Еще не утихла шумная кампания вокруг конфискации Мальтой двух контейнеров банкнот, напечатанных российскими монетными дворами для одного из двух ливийских правительств — правительства фельдмаршала Хафтара — как в другой части Африки, в Либерии, разгорается скандал, в котором также фигурируют контейнеры денег, напечатанные в России.

Либерия
Либерия
Photo RNW.org

ИА REGNUM сообщает об этом первым.

Либерию сотрясает бюджетный кризис — причем в специфическом, чисто африканском варианте: госслужащим и бюджетникам просто не платится заработная плата. Прямо сейчас, в эти часы либерийские государственные служащие требуют выплатить задолженность по зарплате, в противном случае они грозят начать акции протеста немедленно, не дожидаясь анонсированного общенационального массового протеста, назначенного на 30 декабря. Правительство, возглавляемое Джорджем Веа, как показывают наблюдения аналитиков африканской политики, предпочитает вместо того, чтобы разрабатывать долгосрочные меры для решения проблемы, полагаться на быстрые решения, мягко скажем, не слишком коррелирующие с законом. Вот здесь и всплывает информация о русских монетных дворах — оппозиция через общенациональное издание «Дейли Обсервер» открыто обвиняет кабинет в том, что он напечатал в России миллиарды ничем не подкрепленных нигерийских долларов и ввез их в страну, чтобы именно ими покрыть задолженность перед бюджетниками.

Никаких доказательств не приводится, но у игр с банкнотами либерийского доллара довольно давняя темная история, на чем умело играет оппозиция.

Еще в сентябре 2018 года местные СМИ сообщили, что в период с 2016 по 2017 год из морских портов Либерии исчезли контейнеры, заполненные либерийскими долларами, напечатанными шведским частным печатным двором «Крейн ЭйБи». Тогда Центральный банк Либерии отрицал все обвинения и заявил, что деньги успешно размещены в его хранилищах — впрочем, никак это не подтверждая документально.

Начиная с июля 2017 года либерийский доллар стремительно терял стоимость — возник очевидный кризис ликвидности, а поскольку наличный оборот для Либерии формирует основу расчетов, потребовались новые банкноты. Ну как тут не решить по пути еще несколько сугубо приватных задач?

Джордж Веа
Джордж Веа
PRESIDENT GEORGE MANNEH WEAH

Пришедший к власти в январе 2018 года президент Джордж Веа почти сразу же объявил, что центральный банк направит в экономику 25 миллионов новых долларов, чтобы заменить старые либерийские доллары.

Президентские «зачистки», как этот процесс назвали местные наблюдатели, проходили в период с июля по октябрь прошлого года. Предполагалось через обмен денег уменьшить количество местной бумажной валюты в экономике, чтобы замедлить дальнейшее обесценивание. При этом нигде не обсуждалось — будет ли этот обмен техническим или он будет связан с какими-то процедурами.

Программа в итоге окончилась скандалом — правительственная следственная группа при президенте не смогла найти следы довольно значительной части напечатанных новых долларов. Выяснилось, что только 5 млрд либерийских долларов из общей суммы в 15,5 млрд были напечатаны и распространены в соответствии с законодательством Либерии. На остальную эмиссию Центральный банк не получил законодательного одобрения, и тем не менее заключил еще один контракт с «Крейн ЭйБи», которая приступила к печати и доставке денег в Либерию. Таких напечатанных без законодательного одобрения банкнот следователи насчитали на 2,57 млрд либерийских долларов. Их дальнейшая траектория неизвестна.

В результате расследования в марте по рекомендации следственной группы были арестованы бывший исполнительный управляющий Центрального банка Милтон Уикс и его заместитель Чарльз Сирлиф — сын бывшего либерийского президента Эллен Джонсон-Сирлиф. В последствии Уикс и Сирлиф были выпущены из тюрьмы с запретом покидать пределы Либерии.

Либерийский доллар
Либерийский доллар

Аналитики подсчитали, что в экономику Либерии было запущено всего около 10 млрд либерийских долларов без изъятия каких-либо банкнот — обнаружилось, что старые либерийские доллары были вновь введены в экономику в течение шести месяцев после изъятия из обращения.

«Либерийцы должны оставаться мирными и дать нам шанс показать, на что способно правительство» — пытается успокоить население президент Джордж Веа, но удается ему это все хуже и хуже.

Агропромышленная группа «Файрстоун», один из крупнейших частных работодателей страны и историческая опора местной экономики, планирует уволить 13% своей рабочей силы до конца года. Малазийский «Сайм Дарби», гигант в производстве пальмового масла, работающий в стране с 2009 года, в августе объявил о своем полном уходе из страны. Из 220 000 га пальмовых и каучуковых плантаций было посажено только 10 000 га. Либерия также страдает от сокращения международной помощи — с 19,3% ВВП в 2016 году до 14,3% в этом году — и ухода солдат ООН, которые тратили в Либерии почти 150 миллионов долларов в год и поддерживали тем самым многие малые предприятия, что для страны с объемом внутреннего валового продукта меньше $3,4 млрд было значительным ресурсом.

В результате всего этого налоговые поступления почти прекратились, инфляция подскочила на 11 процентных пунктов за год до 24,5%, что оставило для режима Джорджа Веа едва ли не единственный выход — печатать больше необеспеченной наличности. Причем печатать в обход парламента, не давая оппонентам оружия против себя.

И здесь мы приходим к тому, что нас в этой ситуации интересует в первую очередь: к новым инструментам влияния России. Мы уже рассказывали читателям ИА REGNUM о том, как калий стал «золотой акцией» российского влияния в Нигерии для президента Мухаммада Бухари. Русские монетные дворы формируют такую же по функциям, но другую по механизмам «золотую акцию» влияния России на либерийского президента Джорджа Веа.

Аналитическое бюро «RE:Ports»

Подробности и другие материалы на телеграм-канале эксклюзивной аналитики по африканской тематике «Тамтамы-reports»: https://t.me/tamtamreports. Открытая подписка.