6 декабря 2019 года Кунцевский суд города Москвы закрыл историю большой политической провокации, через которую несистемная радикальная оппозиция, которую называют либертарианской, собиралась раскачивать атмосферу скандала и истерики, чтобы таким образом навязать обществу свою повестку.

Егор Жуков
Егор Жуков
Скриншот видео YouTube канала @Блог Жукова

Цель — взорвать электорат накануне выборов через вовлечение в протест по поводу наказания Егора Жукова и двух проходящих по делу о нападениях на полицию и экстремизм молодых радикалов во время выборов в Мосгордуму. Из них всеми силами старались сделать мучеников и «жертв режима» со всеми блестящими перспективами в виде статуса политзаключённых, зарубежного финансирования и медийной раскрутки до международного уровня.

Почему это дело было выгодно Навальному и Соболь? Да потому, что Жуков, как и двое остальных — это их товар. Это то, за что они получают деньги на Западе. Чем жестче был бы приговор, тем больше донатов получил бы Навальный на свой регулярный отдых за рубежом.

Но российского Нельсона Манделы из Егора Жукова не вышло — суд дал «молодому революционеру» три года условно вместо четырёх реальных лет, запрашиваемых обвинителем. И тем самым спустил воздух из этого шара, не дав случиться информационному взрыву, на который очень рассчитывали сам Жуков и его кукловоды постарше. Жуков сидеть не будет, но тем не менее он получил условный срок, и все три года будет под жёстким наблюдением.

Три года Жуков будет регулярно отмечаться в исполнительной комиссии, фиксируя там абсолютно любые свои перемещения. Два года ему запрещается создавать сайты и вести личный блог. Каждое слово ему теперь придётся внимательно фильтровать, ибо как бы он ни петушился, сидеть ему совершенно не хочется. Можно ли считать это наказанием?

Можно — если понимать, какие планы были таким решением суда сорваны. Теперь Жуков никакой не пострадавший, нет повода для ажиотажа вокруг него. Но зато теперь любая его выходка сделает не власть, а его виноватым в провокации и поставит под подозрение. Провоцировать власть теперь Жукову невыгодно — провокаторам как-то не сочувствуют.

Любовь Соболь проводит импровизированный митинг. Август 2019 года, Москва
Любовь Соболь проводит импровизированный митинг. Август 2019 года, Москва
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Жуков заявляет, что не оставит публичной деятельности и не стоит от него этого ждать. Но никто от него этого и не требовал. Публичная деятельность бывает разной. В вину ему вменили то, что он, призывая к участию в незаконных протестных акциях, не обозначил пределы допустимого в их проведении. «Бойкот выборов — это лишь начало», «С системой нужно жестко и планомерно бороться», «Мирная революция возможна (доказательства)». «Митинги. Что дальше?» — эти формулировки содержат самые настоящие призывы к любым действиям, ограниченным лишь возможностями участников — так оценила действия Жукова в Ютубе судья Светлана Ухналева.

Также было отмечено, что Жуков действовал по причинам политической ненависти и тщательно заранее готовил свои видеоролики. То есть добивался самого расширенного вовлечения в просмотры и экстремистские действия как можно большего количества людей. Лингвистическая экспертиза стала основанием для этих оценок. То есть все экстремистские статьи, как говорил Глеб Жеглов, у него на лбу написаны.

Однако власть не попала в расставленный ей либертарианский капкан, не пошла по пути затягивания процесса и превращения его из уголовного в политический. Решение суда вызвало противоречивые реакции у либеральной тусовки Москвы — сначала они громко ликовали, а потом поняли, что их обманули, и стали «крутить кино обратно» — требовать полного оправдания и кричать, что условный срок — тоже срок и даже хуже реального. Ибо если Жуков будет продолжать учиться и жить обычной жизнью, то теперь какой же из него страдалец?

Да, теперь ему нужно каждый раз семь раз отмерить, прежде чем один раз отрезать, но для СМИ такой персонаж уже не интересен и информационных поводов для скандала не создаёт. Это поражение, которое никакими потугами не превратить в победу. Человек на свободе — о чём тут ещё говорить? Обсуждать его хулиганские действия и лепить из этого героя? Зачем?

