Иван Шилов © ИА REGNUM

Когда поступили сообщения о том, что шестичасовые переговоры в тбилисской гостинице «Билтмор» между представителями правящей партии «Грузинская мечта» и оппозиционными партиями завершились безрезультатно, стало ясно, что ситуация в стране меняется радикальным образом.

Дело в том, что ранее многие эксперты предполагали, что «Грузинская мечта» для поиска компромиссных решений самостоятельно вступит в контакт с представителями оппозиционных сил. Но такого не произошло. Главными модераторами в переговорах власти и оппозиции выступили представители аккредитованного в Грузии западного дипломатического корпуса, в частности посол Европейского союза Карл Харцелл и исполняющая обязанности посла США Элизабет Руд. Они проводили встречи и консультации как с представителями «Грузинской мечты», так и лидерами некоторых оппозиционных партий, добились того, чтобы те вступили в переговоры друг с другом. Но почему правящая партия позволила себя уговорить, понимая, что оппозиция намерена через парламентскую реформу отстранить ее от власти? Причина одна, и главная. По мнению главного редактора Грузинформ Арно Хидирбегишвили, протестное движение в Тбилиси, начавшееся 14 ноября, когда парламент не принял обещанный после «ночи Гаврилова» законопроект о переходе со смешанной на пропорциональную систему парламентских выборов, стало выдыхаться.

Бидзина Иванишвили. Партия «Грузинская мечта»
Бидзина Иванишвили. Партия «Грузинская мечта»
41.ge

«Мы увидели за все дни протеста 22 партии, они не смогли даже на пике собрать больше полутора тысяч человек, у них по всей Грузии не наберется больше пяти тысяч, — заявил Хидирбегишвили. — Эта волна начала уже захлебываться… Даже ресурса, чтобы поднять большой пласт народа, электората, у них нет». Так что команда Бедзины Ивашишвили одержала три тактические победы. Первая: сбила первую летнюю волну вспыхнувших под антироссийскими лозунгами протестов, пообещав тогда парламентскую реформу. Вторая: обнулила ситуацию, заявив об отказе от перехода на пропорциональную систему парламентских выборов. Третья: обозначила, что западный дипломатический корпус, выступая в роли посредника в диалоге между властью и оппозицией, спасает лицо не власти, а оппозиции. Что касается последней, то с ее стороны была допущена серьезная тактическая ошибка. Вместо того, чтобы последовательно вести борьбу за вырванную у «Грузинской мечты» уступку, когда депутатские мандаты должны были бы распределяться между политическими партиями и избирательными блоками, получившими не менее трех процентов голосов избирателей, принявших участие в выборах, она предложила малопонятную гражданам страны так называемую «немецкую модель», которая, кстати, не соответствует Конституции Грузии.

Чтобы привести всё в соответствие, необходимо провести изменения в Основном законе страны, что в нынешней ситуации до намеченных выборов в парламент в 2020 году просто невозможно. Да и то успех гарантирован лишь в случае победы на них сил оппозиции. В свою очередь генсек «Грузинской мечты» Каха Каладзе сообщил, что в 2020 года параллельно будет проведен плебисцит по вопросу возможного полного отказа от пропорциональной системы и перехода к мажоритарной системе выборов парламента. Что дальше? Объявлено, что диалог власть-оппозиция будет продолжен. Это приветствуется западным дипломатическим корпусом. В такой ситуации возможное продолжение акций протеста выгодно как власти, так и оппозиции. Власть всегда может обвинить оппозицию в стремлении к дестабилизации политической ситуации, а оппозиция будет пытаться использовать протесты как средство давления на власть. Две силы в свои интересах будут раскатывать, как биллиардный шар по политическому полю, западный дипломатический корпус, которому уготовлена участь «таскать каштаны из огня». И кто знает, после какого раунда переговоров и когда по времени власть и оппозиция, а может быть, каждая в отдельности, объявят, что обсуждение реформы избирательной системы закончилось, и все займутся предстоящими парламентскими выборами.

Парламент Грузии
Парламент Грузии

Далеко не факт, что «Грузинская мечта» их проиграет, если, конечно, ей удастся позиционировать себя в качестве стабилизирующей силы. Тогда это станет четвертой победой Иванишвили, который будет по-прежнему выступать в образе защитника определенной формы демократии, которая не устраивает другие политические силы. Но в политике и не такое бывает.