После решительной победы партии премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона на британских всеобщих выборах в четверг, 12 декабря, у него вряд ли появятся новые сторонники. Европейские лидеры взяли на вооружение лозунг Джонсона: «Давайте завершим Брексит». В течение последних двух лет Великобритания была скована политическим параличом, этот период был своего рода чистилищем для Европейского союза. Теперь, наконец-то, ЕС получил возможность заняться делом, пишет политический обозреватель Гарван Уолш в статье для издания The Foreign Policy.

Борис Джонсон
Борис Джонсон
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: National Interest: США должны переосмыслить роль своих ВМС

Несмотря на то, что за консерваторов проголосовало немногим больше избирателей, чем прежде, победа Джонсона была почти полностью обусловлена огромным падением количества голосов за лейбористов, в результате чего тори получили десятки мест в парламенте. В Англии и Уэльсе ревностный социализм лидера лейбористов Джереми Корбина не смог привлечь внимание избирателей. Антисемитизм Лейбористской партии еще больше ослабил ее поддержку среди населения. Все, что нужно было сделать тори, — просто забрать свои голоса. В результате Джонсон получил на 300 тыс. голосов больше, чем бывший премьер-министр Великобритания Тереза Мэй в 2017 году, при этом Лейбористская партия Корбина потеряла 2,6 млн голосов.

Джереми Корбин
Джереми Корбин
Garry Knight

В результате выборов Британия получила консервативное правительство, пользующееся поддержкой со стороны парламента, которая необходима для завершения процесса Брексита. Вопрос о ратификации соглашения по Брекситу, которая казалась невозможной при предыдущем парламенте, будет рассмотрен на следующей неделе. Принятие соответствующего законодательства, необходимого для обеспечения Брексита, запланировано на январь и февраль 2020 года. После того, как дебаты о Брексите завершатся раз и навсегда, начнутся переговоры по соглашению о свободной торговле между Великобританией и ЕС. Для Великобритании после выхода из ЕС данное соглашение о свободной торговле определит будущее ее экономических отношений с европейским блоком. И именно здесь Джонсону пригодится парламентское большинство.

Как только соглашение о выходе Великобритании из состава ЕС будет ратифицировано, Северная Ирландия окажется в сфере влияния ЕС. Остальную часть Великобритании Джонсон выведет из таможенного союза ЕС, а Лондон получит максимальную свободу для заключения торговых сделок с другими странами, включая Соединенные Штаты — заманчивое предложение, учитывая обещание президента США Дональда Трампа подписать «крупную» и «прибыльную» сделку с Великобританией.

В ЕС, однако, дали понять, что Брюссель будет настаивать на «равных условиях игры», когда Великобритания решит заключить какое-либо торговое соглашение. В Брюсселе боятся, что Великобритания может потеснить ЕС за счет субсидирования своих отраслей, дерегулирования рынка труда и отказа от политики по борьбе с изменением климата. Таким образом, Брюссель может превратить приверженность Великобритании политике ЕС в данных областях в обязательное условие для заключения любого базового торгового соглашения, к которому стремится Джонсон.

Когда время, необходимое для проведения переговоров по торговому соглашению, истечет, Великобританию вновь могут поставить перед выбором, как и в случае с Брекситом: «сделка на условиях ЕС или отсутствие сделки». Однако на этот раз ЕС займет еще более сильную переговорную позицию. До подписания соглашения по Брекситу ЕС нужно было защищать интересы Ирландской Республики и предотвратить возможность установления жесткой границы между Дублином и Белфастом, теперь все эти вопросы урегулированы в рамках соглашения по Брекситу. Великобритания вновь окажется на краю пропасти — вопрос заключается только в том, когда это произойдет.

Комплекс правительственных зданий в Дублине
Комплекс правительственных зданий в Дублине

Переходный период, на протяжении которого действия Великобритании будут связаны законами ЕС, истечет через год, однако к июлю 2020 года Лондон обязан принять решение о его продлении до конца 2022 года. Джонсон ранее заявил, что он не станет добиваться продления переходного периода. В любом случае, этим летом или через два года, Джонсону вновь придется столкнуться со сложным выбором.

Читайте также: Strategist: Япония и ЕС — против китайского проекта «Один пояс — один путь»

В любом случае, последствия Брексита теперь будут распространяться только на территорию Соединенного Королевства. Несмотря на то, что шотландские националисты добились впечатляющих результатов на выборах, что в конечном итоге может привести к требованиям о проведении второго референдума о независимости Шотландии от Великобритании, этот конституционный кризис будет касаться только Лондона и Эдинбурга. Брюссель может, наконец, переключить свое внимание с Брексита на вопросы, связанные с бюджетом, реформированием еврозоны, кризисом принципа верховенства права и формированием оборонной политики, не беспокоясь о ссорах с нерешительными британцами, дестабилизирующими их союз.