«Министр обороны Марк Эспер взвешивает предложения о значительном сокращении — или даже полном выводе — американских войск из Западной Африки в качестве первого этапа анализа глобальных развертываний, которые могут перетасовать тысячи военнослужащих по всему миру, по словам официальных лиц.

Армия США
Армия США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Обсуждение крупномасштабного вывода войск из Западной Африки включает в себя отказ от недавно построенной базы беспилотников Reaper («Жнец») стоимостью $110 млн. в Нигере и прекращение помощи французским силам, сражающимся с боевиками в Мали, Нигере и Буркина-Фасо. Обсуждения проистекают из стремления сократить количество миссий после 11 сентября, ведущих борьбу с террористическими группами, и вместо этого переориентировать приоритеты Пентагона на борьбу с так называемыми великими державами, такими как Россия и Китай.

Еще в ходе предвыборной кампании (первой) Дональд Трамп пообещал сократить присутствие Америки за границей, и довольно последовательно этого придерживался, хотя это оказалось куда сложнее, чем Трамп предполагал до прихода в Овальный кабинет. Во всех стратегических документах администрации, и в частности в Стратегии национальной обороны Пентагона, есть намерение перекроить контингенты, действующие за рубежом. Причина кроется в намерении Америки сосредоточиться на стратегическом противостоянии с Китаем и Россией, определенных Соединенными Штатами в качестве основных геополитических конкурентов. Уход из Сирии, оставивший поле в монопольном распоряжении Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, а также заявления президента о сокращении активности в Афганистане и Ираке проистекают из этих задач.

Напомним, что именно планы Трампа по сокращению обязательств на Ближнем Востоке привели к тому, что тогдашний глава Пентагона генерал Джеймс Мэттис подал в отставку год назад. Но теперь в этой роли Марк Эспер, который был выбран Трампом как раз по критерию безоговорочной поддержки военного переориентирования на противостояние России и Китаю. В октябре прошлого года на пресс-конференции в Кабуле Марк Эспер сообщил, что он попросил всех командующих территориальными командованиями армии США и командующих флотами определить пути перераспределения «времени, денег и людей для приоритетов, указанных в Стратегии национальной обороны: Китай номер один, номер два Россия», — конец цитаты.

Дональд Трамп и Марк Эспер
Дональд Трамп и Марк Эспер

По понятным причинам эта позиция министра восторгов у глав территориальных командований не вызывает. Генерал Стивен Дж. Таунсенд, недавно возглавлявший АфриКом, неоднократно требовал дополнительных сил. Его коллега Кеннет МакКензи-младший из ЦентКом заявлял то же самое в отношении частей и подразделений, которые несут ответственность за защиту американских интересов примерно в двадцати странах от Африканского Рога до Центральной Азии. Улавливая тренд администрации, они мотивировали свои позиции линиями нового противостояния между США с одной стороны и Китаем и Россией — с другой. Если Таунсенд отметил растущую экономическую и военную экспансию Китая и России в Африку, Маккензи-младший объяснил, что ему приходится сталкиваться со все более напористым Ираном, ощущающим за спиной политическую поддержку Путина и экономическую (в форме стабильных покупок иранской нефти) председателя Си.

Еще одним возможным оппонентом Эспера, пока не заявившим свою позицию, может стать Майк Помпео, глава Госдепа. В ноябре он выступил с новой инициативой о партнерстве со странами Африки к югу от Сахары. Ну, и традиционно поднимут визг демократы в Конгрессе — просто «потому, что Трамп», тем более учитывая, что с Капитолием еще не консультировались по программе.

В настоящее время Соединенные Штаты держат около семи тысяч военнослужащих в Африке, в основном в регионе к югу от Сахары. Это отвечает прежней стратегии, делавшей акцент на борьбе с международным терроризмом, принятой после 11 сентября 2011 года. В Сомали 500 членов Специальных операций сражаются с джихадистской группировкой «Аль-Шабаб». В Западной Африке, между Нигером, Чадом и Мали, американцы обучают и помогают местным силам в борьбе против Боко Харам, и местных группировок, держащих франшизу «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Американские солдаты
Американские солдаты

Франция тоже не в восторге от того, что, с ее точки зрения, американцы оставляют ее солдат в Африке единственными защитниками интересов «условного Запада».

Париж задействовал около 4500 солдат в операции «Бархане», которая началась в 2014 году с целью борьбы с джихадизмом в странах Сахеля, в основном в Мали, Нигере, Буркина-Фасо и Чаде, — территории, равной по площади целой Европе. Меньше месяца назад на приеме в Елисейском дворце генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, который «кушать подано!» не произнесет, не получив для этого утвержденный текст из Пентагона, обратился с просьбой к союзникам «сделать больше для стабильности и безопасности Сахеля». Как-то реагируя на антифранцузские настроения в регионе, возникшие как реакция на глухую пассивность и даже индифферентность французского контингента к непосредственному противостоянию террористам, а также, очевидно, зная о планах США свернуть базу беспилотников в регионе, Париж решил вооружить своих собственных дронов Reaper (увеличенный вариант RQ/MQ-1 Predator), также развернутых в Нигере, изменив их назначение из разведывательных в разведывательно-ударные. Однако у русских в Сирии были и остаются полностью, безусловно, преданные войска Асада на земле — и потому русские могут ограничиться ударами с воздуха. У французов на земле — раздраженные и крайне недовольные пятилетним отсутствием какой-либо реальной помощи генералы регулярных армий стран Сахеля, сотнями кладущие бойцов в столкновениях с исламистами и сепаратистами, и уже почти открыто зовущие русских военных «прийти и сделать, как в Сирии».

Встреча Эмманюэля Макрона и Йенса Столтенберга в Елисейском дворце, 28 ноября 2019 года
Встреча Эмманюэля Макрона и Йенса Столтенберга в Елисейском дворце, 28 ноября 2019 года
NATO North Atlantic Treaty Organization

«Тамтамы-report» сознательно не затрагивали тему того, кто пришел и продолжает приходить на место уходящих американцев — вливаться в мутный поток трындящих о музыке Вагнера как-то не хочется, а отличить реальную информацию от бла-бла даже подготовленный читатель на таком уровне шума не в состоянии.

Но вот то, как русских военных зовут, — именно в Мали, да и в других странах Сахеля, тех же Нигере и Буркина-Фасо — рассказывали в деталях. И речь не о ЧВК, а о замещающих армейских контингентах.

Мы далеки от того, чтобы национально гордиться тем, что русских солдат зовут повоевать в Африке. Но мы также далеки от того, чтобы не замечать, что уход американцев и крайне вероятный полууход французов открывает для русских окно возможностей, которых у них не было в Африке с 70-х годов.

А Вагнер… Вагнер мне нравится. Но это для оперы или кино.

Аналитическое бюро «RE:Ports»

Подробности и другие материалы смотри здесь: https://t.me/tamtamreports

Читайте ранее в этом сюжете: «Тайные русские войска» в Африке: кто формирует спрос на мифологию

Читайте развитие сюжета: «Золотые акции» России в Африке. Зимбабве: триггер коррупционных потоков