Экология
Экология
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Главы государств и правительств стран — членов Европейского союза провели в Брюсселе саммит, посвященный согласованию и принятию единой климатической политики, которая предполагает к 2050 году сделать экономику ЕС климатически нейтральной, свести ее влияние на климат к нулю. После серьезных дебатов эта идея была поддержана всеми, кроме Польши. Как заявил председатель совета министров Польши Матеуш Моравецкий, его страна будет приближаться к климатической нейтральности по своему собственному графику.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, европейцы до 2050 года запланировали потратить на внедрение новой климатической политики около 3 триллионов евро. Это предполагает, что странам с «грязной» промышленностью и энергетикой придется туго. Среди таковых называют Польшу. По данным ряда изданий, до «80% вырабатываемой в Польше электроэнергии производится на угле, причем Варшава не готова перестраивать свою энергетику ни на атомную генерацию, ни на газовую, которые бы могли способствовать ей в достижении поставленных ЕС задач». Тем временем предполагается сократить выбросы парниковых газов в Европейском союзе на 50−55% и преобразовать Европейский инвестиционный банк (EIB), который до сих пор занимался подтягиванием уровня экономического развития отсталых регионов ЕС, в так называемый Европейский климатический банк. Польша хочет получить внушительные дотации на приведение своей промышленности и инфраструктуры к новым стандартам. На первый взгляд, если слушать польских чиновников и проправительственных экспертов, в ходе саммита Варшава добилась успеха.

Дым из труб. ТЭЦ
Дым из труб. ТЭЦ

Как заявил Моравецкий, решения встречи в Брюсселе включают положение о создании Фонда справедливой трансформации на сумму в 100 миллиардов евро. «Мы знаем, что значительная часть этого фонда, сегодня трудно определить, какая именно, но, безусловно, очень важная часть будет приходиться на Польшу», — заявил премьер. Но какая? Традиционные союзники Варшавы по климатическим спорам, Чехия и Венгрия, отказались от поддержки ее и в конечном итоге одобрили цели климатической нейтральности, замечает одно из польских изданий. Это означает, по его мнению, с одной стороны, одиночество Варшавы, а с другой, шанс на большую долю выплат из Фонда справедливой трансформации. В конечном счете климатическая нейтральность, вероятно, будет одобрена, однако Польша не согласилась на «кота в мешке», то есть реализацию принятых ЕС планов к 2050 году «без конкретных решений о механизмах помощи». Между тем, если говорить о том, что является фактом, а не предположением, ясно одно: Брюссель пока что согласился лишь перенести переговоры с Варшавой на лето следующего года. По словам председателя Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен, действительно, Польша — это «страна, которая должна догнать остальных, ей нужно больше времени, чтобы разобраться в деталях, но это не изменит график работы ЕК».

Не исключено, что за этим стоит нежелание Брюсселя ввязываться с Варшавой в еще один громкий публичный спор с битьем посуды и вынесением проблем на публику, как это было в предыдущие годы, когда еврокомиссары и некоторые европейские столицы критиковали польскую правящую партию «Право и Справедливость» (PiS) за отступления от демократии и нарушении принципов независимости судебной системы. Новым подходом в таком критически важном деле, как климатическая политика, может стать тактика затягивания дискуссии и проведение «переговоров о переговорах». Помимо того, есть сомнения в том, выиграют ли финансово в конечном итоге страны, желающие воспользоваться средствами Фонда справедливой трансформации, поскольку эти выплаты могут происходить за счет обычных грантов ЕС «бедным регионам». В преддверии дебатов по следующему семилетнему бюджету Европейского союза такие вопросы начинают появляться. «Моравецкий заблокировал единодушную приверженность всех стран Евросоюза достижению климатической нейтральности в 2050 году, — комментирует польская газета Rzeczpospolita. — Он надеется, что это поможет Польше получить больше средств ЕС, но не приведет ли это к обратному?»

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, партия «Право и справедливость»
Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, партия «Право и справедливость»
Pis.org.pl

Новая климатическая политика одобряется большинством голосов, права вето нет ни у одной страны. Поэтому надо уметь лавировать и договариваться. Как это делается, показали Чехия и Венгрия. Две страны вначале тоже выступили в оппозиции. Но они преследовали конкретную цель: признать ядерную энергетику частью «зеленой энергетики», против чего возражали Австрия, Германия и Люксембург. Участники саммита то ли согласились записать строку о важности ядерной энергетики в декларацию, то ли просто констатировали наличие такого мнения, однако чешский премьер Андрей Бабиш и венгерский Виктор Орбан в итоге свои претензии сняли. Неофициально говорится, что Будапешт и Прага смогли договориться о том, что им не будут мешать строить атомные электростанции. В отношении Венгрии это важно и для России, которая принимает участие в обновлении венгерской АЭС «Пакш», Чехия, вероятно, рассчитывает получить субсидии ЕС на аналогичные проекты. Что касается Польши, то ее аппетиты гораздо больше, но Брюссель удовлетворять требования Варшавы, похоже, не готов.