Природа не терпит пустоты. Эти слова Аристотеля как нельзя более наглядно подтверждают суть процессов, в настоящее время развивающихся на Ближнем Востоке. По мере деградации американского (шире — западного) доминирования в регионе там начал формироваться классический вакуум силы.

Ливия
Ливия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Всевозможные международные механизмы, вроде ООН, еще продолжают сохранять внешние атрибуты, однако по факту никто из лидеров пока не взял на себя официальную ответственность за стабилизацию там какого-либо четкого порядка.

США уже не располагают для этого ни достаточным военным и экономическим ресурсом, ни необходимой политической волей. Китай к их прямому замещению пока также не готов. Равно как не соответствует масштаб задачи и уровню текущих российских возможностей. Там, где вменяемое и законное центральное правительство существует, Москва оказывать действенную помощь в состоянии. Но в местах вроде Ливии, фактически ставших руинами в результате западного «демократического» вмешательства, повторить сирийский сценарий ситуация явно не позволяет.

Возникшей пустотой пытается воспользоваться Турция, традиционно являвшаяся одной из четырех основных претендентов на региональное доминирование. Реджеп Эрдоган публично заявил о готовности направить турецкие войска в Ливию, при условии получения соответствующей просьбы от правительства этой страны. Соответствующие полномочия главе государства турецкий парламент официально предоставил.

Реджеп Тайип Эрдоган и Фаиз Сарадж
Реджеп Тайип Эрдоган и Фаиз Сарадж
Tccb.gov.tr

При этом возникает неоднозначный расклад. Единого правительства в Ливии нет. На данный момент за власть в стране, в том числе с оружием в руках, борются две ключевые силы: Правительство национального согласия (НПС) с премьер-министром Фаизом Сараджем в Триполи и Восточное правительство (ВП) Абдаллы Абдуррахамана ат-Тани со столицей в Тобруке.

НПС создан якобы с помощью ООН, а по факту является воплощение попытки утвердить контроль над Ливией рядом западных стран. Прежде всего США, но со значительным участием Франции и Британии. ВП является сублимацией ряда местных группировок ранее общей ливийской правящей элиты, противостоящей западной экспансии в страну.

Хотя официально Россия поддерживает контакты со всеми сторонами, в последние три года Москва наиболее плотно работает с командующим Ливийской национальной армией маршалом Халифом Хафтаром, выступающим от лица правительства в Тобруке. Тогда как Турция оказывает помощь НПС. Не только консультационную и военно-техническую, но и непосредственно военную. Известно, что для обеспечения безопасности правительства Сараджа в Триполи направлено подразделение турецкого спецназа.

Абдалла Абдуррахаман ат-Тани
Абдалла Абдуррахаман ат-Тани
White House

Таким образом, в ливийском конфликте намечается прямое столкновение целей и интересов России и Турции. Примерно по «сирийской» схеме, но без наличия единственного однозначно легитимного института государства. Что дает Эрдогану определенное тактическое преимущество.

Впрочем, Турция сложность расклада осознает хорошо, потому пытается заручиться предварительными договоренностями. С Вашингтоном на ливийскую тему общаться уже смысла не имеет. Европа слишком занята внутренними проблемами. Китай демонстративно держится в стороне от конфликта.

Остается Москва, где в январе 2020 должны состояться переговоры по ливийскому вопросу. С турецкой стороны в состав делегации включен заместитель главы министерства иностранных дел и министерства обороны Турции, а также представители разведывательных служб страны.

Халифа Хафтар
Халифа Хафтар
Magharebia

Чем закончится встреча, пока говорить рано, однако полностью заблокировать турецкую экспансию в регионе Россия вряд ли сможет. Анкара поставила стратегической целью резко усилить свое геополитическое влияние в Средиземноморье и упрямо стремится к ее достижению. Тем более что процесс серьезно стимулируется тем самым вакуумом силы, сложившимся на Ближнем Востоке в настоящее время. Он же, кстати, вынуждает расширять свое присутствие там и Россию. Потому что больше просто некому.