013 году и в рамках одной из сделок вывела деньги на Кипр и в Люксембург, не уплатив налог ни в России, ни за рубежом, отмечается в решении суда. В итоге компании «Агроаспект» (входит в ГК «Перекресток») доначислили налог на прибыль, увеличив прибыль на проценты, а все выплаты в пользу иностранных компаний переквалифицировали в дивиденды, обложив налогом по стандартной ставке 15%.

Деньги
Деньги
Дарья Антонова © ИА REGNUM

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в год бюджеты стран теряют $100−240 млрд из-за того, что корпорации переносят прибыль в низконалоговые юрисдикции, а это 4−10% мировых поступлений налога на прибыль. Россия присоединилась к подавляющему большинству положений MLI, ужесточающих правила получения льгот. Как пояснил Минфин, старт MLI в России отложен по формальным причинам. Перед началом применения конвенции страны, между которыми есть соглашения об избежании двойного налогообложения, должны обменяться уведомлениями о завершении внутренних процедур. При этом MLI может вступить в силу только с 1 января года, следующего за тем, в котором улажены все формальности.

Очевидно, таким образом, бизнесу российского происхождения, зарегистрированному в офшорах, дается время и возможность реструктуризироваться, хотя такие случаи также попадают под наблюдения налоговых органов, требующих объяснить дробление бизнеса, поэтому, скорее всего речь идет о предоставлении возможности бизнесу безболезненно вернуться в родную гавань в рамках амнистии капитала, либо перехода в российский офшор, который действует на островах Русский в Приморье и Октябрьский в Калининграде. К слову, первыми резидентами острова Русский стали международные компании: «Финвижн Холдингс», которая является одним из ключевых акционеров банка «Восточный», и одна из компаний акционерного холдинга Андрея Мельниченко «Доналинк». Ранее сообщалось о том, что Алишер Усманов со своими партнерами тоже перевел 100% своей компании — «Металлоинвест» из оффшоров на баланс российской «ЮэСэМ Металлоинвест».

Стимулировать, в том числе, возврат в Россию капиталов, очевидно, будет и новый, пока еще так до конца и не разработанный, так называемый Инвестиционный кодекс. Напомним, министр финансов Антон Силуанов ранее сообщал, что инвесторы с нетерпением ждут данный законопроект. Между тем его разработка ведется не без боя. Слишком много замечаний к законопроекту предъявлял глава Сбербанка Герман Греф, депутаты Госдумы тоже указали правительству на ряд изъянов, принимая законопроект в первом чтении, требуя устранить их ко второму. На заключительном заседании осенней сессии спикер Госдумы Вячеслав Володин сделал замечания в адрес министра экономики Максима Орешкина, что проект закона все еще остается «сырым». По словам замминистра финансов Андрея Иванова, цель законопроекта — получить инвестиции в экономику России в размере не менее 30 трлн рублей. В рамках нового закона планируется заключать 100−150 соглашений о защите капиталовложений ежегодно на 7−10 трлн руб. Заключать соглашения инвесторы могут с уполномоченным от Российской Федерации или ее субъекта лицом вплоть до 2030 года.

Максим Орешкин выступает в Государственной Думе
Максим Орешкин выступает в Государственной Думе
Duma.gov.ru

Ждем принятия «инвестиционного кодекса» и мы — рядовые граждане страны. Если инвестиции польются рекой в Россию, вероятно, они помогут решить насущные проблемы экономики. Но ждем мы его еще и потому, что хотелось бы также получить снижение налоговой нагрузки на наши доходы, которая просто зашкаливает и отнимает половину заработанных денег. Но сойдутся ли наши ожидания с налоговыми послаблениями для бизнеса? Во всяком случае, с ростом инвестиций и запуском новых проектов ожидается рост числа рабочих мест, что является безусловным плюсом для нашей экономики.