В Японии продолжают обсуждать итоги состоявшегося в октябре-ноябре текущего года «пилотного тура» японских чиновников и специально отобранных туристов на российские Курильские острова. В России же эту тему старательно обходят, ибо «тур» был осуществлен с грубым нарушением законодательства нашей страны о правилах въезда на территорию РФ иностранных граждан. На нарушения российские власти пошли под давлением японского правительства, которое решительно отказывается от оформления для своих граждан российских въездных виз, безапелляционно заявляя московским политикам и чиновникам, что суверенитет над южными Курилами «принадлежит Японии». По сути, они требуют, чтобы японцы посещали эти острова не как гости, а как «хозяева». В связи с этим весьма красноречиво молчание министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в ответ на Открытое письмо с просьбой разъяснить ситуацию с односторонним «безвизом» японцев на Курилы.

Курильские острова
Курильские острова
Иван Шилов © ИА REGNUM

Между тем японские правительственные чиновники, воодушевленные уступчивостью Москвы, стремятся закрепить «тактический успех» и продолжить поездки не признающих Курилы российскими своих граждан, превратив созданный прецедент в норму. Японское правительственное управление по туризму из анкетного опроса выяснило, что 61% посетивших осенью без виз Курилы снова хотели бы участвовать в таких поездках. Как сообщает японская газета «Хоккайдо симбун», «наряду с этим, в анкетах звучали мнения о необходимости выбирать для путешествий на острова более благоприятные времена года и по возможности осуществлять их на самолетах. Материалы опроса будут весьма полезными для разработки японским правительством программ и процедур таких поездок японских туристов, которые планируется сделать регулярными со следующего года».

Японские туристы
Японские туристы
Thomas Mathis

В связи с этим вновь зададим вопрос нашему внешнеполитическому ведомству, намерено ли оно и впредь разрешать всем подряд желающим японцам «регулярно» свободно посещать южные Курилы, не оформляя предусмотренные российскими законами документы? А то ведь президент РФ Владимир Путин говорил другое, а именно, что «пилотный тур» — это эксклюзивный случай. Напомним его слова: «Мы идем навстречу Японии, навстречу тем, кто чувствует связь с данными островами, причем делаем эксклюзивно, и в Токио это должны оценить. В Японии не выдают виз для посещения Курил, но мы собираемся выдавать». Так эксклюзивно, одноразово и в качестве эксперимента или, как ожидают японцы, «регулярно»?

Однако далеко не все в Японии испытывают энтузиазм по поводу перспективы ездить на русские острова, как на «свои». Журналист Иидзима Кадзутака поместил в издании The Japan Forum on International Relations статью с пессимистическим заголовком «Суета с туристическим туром на северные территории показала пределы переговоров Японии и России».

Он напоминает, что планы этого тура обсуждались премьер-министром Японии Синдзо Абэ и президентом РФ Владимиром Путиным в Осаке 29 июня сего года. «На этой встрече Абэ сначала хотел сделать упор на возвращении двух островов северных территорий, но еще перед встречей Путин заявил на российском телевидении, что «планов (передавать Японии северные территории) нет», то есть с самого начала ничего не хотел решать в этом направлении. Поэтому нетерпеливой японской стороне на этой встрече пришлось «на коленке» создавать этот план для демонстрации конкретизации «совместной хозяйственной деятельности» (СХД) Японии и России», — пишет журналист. Указывая, что по дипломатическим каналам Россия неожиданно накануне отъезда участников «тура» передала требование отложить сроки поездки, и ее пришлось проводить с 30 октября, автор статьи высказывает мнение о том, что, хотя «причины своих требований Россия официально не сообщает, но высока вероятность несогласованности в (российском) правительстве».

Встреча Владимира Путина с Премьер-министром Японии Синдзо Абэ в Японии. Осака. 2019
Встреча Владимира Путина с Премьер-министром Японии Синдзо Абэ в Японии. Осака. 2019
Kremlin.ru

И делает акцент на том, что японское правительство продолжает требовать создания на Курилах некоей «особой системы», при которой японские граждане будут освобождены от обязанности следовать российским законам на островах. Требование, мягко говоря, выходящее за рамки дипломатического и политического диалога с суверенной державой. Удивительно, что Москва соглашается обсуждать подобное открытое покушение на суверенитет своей страны.