«Прогулка» по Страстному бульвару. Акция протеста несистемной оппозиции. Август 2019 года, Москва
«Прогулка» по Страстному бульвару. Акция протеста несистемной оппозиции. Август 2019 года, Москва

Если Жуков станет в эти два года вопреки решению суда вести интернет-страницы, он будет посажен реально. Если он этого хочет, он это получит. Если человек рвётся в тюрьму, удержать его невозможно. Но рвётся ли туда реально Жуков? Ведь миллиардов Ходорковского у него нет, а таким образом отрабатывать гонорары разных радиоголосов и НКО — это то, ради чего стоит посидеть? Это та карьера, которая ему интересна? И где гарантии, что потом, старый и больной, он еще будет кому-то нужен?

Эксперты либерального пула взялись обсуждать, есть ли у Жукова «лидерский потенциал». Это не значит, что они взвешивают его организаторские способности. Нет, они лишь прикидывают, способен ли он быть настолько буйным, чтобы реально пойти за все рамки и принять за это судьбу политзэка и бревна, которое разобьют, ударяя им в ворота крепости власти. Это они понимают под словом «способности к лидерству».

При этом эти эксперты пытаются выставить дело так, что решение суда по Жукову — это якобы «удар по судебной системе». Так как процесс якобы был сфальсифицированный. Однако они даже не берутся доказывать факт фальсификаций, так как не смогут этого сделать. Все обвинения в фальсификациях — это лишь безответственная болтовня, желание привлечь к себе внимание.

Вся кампания по Жукову — это сплошной либертарианский пиар. Политическое хулиганство под видом большой политики. Отметились все — политолог Глеб Павловский, не могущий простить власти отказ от его драгоценных в самом прямом смысле слова услуг, проректор ВШЭ Валерия Касамара (да кто бы сомневался!), актриса Чулпан Хаматова, последнее время больше известная как публичный политик, завязавшая с кино, и, конечно же, «наше всё» Алексей Навальный и Илья Яшин.

Либертарианцы серьёзно обижены на власть за то, что та «закрыла тему». И тут же мстят власти, рисуя её чуть ли не выпавшей в кому. «В федеральной верхушке власти особенно сейчас наблюдается паралич управляемости страной. Он отчасти вызван перспективой транзита власти в 2021−24 годах, отчасти — политизацией общества снизу. Не думаю, что нам надо ждать чего-то, кроме таких реактивных рывков и шараханий то в ту, то в другую сторону. Возникли своеобразные «ножницы» между верхушкой управленческого класса и управленческим классом в целом. Управленцы не понимают стратегии верхов, как она проявляется в этих странных, отрывочных репрессиях», — заявляет Павловский.

Сколько он таких заявлений в духе «всепропалоооо!» сделал за последние годы — не перечесть, но, видимо, пластинку заело всерьез и надолго…

Глеб Павловский
Глеб Павловский
Evgeniy Isaev

Никакого паралича управляемости, конечно, в верхушке нет. Политизация общества в канун выборов — естественный циклический период, когда все оживляются, но сказать, что управленцы не понимают стратегии — это назвать их идиотами. Это халтура, за такие экспертизы денег, тем более «драгоценных», платить нельзя.

Управленцы всё прекрасно понимают в стратегии верхов, не понимающие в управленцы просто не попадают, а вот «ножницы» между верхушкой управленческого класса и управленческим классом в целом — это всецело выдумка Павловского. Разница между уровнями иерархии в управлении была всегда, и говорить, что сейчас возникло нечто новое — это просто нагло врать.

Власть переиграла оппозицию на их любимом поле, причём переиграла как детей, и потому те очень раздражены. Они будут толкать Жукова на провокации и посадку, иначе о них забудут и в лучшем случае над ними посмеются. Именно это означает приговор Егору Жукову, и все прочие интерпретации этого события являются инерционным пиаром в стиле «зелен виноград».

Но либертарианцы не самостоятельные акторы, они — марионетки в чьих-то властных руках. И потому их использование в дальнейшем политическом процессе будет продолжено, как в тюрьме подсылают шнырей для наезда на опасных соперников, чтобы посмотреть, не сделают ли они ошибки. Другой функции у либертарианцев не бывает, как бы они ни заблуждались по поводу своей роли в истории.

Судьба марионетки, которую использовали вслепую, — печальная участь, но политика — дело жестокое, и потому всякий в ней платит свою цену в меру размера амбиций и уровня понимания. Понимание же приходит с возрастом, и потому никогда не прекратится вовлечение молодых доверчивых простаков в жестокие игры циничных кукловодов. Сломанные судьбы былых кукол в сферу забот манипуляторов не входят.