На днях стало известно, что Заповедник «Гыданский» Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) получил статус национального парка. Соответствующая информация опубликована была на официальном сайте правительства РФ. В границах теперь уже бывшего заповедника, а ныне национального парка проживают коренные малочисленные народы — гыданские ненцы и энцы. Какую благую цель преследует данное постановление?

Роберт Бейтмен. Волки в тундре
Роберт Бейтмен. Волки в тундре

Благодаря новому статусу в парке появится зона традиционного экстенсивного природопользования, в границах которой допускаются рыболовство, охота, сбор ягод и грибов. Эта мера призвана обеспечить коренной народ возможностью вести традиционную хозяйственную деятельность. Если считать, что правительство преследовало именно эту цель — дать доступ людям к ягодам и рыбе, а их оленям — подножный корм, то со сроками принятия этой меры явно как-то запоздали — заповедная зона существует с 1996 года. За эти прошедшие почти 25 лет произошла смена поколений. По всей России — снижение рождаемости и рост смертности. Было бы странным предполагать, что на малочисленных народах общий тренд вымирания никак не отразился. Сколько там осталось того коренного населения, которое, между прочим, много лет подряд настаивало на отмене ограничений доступа к подножным ресурсам, заметьте — не подземным! Если, конечно, именно народ настаивал, а не транслировали от его имени какой-то свой интерес общественные организации. Что мешало пойти навстречу коренному населению 10−15 лет назад? Почему именно сейчас приняты эти меры?

Напомним, как гласит Википедия: заповедник был образован в октябре 1996 года, но фактически начал работать в 2001 году. Идея организации заповедника на Гыданском полуострове появилась из обсуждавшейся в конце 1970—1980-х годов концепции создания объединенного Ямало-Гыданского заповедника. В июне 1991 года на специальном межведомственном совещании Ямало-Ненецкого окружного Совета народных депутатов было решено, вместо одного, создать всё-таки два отдельных заповедника. Первый проект организации обоих заповедников был выполнен научно-производственным центром «Эко-Сервис» Санкт-Петербургского университета под руководством Б. П. Иващенко. Проект существенно отличался от того, что получилось в итоге, потому как в сентябре того же 1991 года, несмотря на его утверждение на заседании окружного исполкома, он встретил сопротивление в Министерстве природных ресурсов РСФСР, где его отвергли из-за сильного сопротивления нефтегазовых предприятий (!) и недовольства местных оленеводческих хозяйств. В итоге — абсолютно заповедным оказался вдвое меньший объем территорий от запланированного первоначально, а общий размер заповедника оказался в 10 раз меньше. Согласован был заповедный статус только самых северных территорий Гыданского полуострова, не подлежащих освоению в обозримой перспективе. Однако такой урезанный вариант заповедника вызвал резкие возражения со стороны научной общественности, мнение которой не было услышано. В 1996 году правительством РФ был одобрен другой проект, согласно которому, собственно, и были уменьшены объемы территорий, попавших под статус заповедных. Площадь охранной зоны заповедника составила 150 тыс. га, а в целом за заповедником было закреплено 878 174 га. Теперь же в связи с присвоением заповеднику нового статуса парк будет находиться в ведении Минприроды РФ.

Молодой песец в  Гыданском заповеднике
Молодой песец в Гыданском заповеднике
Anna Evseeva

Издание «ЯМАЛ PRO» считает, что новый статус был присвоен не случайно. В своей статье под заголовком — «Карманный» Ямал Михельсона. Медведев ликвидировал заповедник «Гыданский» — издание называет постановление правительства РФ губительным для полуострова, отмечая, что вся территория заповедника «Гыданский» находится в подзоне арктических тундр, где встречается белый медведь и атлантический морж, а в прибрежных водах обитают белуха, кольчатая нерпа и лахтак. «ЯМАЛ PRO» указывает, что решение о лишении «Гыданского» статуса заповедника было принято на основании поправок в закон «Об особо охраняемых природных территориях», принятых летом 2018 года, поскольку на его территории «в силу сложившихся обстоятельств имеет место рекреационная и другая деятельность, не соответствующая режиму заповедника, но допустимая в национальном парке».

Как пишет издание, ослабление режима особо охраняемых природных территорий (ООПТ) ведется уже давно — скандальный закон, позволяющий менять статус госзаповедников на нацпарки, был стремительно принят законодателями и утвержден президентом РФ Владимиром Путиным в конце 2013 года. Экологи, неравнодушные россияне и директора ООПТ критически оценили данную инициативу и призвали отказаться от нее, заявив, что это делается в интересах определенных групп людей и компаний. По оценке руководителя программы по особо охраняемым природным территориям «Greenpeace» Михаила Крейндлина, ослабление режима охраняемых территорий под эгидой того, что это делается в интересах народа, ставит под сомнение само существование российских заповедников.

Кандидат биологических наук Нина Литвинова отмечала, что идея превращения заповедников в туристические центры, какими, по сути, являются нацпарки, проталкивалась в России с начала 2000-х годов. Сначала появилось множество публикаций о том, что охраняемые парки якобы захватили самые лучшие участки, где сосредоточены запасы нефти и газа, и это мешает развитию экономики страны. А потом власти решили пойти другим путем — изменить статус на нацпарки, что позволяет делать многое из того, что хочется, так как сейчас нацпарки в принципе лишены возможности как-то контролировать происходящее на своей территории:

«Скажем, в нацпарках можно не согласовывать с руководством парка строительство баз отдыха, туристических фирм, перевод земель из категории в категорию», — рассказала Нина Литвинова изданию.

