Сегодня, 12 декабря, в Великобритании происходят досрочные выборы в парламент. Причина и основная интрига такой «досрочности» одна — Brexit, выход Великобритании из Европейского Союза.

Brexit
Brexit
Иван Шилов © ИА REGNUM

Основных причин для «британских желаний» я вижу три. Во-первых, мировоззренческая. Лондон видел Евросоюз, куда вступил в 1 января 1973 года, как как некий «общий рынок», зону неквотируемой беспошлинной торговли, предполагающий свободное перемещение капиталов, товаров, людей и услуг через границы стран такого «общего рынка». Но в Европе получилось по-другому. Интеграционные процессы привели к созданию государства имперского типа, в котором суверенные правительства были низведены не до самой почетной должности «вице-королей» или «наместников», в компетенции которых оставалось, в основном, общение со все чаще возмущающимися аборигенами национальных государств. «Желтые жилеты» во Франции — прекрасный тому пример.

Во-вторых, деньги. По подсчетам Палаты общин в 2018 году, Великобритания внесла валовой вклад в казну ЕС в 13,2 миллиарда фунтов стерлингов. Получила оттуда 4,3 миллиарда фунтов, поэтому чистый вклад Великобритании в ЕС в государственном секторе составил 8,9 миллиарда фунтов. А в ближайшей исторической ретроспективе «чистые», некомпенсируемые расходы Великобритании в 2013 — 2017 годах составили, в среднем, 7,9 миллиарда фунтов в год. Для валового внутреннего продукта страны ($2828833) — это мелочь, но мелочь обидная. «Мы платим свои деньги каким-то Польшам, Латвиям и Эстониям» — это, правда, из частного разговора.

И в-третьих, США. Лондон, в отличие от того же Киева, умеет хранить и пользоваться выгодами своего транзитного положения. А значит, без особых проблем может перевести на себя значительную часть трансатлантического товарного потока. Ведь и Север Европы (Британские острова), и ее Юг (Гибралтар) — это все Англия. И с такой логистической позицией она без церемоний сможет заняться тем, что умеет делать давно и хорошо: «Англичанка гадит» — как говаривал российский генералиссимус, князь Александр Суворов.

Вестминстерский дворец в Лондоне
Вестминстерский дворец в Лондоне
Марина Захарова © ИА REGNUM

Но и Европа не лыком шита. «Развод» с ней будет стоить Лондону и перспектив, и денег. Хотя с перспективами все не так страшно. Экономические прогнозы, как и любые прогнозы экспертной аналитики, мечутся в диапазоне от «засухи» до «наводнения». Так, например, анализ Казначейства Ее Величества предсказал, что ВВП Англии за 15 лет упадет на 7,5%. С другой стороны, профессор Кардиффского университета и авторитетный член группы «Экономисты за свободную торговлю» Патрик Минфорд не с меньшей убедительность доказывает, что Brexit может увеличить ВВП на 6,8%, и может снизить цены для британских потребителей. Так что за англичан можно не беспокоиться: они справятся. Не зря же потомок ирландских подданных британской Короны и американский президент Джон Кеннеди заметил как-то, что китайское слово кризис состоит из двух иероглифов. Один означает «опасность», второй — «благоприятная возможность».

Но вот деньги… Первоначально Брюссель потребовал около 50—60 миллиардов евро от Великобритании для выполнения финансовых обязательств Лондона перед ЕС. Потом под давлением Франции и Германии подняли необходимую сумму требований из-за Brexit до 91—113 миллиардов евро. В марте 2019 года Лондон предложил 39 миллиардов фунтов «отступных». На 31 октября окончательный расчет оценивается в размере 32 миллиардов фунтов.

И вот здесь хочется отвлечься и пробормотать в сторону моей страны, Украины: «Ребята, смотрите! В 2014 году вы всем телом бултыхнулись в лужу Евросоюза, пожертвовав ради несбывшегося ВХОДА своим промышленным производством, своей системой права, своей землей и тысячами жизней своих сограждан. А теперь посмотрите, что делают в случае ВЫХОДА… Да даже с «англичанки» предпоследние стринги сдирают. Да с «умом и сообразительностью» нашей политической элиты нас, в подобном случае, последнего зубного протеза лишат!».

Лондон
Лондон
Марина Захарова © ИА REGNUM

Ну, а Европе, в случае победы «брексит-настроений», придется очень серьезно задуматься. Потому что с выходом одного из «экономических локомотивов» рушится сама модель централизованной протоимперии и стимулируется рост евроскептических настроений на континенте. А судя по последним местным выборам в Германии, евроскептики (которые предпочитают называть себя «еврореалистами») опять прут к успеху, как хорошо отремонтированный танк.

И, опять, деньги. «Грандам» Евросоюза впору будет петь песенку мушкетеров: «Уже втроем, уже у нас потери…». Девять миллиардов фунтов (курс фунта к доллару — 1:1,31, фунта к евро — 1:1,19) — это мелочь для британского ВВП. Для доходов Евросоюза (168,7 миллиарда евро) — это более чем ощутимая потеря. Теперь крест евродотаций «Польшам, Латвиям и Эстониям», покряхтывая, взвалят на себя оставшиеся «мушкетеры»: Франция, Германия и страны Бенилюкса. И деться им некуда: не взвалят — ветреные прибалты да поляки переметнутся к более обеспеченному партнеру. Например, в BABS или «Инициативу Трех Морей», которая на глазах превращается не в институт Европейского Союза, а в неинституциализированную конфедерацию Австрии, Польши, Хорватии, Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Литвы, Румынии, Болгарии, Словакии и Словении под общим контролем США.

Окончательные итоги голосования станут известны завтра, в пятницу. Скучно не будет.

Читайте ранее в этом сюжете: Европа: правый марш продолжается