Японский журналист, похоже, понимает это, указывая: «Если Япония и Россия не решат основное условие для СХД, то есть «создание особой системы, не ущемляющей правовых позиций двух сторон», то данная деятельность будет топтаться на месте. Как же решить эту проблему? На настоящий момент создать «особую систему» не реально». И приходит к выводу: «Москва на переговорах свою позицию не меняет, заявляя, что ведет переговоры не по территориям, а о мирном договоре… и решать тут ничего не намерена. Если размышлять реалистично, то ничего не остается, как заморозить переговоры. Абэ заявляет, что намерен решить проблему северных территорий за время своей каденции (срок полномочий), но не лучше ли спросить мнение народа, рассказав гражданам о ситуации с переговорами? Неопределенность без пояснений ситуации вредит двум странам… Тем более что Путин не может идти навстречу Японии, так как общественное мнение России этого не поддержит. Видимо, пришло время для Абэ обуздать свои амбиции».

«Курилы наши!». Митинг на Сахалине
«Курилы наши!». Митинг на Сахалине
Фото пресс-службы «Партии Дела»

Обратил внимание на слова Иидзимы о том, что «если размышлять реалистично, то ничего не остается, как заморозить переговоры». Дело в том, что именно это сам уже более десятка лет предлагаю. Да простят меня редактор и читатель, если процитирую самого себя, воспользовавшись прошлогодней публикацией в ИА REGNUM:

«Как человек, много лет занимающийся двусторонними отношениями не только в научном, но и в практическом плане, могу взять на себя смелость и ответственность утверждать, что японо-российские противоречия по поводу территориального размежевания едва ли найдут свое разрешение в обозримом будущем. И дело тут не в политической воле или ее отсутствии. В известном смысле и русские, и японцы остаются заложниками взаимной недружественной пропаганды времен Холодной войны.

Бывая в Японии, при всякой возможности с удовольствием смотрю трансляции соревнований борцов сумо. Как известно, это такая чисто японская борьба толстяков, когда нужно одним из установленных приемов вытолкать соперника за очерченный круг арены или повалить его в круге. Всего в сумо существует 48 приемов. Но есть и довольно редкое положение, когда два борца, сцепившись в центре круга, стоят неподвижно минуту, другую, третью… Публика начинает выражать недовольство, и тогда рефери дает команду «мидзуири». Борцы отпускают друг друга и расходятся, чтобы, отдохнув и продумав тактику, еще раз попытаться выяснить отношения.

Не напоминает ли такое положение в сумо территориальный спор наших стран? Все 48 приемов уже давно использованы, но соперники десятилетиями не могут стронуться с места. Так, может быть, воспользоваться правилами сумо и взять продолжительную паузу, что ни японцам, ни нам не угрожало бы потерей лица? Ведь мы еще не пробовали пожить, отложив территориальный спор в сторону. Кстати, мудрый Дэн Сяопин в свое время подписал с Японией мирный договор именно на таких условиях. Правда, японо-китайская договоренность прожила не столь долго, и сейчас территориальная проблема вокруг островов в Восточно-Китайском море Дяоюйдао (Сэнкаку) весьма обострилась, временами грозя даже вооруженным столкновением.

Моя идея воспользоваться одним из правил сумо встретила интерес японцев, в том числе у политиков. Но ее с порога отвергли представители правых сил Японии, обвинив меня в коварном замысле «замотать вопрос», заставить японцев забыть о Курилах, намерении «под благовидным предлогом положить территориальный вопрос «под сукно». По-японски это называется «танаагэ» — положить на полку, то есть забыть. Не убеждали их и разъяснения, что при «мидзуири» соперники после перерыва и выработки новой тактики вновь встречаются для выяснения отношений в веревочном круге помоста — дохё.

Сумо
Сумо
Gusjer

Подвергли критике мое «изобретение» и единомышленники, указывая на то, что, предлагая, пусть и длительную, отсрочку переговоров по Курилам, я оставляю японцам надежду на продолжение муссирования этой несуществующей с точки зрения международного права «проблемы». И в этом, конечно, есть своя логика».

Может быть, сегодня, заведя переговоры в тупик, лидеры двух стран всё же воспользуются этим моим «ноу-хау»? Хотя бы для «сохранения лица»…