Полярная сова
Полярная сова
Anna Evseeva

По мнению других экологов, идея присвоения нового статуса под эгидой обеспечения традиционной хозяйственной деятельности ненцев и энцев выглядит надуманной, так же как и потенциальные возможности развития туризма, поскольку заповедники организовывались не столько для сохранения уникальных красот, сколько для охраны эталонных участков нетронутой природы. Как заявила изданию бывший заместитель директора по научной работе заповедника «Денежкин Камень» Надежда Владимирова, туризма на Гыдане нет, и вряд ли он там может появиться, предположив, что, как вариант, сам заповедник останется нетронутым — его превратят в резервацию для коренных кочевых народов Ямала, выгнанных с осваиваемых газовиками и нефтяниками земель. Вторым предположением эколога является то, что могут измениться границы охранных зон бывшего заповедника, призвав обратить пристальное внимание на картографию!!! Поскольку появляется новая ООПТ — национальный парк — границы охранных зон могут быть переписаны.

«Решение об изменении охранных зон, согласно законодательству, принимает Министерство природных ресурсов и экологии РФ», — подчеркнула Владимирова. Подобные ситуации уже происходили, по словам Нины Литвиновой, например, в Астраханском биосферном заповеднике: при выделении лицензионных участков для нефтяных компаний один из участков оказался в охранной зоне, на территории водно-болотного угодья, где бурение запрещено. Ситуацию исправили, изменив положение о водно-болотном угодье, где теперь разрешено бурение.

Чиновники настаивают, что строгий контроль над эксплуатацией земель позволит сохранить заповедные участки. Однако, пишет издание, ямальцы этому не верят — статистика говорит о том, что количество инспекторов, контролирующих ООПТ, за последние годы сократилось в разы. Выявлять нарушения и бороться с ними просто некому!

Как предполагает издание, ниточки в этом деле ведут к компании «Новатэк» Леонида Михельсона. Имеют ли данные предположения почву под собой?

Леонид Михельсон
Леонид Михельсон
Krassotkin

В мае этого года издание «Ведомости» сообщало, что «Новатэк» получил права на пользование пятью лицензионными участками в Красноярском крае, они находятся рядом с месторождениями компании на Гыдане. Все лицензии, как указывали в компании, подразумевают только геологическое изучение. Новые участки поделили две «дочки» компании: «Новатэк-Юрхаровнефтегаз» получил Хальмеръяхский, Дорофеевский и Западно-Дорофеевский, а «Новатэк-Таркосаленефтегаз» — Южно-Хальмеръяхский и Южно-Дорофеевский. В Красноярском крае «Новатэку» принадлежат еще четыре лицензионных участка, которые также расположены на границе с месторождениями компании на Гыдане. Приобретение новых лицензионных участков — часть стратегии «Новатэка» по наращиванию ресурсной базы на Ямале и Гыдане.

«Новые лицензионные участки расположены в перспективных и малоизученных зонах Гыданской гряды Таймырского АО, в непосредственной близости от имеющихся активов «Новатэка», — отмечал тогда представитель компании. — По результатам геолого-разведочных работ будет составлен план разработки добычи углеводородов для центра добычи на восточном побережье Гыданского полуострова».

В начале апреля Леонид Михельсон говорил о том, что компания думает о создании СПГ-кластера мощностью до 140 млн т на ресурсной базе месторождений Ямала и Гыдана, подчеркивая, что это позволит обеспечить России долю рынка сжиженного газа до 20%.

Первый проект по сжижению газа в Арктике — «Ямал СПГ» расположен на Ямале.

Первая отгрузка сжиженного природного газа с «Ямал СПГ», указывает издание Forbes, произошла 8 декабря 2017 года. По этому случаю в поселок Сабетта приезжал Владимир Путин. Президент РФ признавался, что многие отговаривали его от проекта «Ямал СПГ», «но те, кто начинал этот проект, рискнули и добились результатов». Знакомый рискнувшего Леонида Михельсона утверждал, как указывает издание, что проект состоялся на 80% благодаря заслуге Михельсона, еще 20% — «это удача: интересы бизнесмена совпали с интересами государства».

В ходе рабочей поездки в Ямало-Ненецкий автономный округ Владимир Путин посетил завод по сжижению природного газа «Ямал СПГ». 8 декабря 2017 года
В ходе рабочей поездки в Ямало-Ненецкий автономный округ Владимир Путин посетил завод по сжижению природного газа «Ямал СПГ». 8 декабря 2017 года
Kremlin.ru

Сложно поверить, что государство, придерживающее в лице Минфина деньги для бурного развития экономики, готово экономить на денежных возобновляемых ресурсах, но не готово так же тщательно сохранять и копить невозобновляемые ресурсы, позволяя сугубо частному бизнесу наращивать их экспорт за рубеж!!! Причем, если посмотреть, как наряду с экспортом газа и нефти осуществляется прокладка магистральных газопроводов, так сказать для развития инженерной инфраструктуры страны, для подъема уровня жизни, в том числе — населения, то картина не совсем приглядная, демонстрирующая явно более низкие темпы в сравнении с вывозом ресурсов из страны.

Так, например, согласно данным Росстата «Об основных показателях инвестиционной деятельности», в стране по итогам 2018 года было введено в действие 160 газовых скважин — по сравнению с 2015 годом на 48 скважин больше, по сравнению с предыдущим 2017 годом — больше на 7. При этом строительство магистральных газопроводов и отводов от них с 2015 года снизилось с 2,5 тыс. км до 0,4 тыс. км в 2018 году. Как говорится, почувствуйте разницу! Понятно, что нефть и газ служат разменной монетой в большой политике страны, но идет ли это на пользу внутреннему развитию? Может, стоить обратить внимание и на нужды народа?!