Судя по публичным итогам, встреча «нормандской четвёрки» в парижском Елисейском дворце оказалась именно «вечеринкой»: встретились, поговорили, разошлись. Из серьёзных её результатов, кроме решения об обмене «удерживаемыми лицами», и вспомнить-то нечего. Даже новая встреча, через четыре месяца в Берлине, вызывает более чем обоснованные сомнения. У каждого из лидеров свои проблемы: в Париже транспортный коллапс из-за забастовок, в Германии левые и правые радикалы набирают баллы на выборах в ландтаги, Россия один «Северный поток — 2» готова сменить на килограмм Донбассов. А в Украине, вместо реальной политики, явно желают дергать Россию за усы. В том числе по особо раздражающим «мелочам», как-то заявлениями украинского «шпрехенфюрера» (языкового омбудсмена) Татьяны Монаховой о полной украинизации публичной сферы страны. И никакие замечания Венецианской комиссии для нашего языкового вождя не то, что «не указ», но даже и «не авторитет».

Забор — главный инструмент урегулирования на Украине
Забор — главный инструмент урегулирования на Украине
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Для остальных же «договоренностей» (именно так, в кавычках), озвученных в Париже, явно не стоило собирать такую высокополитическую тусовку — достаточно было бы и уровня Трёхсторонней контактной группы в Минске. Особенно в моменте разведения войск на линии соприкосновения правительственных войск и восточных инсургентов. Там хватило бы и нескольких полковников, которые с помощью приказа, голосовых интонаций и какой-то матери сделали бы это и быстрее, и эффективнее.

На переговорах в «нормандском формате»
На переговорах в «нормандском формате»
President.gov.ua

Но есть один момент, который действительно имеет значение для будущих переговоров и их возможных срывов. На «нормандской встрече» президент Путин без сопротивления со стороны Макрона и Меркель регулярно подчёркивал «безальтернативность неукоснительного и последовательного выполнения Минских соглашений от 12 февраля 2015 года» (15.13−15.18). А там был записан следующий алгоритм действий из 13 пунктов;

  • отвод всех тяжёлых вооружений (пункт 2);
  • в первый день после отвода — начало диалога о модальностях местных выборов (пункт 4);
  • восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины, которое должно начаться в первый день после проведения местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования, включающего конституционную реформу (пункт 9);
  • конституционная реформа признавалась неотъемлемой частью Минского алгоритма (пункт 11).

И никто не крутил руки Леониду Кучме, представителю президента Порошенко, требуя подписать этот документ. На каждой странице…

И теперь Россия будет держаться именно формального прочтения Минского соглашения от 12 февраля 2015 года. И не потому, что Путин «боится резни», как он сам это сказал на финальном брифинге Парижской встречи, а потому, что это даёт России возможность без проблем снабжать 1-й и 2-й армейские корпуса, сформированные инсургентами в Донецке и Луганске. И которые, какую бы идиосинкразию это ни вызывало в Киеве, являются значимым фактором в перспективе событий на востоке Украины.

Так что Порошенко оставил мерзкое политическое наследие своему преемнику в президентском кресле. Но и Зеленского в Елисейском дворце никто за язык не тянул… А он там предложил такое, что (пока) делает невозможным проведение выборов в Донбассе. Я не знаю, кто писал на тех листках, с которых зачитывал президент, но он озвучил это! «Я подчеркнул, что проведение местных выборов в ОРДЛО возможно исключительно в соответствии с законодательством Украины и в соответствии со стандартами ОБСЕ на основе Копенгагенских критериев» (12.14 — 12.25)

На переговорах в «нормандском формате»
На переговорах в «нормандском формате»
Kremlin.ru

Но ведь от законодательства Украины до Копенгагенских критериев «сто вёрст, и всё лесом». «Копенгагенские критерии» — это свод правил, который определяет возможность претензии страны на членство в Европейском Союзе. Они были приняты в столице Дании в уже далеком 1993 году и требуют, чтобы «страна-кандидат достигла стабильности институтов, гарантирующих демократию, верховенство закона, права человека и уважение и защиту меньшинств, существование функционирующей рыночной экономики, а также способность справляться с конкурентным давлением и рыночными силами внутри Союза». Критерии разделены на три сектора: политические, экономические и законодательные. Ну, на последние два можно не обращать внимания, нам до них гораздо больше ста вёрст. Но вот политические критерии напрямую связаны с проблемой выборов. И я бы голосовал двумя руками за то, что бы в моей Украине были приняты в полном объёме «копенгагенские критерии», но без какой-либо привязки к украинскому законодательству сегодняшнего дня.

Ибо какое отношение к практике украинского законодательства имеют:

  • критерий «демократии», требующий, чтобы граждане страны имели возможность на равной основе участвовать в принятии политических решений на каждом уровне управления, от местных муниципалитетов до самого высокого национального уровня. У нас в стране, где «народовластие» оказалось не более, чем предвыборной завлекалочкой, закончившейся вполне реальной перспективой спекулятивной распродажи Украинской земли?
  • критерий «верховенства закона», требующий, чтобы государственная власть могла осуществляться только в соответствии с документированными законами, которые были приняты в установленном порядке. У нас в стране, где принцип права давно заменен принципом политической целесообразности?
  • критерий «прав человека», защищающий те права, которые каждый человек имеет в силу своего качества как человек, которые неотъемлемы и которые принадлежат всем людям. У нас в стране, в которой «имеющие право» люди разбегаются от украинской действительности по Польшам, Россиям да Турциям, как ошпаренные тараканы?
  • критерий «уважения и защиты меньшинств», направленный на сохранение каждой национальностью в государстве своей отличительной культуры и практики, в том числе своего языка. Ну тогда — привет шпрехенфюреру Монаховой и всем проектам языковых законов последней пятилетки!

Практика показывает, что внедрять «Копенгагенские критерии» ЗЕвласть и не собирается — побоится воинствующих национал-радикалов под Офисом президента. Но тогда апеллировать к «Копенгагенским критериям» как к истине в высшей инстанции в международных переговорах — это откровенная глупость. Потому что теперь все, не только Россия, инсургенты или, там, Китай, но и даже уже подуставшие от Украины европейцы, всегда смогут «подловить» Киев на нарушении обещаний европейского уровня. И сорвать процесс.

А ведь никто за язык не тянул…

Киев