В истории можно найти немало странных ироний. Спустя десятилетия вместе со взлетом и крахом ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), вероятно, также будут говорить о взлете и крахе курдских надежд о собственной государственности. То, что стремление курдов к обретению собственной независимости в Сирии и Ираке постигла та же участь, что и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), конечно, является иронией трагических масштабов для курдов, пишет старший научный сотрудник Брукингского института Омер Таспинар в статье для Syndication Bureau.

Курды в Ираке
Курды в Ираке
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Bloomberg: что не так с проектом бюджета Ирана?

С точки зрения курдского национализма, безусловно, не может быть никаких сожалений на счет краха ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Но то, что произошло после территориального краха так называемого халифата — сначала в Ираке на фоне падения Мосула, а затем в Сирии после падения Ракки — не принесло курдам никаких стратегических выгод, на которые они рассчитывали.

Иракские солдаты. Мосул. 2016
Иракские солдаты. Мосул. 2016
Alhurra.com

Во время своей героической борьбы с боевиками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в период между 2014 и 2017 годами, курды могли рассчитывать на полную поддержку со стороны Запада. Но как только ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) перестало существовать, курды столкнулись с предательством, поскольку США и ЕС просто решили постоять в стороне и понаблюдать в момент, когда Анкара начала кампанию против курдов в 2019 году, в то время как Багдад сделал тоже самое в Иракском Курдистане в 2017 году.

Возможно, курдам следовало предвидеть подобное развитие событий, поскольку в прошлом они неоднократно сталкивались с предательствами. Но также ясно и то, что у них просто не было другого выбора. Появление ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) одновременно представляло собой и экзистенциальную угрозу, и стратегическую возможность для курдов. Мир с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) был просто невозможен. Можно сказать, что курды больше защищали свои земли, чем интересы Запада.

В период между 2014 и 2016 годами дела шли хорошо. Еще в 2017 году иракским и сирийским курдам казалось, что государственность действительно была в пределах досягаемости. В Ираке Региональное правительство Курдистана (KRG) намеревалось увенчать свои важнейшие территориальные завоевания провозглашением независимости. Вскоре после того, как полчища боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) потрясли мир в 2014 году, покорив Мосул, второй по величине город Ирака, курдские силы пешмерга захватили богатую нефтью провинцию Киркук на севере Ирака.

Курды
Курды
Kurdishstruggle

На Киркук претендовали как курды, так и арабы. Однако из-за неумелых действий иракской армии Багдаду не осталось иного выбора, как признать курдский суверенитет над Киркуком. Единственной альтернативной силой, также претендовавшей на Киркук, было ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). После того, как столица провинции Киркук оказалась под контролем KRG, курды почувствовали, что история наконец-то оказалась на их стороне. Курды также считали, что они должны консолидировать свои завоевания, прежде чем иракская армия сможет восстановить свои силы.

Необходимость действовать стала еще более очевидной, когда иракские силы при поддержке проиранских шиитских ополченцев выбили боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) из Мосула в начале 2017 года. После этого KRG приняло роковое решение о проведении референдума о независимости от Ирака в сентябре 2017 года.

Примерно в то же время сирийские курды также повышали ставки. Заручившись поддержкой США в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), отряды народной самообороны (YPG) были уверены, что Вашингтон вознаградит их за ликвидацию халифата, поддержав региональную автономию курдов.

Через пару лет все сильно изменилось. Сегодня, когда ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в существенной степени разбито, от «возрождения» курдов в середине 2017 года ничего не осталось. После того, как Турция начала военную кампанию на севере Сирии, американские солдаты покинули эти территории, а курды остались в одиночестве: теперь им пришлось бороться за собственное выживание, а не за государственность.

Снайпер турецкой армии
Снайпер турецкой армии
45aslan789456

В Ираке KRG в конечном итоге пришлось заплатить высокую цену за проявленную в 2017 году гордыню. После принятия смелого, но в конечном итоге катастрофического решения о проведении референдума о независимости, курды потеряли 40% территорий, которые они ранее удерживали, включая Киркук. После многолетней борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сирийские и иракские курды потеряли больше, чем получили.

И все же для курдов пока не все потеряно. Напротив, долгосрочный процесс курдского национального строительства идет полным ходом. Подавляющее большинство курдов больше не чувствуют себя частью Турции, Ирана, Ирака или Сирии. Несмотря на географическое разделение между этими четырьмя странами, они все чаще считают себя частью более крупной курдской нации и поддерживают связь друг с другом благодаря быстро развивающимся курдским СМИ.

В результате время и цифры говорят в пользу 30 млн курдов, которые за последние два десятилетия приобрели беспрецедентный уровень этнического самосознания, став самой большой нацией в мире, не обладающей собственным государством. В ЕС также присутствует политически активная курдская диаспора.

Безусловно, независимый и единый Большой Курдистан вряд ли появится в ближайшее время. Но, как ясно продемонстрировало становление ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), Ирак и Сирия оказались слабыми государствами, и они остаются таковыми. KRG приблизилось как никогда к реализации своей мечты о независимости, и вряд ли сейчас оно собирается сдаваться.

Курдистан
Курдистан

Читайте также: Global Times: сможет ли мир спасти международную торговлю?

В Сирии отряды народной самообороны YPG также продолжат стремиться к собственной автономии. Даже в Турции, где проживает половина курдов на Ближнем Востоке, курдская политика процветает, несмотря на все виды политического давления и несправедливости со стороны Анкары. Турецкие курды не только побеждают на выборах в своих регионах, но и начинают играть важную роль в турецкой политике как третья по величине политическая партия страны.

И, наконец, не нужно забывать, что благодаря героизму, проявленному в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), курды приобрели беспрецедентную глобальную легитимность и популярность. Западные правительства могут по-прежнему предавать курдов во имя realpolitik и своих геостратегических интересов, но западное общественное мнение, как в ЕС, так и в Соединенных Штатах, безусловно, поддерживает курдское дело. Завоевание сердец и умов жителей демократических стран — лучший вид инвестиций в будущее. Будет еще немало взлетов и падений, но для большинства курдов обретение собственной государственности — это только вопрос времени.