По-моему, это было трудно не заметить: Франции и Германии на переговорах «нормандской четверки» практически не было. Макрон продемонстрировал «протокольную любовь» с Германией: «мерседес» Меркель подкатил к самым ступеням дворца, в то время как «понаехавшие славяне» должны были дефилировать к «вестибюлю чести» через весь двор. Правда, вдоль почетного караула.

Борис, ты прав!
Борис, ты прав!
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

И всё… после этого участие европейцев, во всяком случае, публичное, ограничивалось дежурными улыбками, жестами и фразами. Порой без особого вникания в их содержание. Чего стоит, например, заявление Ангелы Меркель во время итогового брифинга: «Мы договорились о трех пунктах… До конца 19 года запланировано всё-таки прекратить огонь — это непросто, а уже потом, с двадцатого года, в Станице Луганская, Золотом и Петровском произойдет окончательное разведение, и такая победа уже будет дальше закрепляться» (с 6.20 по 7.08).

Ангела Меркель
Ангела Меркель
Kremlin.ru

Фрау канцлерин! Станица Луганская, Золотое и Петровское — это три тех очень редких примера, которые может предъявить миротворческий процесс на восточной Украине: разведение там уже осуществили. Во всяком случае, официально. В Станице даже мост через Северский Донец восстановили и открыли 20 ноября. Торжественно, в присутствии Зеленского. Поэтому если «ляпы» Зеленского в Елисейском дворце (не на тот стул норовил сесть, не тем боком к камере повернулся или реприза «официально это была встреча ТРЕХ лидеров», на 22-й секунде) можно объяснить «протокольной неопытностью» или волнением, то оговорка немецкой пани свидетельствует явно о другом — о безразличии к теме.

Остальное время Меркель сидела с бесстрастием сфинкса, ограничиваясь церемониальными репликами и заготовленным ответом на вопрос немецкого корреспондента об убийстве в Берлине чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили. Хотя нет, Зеленскому однажды удалось пробить тевтонскую невозмутимость канцлерин. Когда он заявил, что ему «хотелось бы не просто переговоров, хотелось бы решения проблем». Тут даже Меркель не выдержала: развернулась и недоуменно уставилась на Зеленского. Ведь она-то знает, что переговоры и есть инструмент для решения проблем.

Сдержанность и какое-то безразличие Макрона и Меркель где-то можно понять. Им сейчас сложно и не в тему думать о проблемах каких-то Camporum Desertorum vulgo Ukraina (Диких полей, проще говоря, Украины), поскольку совсем под носом происходят события, грозящие делу жизни Меркель и молодым мечтам Макрона об «общеевропейской цивилизации», грозящие Евросоюзу. И мыслями лидеры Франции и Германии были именно там…

Эммануэль Макрон
Эммануэль Макрон
Kremlin.ru

В Англии!

12 декабря, в четверг, в Соединенном Королевстве пройдут досрочные парламентские выборы. Реальная интрига выборов одна — Брексит, выход Великобритании из состава Европейского союза. И сейчас политическая Англия, по мнению моих британских знакомых, где-то напоминает политическую Украину: все разделены на сторонников и противников выхода, и если ты не «свой», то значит, ты расист, антисемит, агент Кремля и «уши» Путина.

За «волю Англии» отчаянно сражаются консерваторы (тори), ведомые премьер-министром Борисом Джонсоном. Тори сейчас являются лидерами предвыборных опросов, от 42 до 44 процентов. На пятки консерваторам, причем с повышающимся результатом, наступают лейбористы Джереми Корбина — 31−33%, не менее беззаветные сторонники Евросоюза. Если победят тори, то выход Британии из ЕС (причем, вплоть до «жесткого варианта) станет уже неизбежным. В случае победы Корбина возможно всё, вплоть до повторного референдума по выходу Соединенного Королевства из ЕС.

Борис Джонсон
Борис Джонсон
Chatham House

Тори на этих выборах поддерживают «триумфаторы Европарламента», партия BREXIT Найджела Фараджа: на выборах 2019 года они набрали депутатских мест почти столько же (29), сколько все «политические старички» скопом (30). И в ноябре Фарадж заявил, что его партия не будет выставлять кандидатов в тех 317 округах, где на прошлых выборах победу одержали консерваторы. Это повышает шансы тори, но и их противники уже сделали то же самое — лейбористам «освободили места» либерал-демократы, зеленые и националисты Уэльса.

Так что Макрону с Меркель есть о чем задуматься. Потому что Брексит, в случае его осуществления, станет неимоверным ударом по самой идее Евросоюза, превращающегося, по плану «грандов» Старой Европы, в эталонную империю, подминающую под себя всю Центральную и Южную Европу и уверенно рвущуюся на восток. Прежде всего, потому, что Англия исторически являлась третьим, после Германии и Франции, «спонсором Евросоюза», чьи взносы в бюджет единой Европы значительно превышали субвенции и дотации оттуда. Теперь дополнительные расходы на экономику гордых, независимых, но остро нуждающихся в деньгах центральноевропейских стран могут упасть на плечи Парижа и Берлина. Прибалты уже жалуются на сокращение дотаций новым европейским государствам. И одной из причин этого процесса называется «выход Великобритании из ЕС».

А что делает гордая и независимая леди, когда у джентльмена заканчиваются деньги? Правильно, уходит к другому джентльмену! И это вторая опасность Брексита. Она не только в том, что на северо-западе Европы может сформироваться непотопляемый авианосец США, Британские острова, но и в том, что весь восточный фланг Евросоюза может с песней и дружно уйти «под харизму Дональда Трампа», который так эффектно покорил и Варшаву, и всё «Восточное Партнерство» в июле 2017 года.

Ну, и есть ли в таких условиях возможность не приуныть и возникнет ли особое желание задумываться над проблемами «вульго Украина»?