Иван Шилов © ИА REGNUM

Как сообщила пресс-служба посольства России в Турции, турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану впервые было передано приглашение посетить парад Победы в Москве 9 мая 2020 года. Турция не отмечает День Победы, поскольку формально не участвовала во Второй мировой войне. Если Эрдоган примет приглашение и приедет в Москву, это станет символическим многозначительным жестом и поворотным моментом для российско-турецких отношений.

Война или балансирующий нейтралитет

23 февраля 1945 года Анкара встала на сторону антигитлеровской коалиции и объявила войну Германии и Японии. Правда, в боевых действиях турецкие войска не участвовали. Так что у Эрдогана нет формальных оснований для отклонения приглашения России. Но, как считается, главной причиной, побудившей Турцию объявить войну Третьему Рейху, стало решение Ялтинской конференции задействовать в создании Организации Объединенных Наций только те государства, что объявят войну Берлину до 1 марта 1945 года. Турции удалось встроить себя в систему международных отношений, которую выстраивали державы-победители. И что бы сейчас ни говорили или писали разные исследователи, турецкая дипломатия на том этапе оказалась на высоте. Другое дело, что в годы Второй мировой войны Анкара заявляла о нейтралитете, при описании которого многие западные, российские и турецкие историки ломают перья.

Известное турецкое академическое издание Uluslarası Politika Akademisi, анализируя политику Турции времен Второй мировой войны, пишет, что на «лидеров страны оказывали огромное влияние последствия Первой мировой войны, приведшие к упразднению Османской империи». С одной стороны, Анкара опасалась, что ставка «не на того» приведет к «потери Турции как государства». В этом смысле тревогу вызывали, прежде всего, политики Великобритании и Франции, которые, что не секрет, принимали участие в развале Османской империи, это было зафиксировано в Лозаннском договоре 1923 года. С другой стороны, в стране имели влияние силы, которые мечтали об «историческом реванше», видя опору в фашистской Германии. Особняком стояла «московская политика» Анкары.

Турецкое правительство под руководством Мустафы Кемаля поддерживало доброжелательные отношения с Советским Союзом. Отношения были закреплены договором о дружбе и сотрудничестве между СССР и Турцией, подписанным в 1925 году, и дополнительным протоколом к договору, подписанным в 1929 году. «Турция стремилась избегать рискованных маневров, у нее постоянно менялся «центр угроз», дрейфующий с Запада на Восток и обратно, — пишет Uluslarası Politika Akademisi. — Страны фашистской оси активно стремились вовлечь Турцию в войну на своей стороне. Тоже самое предприняла и антигитлеровская коалиция, хотя Сталин занимал нейтральную позицию. В периоды превосходства Германии на передний план вдвигались политики, известные своей приближенностью к ней, упрочивались их позиции, они способствовали развитию двусторонних отношений государств. С потерей Германией политического, экономического и военного превосходства в последующие годы войны приближенные к Германии политики и бюрократы один за одним уходили в отставку».

Ататюрк выходит из Великого Национального Собрания. 1930
Ататюрк выходит из Великого Национального Собрания. 1930

При этом, утверждает издание, «только благодаря невероятным усилиям турецких государственных деятелей, прежде всего, президента Исмета Иненю, «Турции удалось уклониться от втягивания в войну и удержаться в стороне от ее разрушительных событий». В то же время существует устойчивое мнение, согласно которому Анкара находилась «на низком старте», выжидала, когда перевес окажется на чьей-то стороне, чтобы потом принять окончательное решение. И существует мнение, что Турция в случае падения Сталинграда планировала вступление в войну на стороне фашистской Германии, была готова к нападению на Советский Союз осенью 1942 года. Но не все так однозначно.

