«Орлы Авакова» взорвали рутинную предновогоднюю атмосферу, предъявив публике гипотетических убийц П. Шеремета. Предположение о том, что глава МВД, хозяин нескольких патриотических батальонов и любимец посольства США затеял большую игру, получило еще одно весомое подтверждение.

В лузу
В лузу

Минувшие четверг 12-го и пятница 13-го декабря выдались в Украине бурными. В Киеве задержали, а затем по решению Печерского суда отправили на два месяца за решетку лиц, подозреваемых в организации и осуществлении летом далекого 2016 г. убийства журналиста П. Шеремета. Полицейский брифинг, на котором сенсационный информационный «джин» был выпущен из «кувшина», где его томили целых три года, почтил высочайшим присутствием сам президент В. Зеленский. И не просто почтил, но выступил с речью, продемонстрировав явное удовлетворение от происходящего и очевидную готовность записать отчет МВД в актив лично себе и своей «команде», обещавшей украинцам, среди прочего, заметный прогресс в расследовании громких «висяков».

Арсен Аваков на брифинге
Арсен Аваков на брифинге
Mvs.gov.ua

О том, что чья-то искушенная рука, стремящаяся манипулировать им, вполне возможно, занималась своей работой и в этот момент, В. Зеленский, судя по всему, не задумался. А зря! Ситуация с заявлением о расследовании резонансного убийства, обнародованные материалы, возможные варианты дальнейшего развития событий — выглядят отнюдь не настолько прозрачно и однозначно, чтобы президент без оглядки ставил на карту свой авторитет. Дело против лиц, которым полиция выдвинула обвинения в убийстве, вполне может развалиться в суде ввиду недостаточности доказательств или быть развалено по чьему-то корыстному умыслу. Если получится так, то глава государства, безоговорочно поверивший следствию и ставший на его сторону, попадет в не очень приятное положение. С другой стороны, дело способно, выйдя за рамки собственно уголовного производства, приобрести гораздо более значимый масштаб. О том, что это вполне реально, говорит продемонстрированная частью украинского общества, солидарной с подозреваемыми, готовность выступить в их защиту, невзирая ни на что.

Нейтрализовать эту готовность, сломив сопротивление «активистов» и «добровольцев», власти будет отнюдь не просто. Во-первых, ситуация крайне запущена, и сформирована не в пользу власти. Во-вторых, для того, чтобы сломить и нейтрализовать, понадобится убедительная доказательная база, которая пока, несмотря на усилия и прыть чинов Национальной полиции и МВД во главе с министром, не просматривается. К тому же база, подкрепленная четкой политической волей, наличие которой у высшего руководства страны можно пока только предполагать. Ну, и, если базу удастся подкрепить волей, этого тоже может оказаться недостаточно. Надо будет задействовать весь инструментарий «мягкой силы», основанной на силе «жесткой». В сложившихся сегодня в Украине условиях, когда государство утратило монополию и на применение силы для охраны и защиты правопорядка, и на интерпретацию своего права на такое применение, прогнозировать исход схватки с оппонентами трудно.

Владимир Зеленский
Владимир Зеленский
President.gov.ua

Особенно жестко и остро проблема утраты монополии на применение силы стоит, когда речь идет об использовании силы или даже простого принуждения против «активистов», «добровольцев», волонтеров и прочих представителей нынешнего «авангарда» украинского общества. Боевого «авангарда». Без всяких кавычек для первой части этого словосочетания. В том, что дело обстоит именно так, любой желающий смог еще раз убедиться по первой реакции на брифинг полиции со стороны «добровольческо-активистских» кругов. Еще более красноречивы действия этих кругов в ответ на задержание подозреваемых и избрание меры пресечения для них.

Еще не стихли последние аккорды брифинга, а «активисты» всех мастей взялись за нагнетание атмосферы в информационном пространстве. На судебных заседаниях по избранию меры пресечения не могла не броситься в глаза наступательная тактика в построении линии защиты. В поведении же самих подозреваемых — полнейшее отсутствие раскаяния. На полную мощность пошло педалирование того факта, что подозреваемые «Родину защищали», а, значит, они — хорошие. Кроме кучи адвокатов у каждого из подозреваемых, в зал суда набилась еще и куча лиц, готовых взять их на поруки. Не обошлось и без групп поддержки, которые по известной схеме вели себя агрессивно, шельмуя и запугивая оппонентов по судебному процессу. В общем, полный «активистский» набор, не раз и не два подтверждавший свою конкурентность в самых разных обстоятельствах.

По всем явным и неявным признакам инициатива в данный момент не в руках власти. В то, что ей удастся эту инициативу перехватить и довести начатое дело до логичного завершения, пока верится с трудом. Тем более что в игру не включились влиятельные заступники подозреваемых, о которых те упоминали в разговорах между собой. Когда включатся, могут произойти неожиданные события, способные перевернуть всю историю с ног на голову.

Нет ясности с целями и мотивами убийства (на этом обстоятельстве, кстати, уже принялись делать акцент многие добровольные защитники подозреваемых из числа экспертов и комментаторов). Полиция говорит о желании «дестабилизировать» ситуацию в стране. В 2016-ом как, впрочем, и сегодня, «дестабилизацию» в Украине монопольно приписывали «коварной» России. Вспомнить, хотя бы, сколько раз это слово звучало в выступлениях главы СБУ В. Грицака и его подчиненных. Несчетное количество! А сколько различных планов и проектов, направленных именно на «дестабилизацию», героически раскрыли доблестные представители Службы! Один план Кремля «Шатун», сведенный ими на «нет», чего стоит. Тот, которого, как оказалось, не существовало, и который пришлось придумывать самим нейтрализаторам.

Возможно, именно размышления, связанные с тем, кому была выгодна дестабилизация, спровоцированная резонансным убийством, помогут понять логику министра внутренних дел, заявляющего, что раскрыть заказчиков устранения П. Шеремета без помощи СБУ его подчиненным не удастся.

На месте убийства Павла Шеремета
На месте убийства Павла Шеремета
Kyiv.npu.gov.ua

Предварительный итог ситуации, сложившейся в связи с задержанием лиц, подозреваемых в убийстве П. Шеремета, подвела министр Украины по делам ветеранов О. Коляда. В длинном посте в ФБ она заявила, что ее ведомство — внимание! — готово оказать задержанным весь спектр правовой помощи. «Поскольку обвиняемые являются безоговорочными авторитетами в ветеранском и волонтерском движении, — написала министр, — отделять дело от образа всего движения уже не получится. Чем бы закончилось это дело, проигрывает государство, прежде всего, репутационно… Образ ветерана и волонтера — это образ героя и защитника. И он никак не может быть совмещен с образом убийцы».

Любопытный пассаж, правда? Из него так и рвется наружу скрытая от посторонних глаз глубинная правда об украинской жизни: при наличии нужного «образа» человек становится неподсудным, даже если он — убийца. Да, и объяснять, откуда у него берутся дома, квартиры, автомобили, которых не было прежде, и которые нельзя было приобрести на легальные доходы (как у как минимум двоих подозреваемых), в таком случае не надо. Борьба государства за верховенство права оказывается совмещенной с борьбой «движения» за свой образ. Каких-либо успехов в этой борьбе в активе государства по состоянию дел на данный момент нет. Это обстоятельство в еще большей степени усугубляет и без того очень непростую ситуацию.

Киев