Я/мы Егор Жуков. И далее в том же духе. Можно и так. Многие встали на защиту студента-политолога из ВШЭ. И едва ли не больше всех в рядах защитников персонажей вроде Ильи Яшина. Егора Жукова, напомню, обвиняли в экстремизме; последнее углядели в его видеоблогах. Сегодня студенту-политологу дали три года условно.

Винсент Ван Гог. Прогулка заключенных (фрагмент). 1890
Винсент Ван Гог. Прогулка заключенных (фрагмент). 1890

Прав он был или не прав — решает суд. Что он, собственно, и сделал. Вот только представим, что подобное происходит, к примеру, в США. И студент-политолог из университета — массачусетского или бостонского — размышляет о том, что для объявления войны нужен повод. А после понадобится 5 миллионов человек, необходимых для «победы движения» над режимом. Заодно студент поразмышляет, как хорошо бы не платить налоги и станет ругать выходящих на улицы за мирный протест. Жёстче, надо быть жёстче! Решительнее надо действовать, решительнее! Как бы поступили со студентом в США?

Присутствие же в защитниках Жукова таких персонажей, как рэпер Oxxxymiron, главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов и прочих им подобных лишний раз показывает, для чего и для кого был нужен данный протест. Очередная жертва режима, очередной невинный мальчик. И далее в том же духе.

Oxxxymiron
Oxxxymiron
(сс) Alina Platonova

В результате власть дрогнула. Кому этим она сделал лучше? Себе? Жукову? Три года условно — это, на самом деле, ни туда и ни сюда, что называется. Потому что «условка», с одной стороны, говорит о том, что власть в очередной раз прожали, а, с другой — что преследования таких, как Жуков, не прекратятся. То есть война, наоборот, продолжится — и ситуация будет расшатываться. Кому от этого лучше? Нужно иметь мужество, чтобы прекратить подобное. Его не оказалось. Ни у кого.

У самого же Егора Жукова теперь есть два пути. Первый — его могут тупо банально использовать. Ну, как очередного «узника совести», который нужен исключительно тогда, когда его прессуют. Такие персонажи необходимы соответствующим силам лишь для хайпа. Смотрите: студента в тюрьму отправляют! Именно так действуют те, кто беспардонно выводят детей на улицы, а после плюют на последствия.

Второй путь — вхождение в ряды маленьких, но вождей. Для этого студент-политолог сделал немало. Он произнёс яркую «прощальную» речь. Она насквозь фальшива — прежде всего из-за своей патетики. Напоминает сладкую вату — такую пышную и большую, но начни есть, и она тут же уменьшается в размерах до клейкого пятна. Речь эта — «прощальная», жуковская — слеплена по принципу, по которому снимают российское «фестивальное» кино. Напихано всё, что народ хочет схавать. Христиане и феминистки, вставайте на мою защиту, возопил Жуков! «Не верю!» Но кто-то поверил. Тот, кто глуп, и тот, кто изначально хочет верить.

Однако гуманизм — это почти всегда замечательно. И по-человечески я рад за Егора Жукова. Вот только почему гуманизм этот в России так избирателен? Как говорил один персонаж, «чтобы не сесть в тюрьму, у нас надо воровать вагонами». А украл курицу — и за решётку, но если расхищаешь миллиарды — ещё поговорим. За Егора Жукова вступились — солидарность! Но кто вступится за тех, кто невинно угодил в тюрьмы? Кто подумал о них? Или все эти реально невинно осуждённые не представляют никакого интереса, потому что от них никакого хайпа?

Василий Верещагин. Свидание заключенного со своим семейством. 1868
Василий Верещагин. Свидание заключенного со своим семейством. 1868

Раньше и власти были порепрессивнее, и правозащитники помощнее, а сейчас всё как-то мелко. И со всех сторон предельно избирательно. Пощада для одних, но максимально суровое наказание для других. Для тех, кто не в «тусовке». А потому от творящегося «гуманизма» больше вреда, нежели пользы. Он, как и речь Жукова в суде, фальшив и патетичен — и быстро скукоживается до размера клейкого пятна. Вот только когда в очередной раз вы услышите о «кровавом режиме», вспомните это. В 1999 году в России в тюрьмах сидело 1 миллион 60 тысяч заключенных. На ноябрь 2019 года сроки отбывают 530 тысяч заключенных. Таковы цифры, а не вопли.

И ещё одно. В своё время у меня вышла статья «"Они же дети» прикончат Россию». Статья широко разошлась по веб-просторам. Написанное в ней стоит перечитать после дела Егора Жукова. Перечитать и понять, что в России прямо сейчас растут сотни тысяч детей, подростков, юношей и девушек, которых с ранних лет учат ненавидеть Россию и всё с ней связанное. И в этой науке — в отличие от большинства других — они сами с удовольствием занимаются самообразованием.

Их не надо заставлять, принуждать к тому, чтобы хаять и оплёвывать всё связанное с Россией. Дело не в режиме, нет. С младых лет им прививается мысль, что они родились и живут в порочной тюрьме, в застенках, в пыточной, в карцере. Здесь нет шанса на самореализацию, здесь нет надежды на правду, на справедливость, а вот там, за пределами этого «пыточного ада», за пределами этой «слепящей» тьмы», намного-намного лучше.

Орден предателю
Орден предателю
Цитата из кф «Сказка о Мальчише-Кибальчише». реж Евгений Шерстобитов. 1964. СССР

Так кончи это гнилое образование! Так уничтожь то, в чём существуешь! Принеси другое — лучшее! Just do it. И будет тебе счастье. Великое прекрасное счастье с ошейником на цепи.

Подобных установок не исправить внятными аргументами, потому что ненависть их слепа и глуха — яростна. Не исправить подобного и сроками — условными или реальными. Нужно предлагать альтернативу, а её нет. И думать о ней, похоже, на верхах мало кто собирается. Верхи заняты собой, ослеплены собственным величием настолько, что не видят, как снизу поднимается адский бурелом, грозящий уничтожить всё — уже навсегда и окончательно. Те же верхи, которые понимают это, абсолютно спокойны — они подготовили пути отступления и запасной плацдарм.

Вот только у остальной России ничего этого нет. И не предвидится. Запомни: ты не Егор Жуков и тебя не спасут.