Операция «Гертруда»

В октябре 1937 года Мустафа Кемаль отправил в отставку премьера Исмета Иненю, одного из основателей и лидеров Народно-республиканской партии (НРП), назначив на этот пост Джеляля Баяра. Это было воспринято в Москве как «политическая победа в Турции прогерманских сил». В ноябре 1938 года Кемаль скончался, на его место был выбран Иненю. После этого в Москве немного успокоились, полагая, что экс-премьер является «защитником независимости Турции и сторонником развития дружественных отношений с СССР». В своих действиях уже по ходу начавшейся Второй мировой войны он действовал предельно осторожно, внимательно наблюдая и оценивая формирующийся баланс военных и политических сил. При этом нет оснований утверждать, что тогда политика Турции была полностью враждебна СССР. Более того, Анкаре практически в равной степени не доверяли как Германия, так и ее противники.

Франклин Рузвельт, Исмет Иненю и Уинстон Черчилль на 2-й Каирской конференции. 1943
Франклин Рузвельт, Исмет Иненю и Уинстон Черчилль на 2-й Каирской конференции. 1943

В январе 1942 года Берлин сообщил туркам, что в преддверии наступления германской армии на Кавказ было бы «весьма ценно сосредоточить турецкие войска на русской границе». Москва получила об этом информацию. В апреле 1942 года было решено повторно (в первый раз это сделали в августе 1941 года, правда, по другим причинам — С.Т.) сформировать Закавказский фронт под началом генерала Ивана Тюленева. Началась битва за Кавказ, немцы рвались к нефтяным промыслам Баку. Важная роль при этом отводилась Турции. Были разные варианты: оккупация республики в случае «непредвиденных обстоятельств» или проведение политического переворота. Так, Гитлер отдал приказ устроить в Турции, говоря нынешним языком, «цветную революцию», чтобы властная конфигурация в большей степени отвечала интересам Берлина.

Берлин бесило то, что Иненю, президента Турции, не вдохновляли успехи немцев на Кавказе. Было принято решение о реализации операция «Гертруда», итогом которой планировалось смещение главы Турции. Как пишет американский историк Джон Г. Джилл, Иненю был обвинен в том, что из-за его «неспособности занять твердую позицию, Турция может навлечь на себя гнев Германии, и та лишит ее доли военных трофеев, причитающихся ей». Президент был отправлен на виллу на берегу моря, чтобы «подкрепить пошатнувшееся здоровье». На следующий день заговорщики подписали секретный договор с Германией и подготовились к тому, чтобы объявить Турцию «находящейся в состоянии войны». Анкара должна была поддержать наступление немцев на Кавказ и Сталинград, хотя официального подтверждения присоединения Турции к пакту стран «оси» не было.

Турецкие офицеры совершают визит на советско-германский фронт. 1941
Турецкие офицеры совершают визит на советско-германский фронт. 1941

Турки вступили в боевое столкновение с Красной армией как на границе с Ираном, так и на батумском направлении. Позже некоторые историки Великой Отечественной войны станут называть Батуми «Сталинградом на Черном море». Однако в 1943 году Иненю возвращается к власти, что выглядит во многих отношениях явлением загадочным. Есть данные, что во многом этому способствовала британская разведка. В турецком руководстве вопрос участия Турции в войне на стороне Германии больше не поднимался, а Лондон стал придавать особое значение скорейшему вступлению Анкары в антигитлеровскую коалицию. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль пытался убедить Иненю начать активность не позже августа 1943 года. Но Турция придерживалась продолжения политики нейтралитета. Лишь когда в июне 1944 года через проливы в Черное море прошли два немецких военных корабля, а страны антигитлеровской коалиции потребовали от Турции полного разрыва экономических и дипломатических взаимоотношений с Германией, 2 августа Анкара пошла на этот шаг.

После войны

По большому счету, у СССР были все основания предъявить счеты к Турции за ее политику во Второй мировой. 19 марта 1945 года советское правительство денонсировало советско-турецкий договор о дружбе от 1925 года, после чего начались неформальные консультации и переговоры о заключении нового договора. В июне 1945 года министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов при встрече с послом Турции Селимом Сарпером заявил о новых условиях заключения соглашения. Речь шла о режиме совместного советско-турецкого контроля Черноморских проливов (с размещением советской военно-морской базы) и возвращении Советскому Союзу территорий в Закавказье, отошедших Турции по Московскому договору 1921 года. Что из этого вышло, хорошо известно.