По кадровым назначениям обычно можно с большой долей вероятности вычислить истинные интересы тех, кто их назначает. Можно понять, какова настоящая политика и что из скрытого будет проявлено на всех уровнях.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
President.gov.by

Именно о настоящих намерениях Александра Лукашенко можно догадаться, изучая факт назначения на должность главы администрации президента Белоруссии бывшего первого заместителя председателя белорусского КГБ генерал-майора Игоря Сергеенко.

Первый вывод. Лукашенко начинает опасаться концентрации политического ресурса в руках курирующего отношения с Западом главы МИДа Владимира Макея. Администрация президента Белоруссии уже сконцентрировала в своих руках управление оппозицией, а это всегда было функционалом Макея. Ряд экспертов считает, что это начало понижения Макея и подготовка его удаления от актуальной повестки.

Владимир Макей
Владимир Макей
Иван Шилов © ИА REGNUM

Второй вывод. Прозападная (а другой там нет) оппозиция в Белоруссии, живя в состоянии временного попутчика Александра Лукашенко, на самом деле ему не подчиняется, находясь в распоряжении Запада через разветвлённую сеть НКО и систему грантов.

За это время оппозиция окрепла и уже вполне может существовать дальше и без Лукашенко и даже при его смещении способна перехватить власть. Структурирование контроля над оппозицией — теперь одна из функций генерала КГБ Игоря Сергеенко.

Третий вывод. Лукашенко начинает осознавать личную опасность от выращенного им оппозиционного блока. Депутат Верховного Совета Анна Конопацкая, известная националистическими провокациями, предложила рассмотреть законопроект о гарантии безопасности бывшему президенту Белоруссии. Инициатива была отвергнута депутатами, но сам её факт оценён как сигнал Запада Лукашенко: Запад контролирует свою оппозицию в Белоруссии и в случае кризиса может пойти дальше забот о гарантиях безопасности.

Четвёртый вывод. Назревает момент, когда оппозиция в Белоруссии, достаточно окрепнув и вобрав в себя нужное количество чиновников, как это было на Украине, способна выйти из повиновения и перехватить контроль над властью. Предчувствуя это, Лукашенко старается заранее поставить под контроль КГБ и АП слугу двух господ, свою националистическую оппозицию.

Ведь когда случится «час Х», внезапно выяснится, что вся белорусская власть уже не подчиняется Лукашенко. Янукович уже получил такой опыт: финансировал «Правый сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ряд других парамилитаристских организаций в целях получения удобного спарринг-партнера на выборах, но до выборов так и не дошел, так как его эти финансируемые им «ребятишки» и свергли. Теперь Лукашенко может повторить опыт Януковича.

Пятый вывод. Событием, способствующим облегчению перехвата власти оппозицией у Лукашенко, может стать рост протестных настроений, вызванных резким падением уровня жизни жителей Белоруссии. Это может произойти, если Белоруссия лишится российских дотаций и льгот. Именно учитывая эту опасность, Россия не форсирует прекращение спонсирования Лукашенко, даже видя всю его ненадёжность как партнёра.

Шестой вывод. Нельзя привязываться к датам и срокам в переговорном процессе с Лукашенко по вопросу создания Союзного государства. Многие эксперты оказывают давление на российскую позицию, считая, что продолжение разговора с саботажником интеграции есть демонстрация слабости своей позиции.

На самом деле переговоры ориентированы не на дату, а на динамику. Процесс интеграции — слишком серьёзное дело, чтобы позволять вмешиваться в его течение каким-то эмоциям и амбициям. Переговоры будут идти до тех пор, пока Россия не посчитает, что они утратили смысл. То есть прекратилось движение и утрачена перспектива. Пока этого не случилось, встречи продолжатся.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
President.gov.by

Лукашенко понимает это и говорит о том, что и 20 декабря ничего решено не будет, и, скорее всего, в новом году предстоит ещё целая серия встреч. Но поле манёвра для Лукашенко с каждой встречей всё больше сужается.

Ведь даже в случае получения от России пятисот миллионов долларов для проведения выборной кампании для Лукашенко это не решает всех вопросов. После выборов продолжится жизнь, и если она резко ухудшится, Лукашенко власть потеряет в результате заговора.

Силы, способные на это, усилиями самого Лукашенко уже созданы. Это вовсе не оппозиция. Это собственное чиновничество, ведомое Западом и понявшее, как ему уцелеть в случае ослабления бывшего властителя.

В Белоруссии в результате затяжного политического кризиса зреет скрытый раскол элиты и возрастает риск заговора. Именно для нивелирования этих рисков главой администрации президента сделан заместитель председателя КГБ Игорь Сергеенко. Это ещё одна иллюзия безопасности: опыт ГКЧП и киевского Майдана-2014 показывает, что как раз генералы — самое ненадёжное звено власти в таких ситуациях. Именно они предают в самый неожиданный и неподходящий момент, и блокировать такое предательство уже нечем.

Когда властитель попадает в заложники от преданности своих генералов, ему конец. Это означает, что все прочие опоры уже утрачены. Но генералы чувствуют это и не желают опоздать присоединиться к большинству. Тем более что от Запада все нужные гарантии к тому моменту уже получены.

Александр Лукашенко и силовики
Александр Лукашенко и силовики
President.gov.by

Белорусский кризис власти существует, он выходит из скрытой в проявленную плоскость и строится вокруг вопроса о дальнейшей идентичности Белоруссии. Ибо без решения этого вопроса дальнейшее существование Белоруссии невозможно.

Именно это, а не экономические трудности, является причиной белорусского внутриэлитного конфликта. Лукашенко удалил все пророссийские силы из политического поля, и теперь он заложник поддержки прозападных сил. В борьбе с ними ему не на кого опереться. А они толкают его в сторону Запада, от которого Лукашенко вообще ничего хорошего ожидать не приходится. Возникает изоляция Лукашенко от собственного политического класса и ядерного электората, конфликт их интересов.

По мере нарастания экономических проблем внутри Белоруссии продолжается переток властного ресурса от Лукашенко к сети прозападных институтов влияния. Оставить этот переток Лукашенко не в состоянии, так как его технология власти строится на жёсткой силе и прямом администрировании, что неспособно противостоять формам мягкого проникающего влияния западных НКО.

Однажды количество этого влияния перейдёт в качество, когда Лукашенко обнаружит, что его подданные уже выполняют не его приказы. Случится это внезапно для Лукашенко, как внезапно для Януковича его генералы и глава его АП начали на него охоту. И тогда единственной темой его переговоров с Путиным будет вопрос политического убежища. Как всегда, опыт приходит задним числом, но пока ещё у Лукашенко есть время. От того, как он им распорядится, зависит и его судьба, и судьба Белоруссии.