Очень хочется верить, что через неделю я буду вынужден признать, что был не прав, а парижская встреча в «нормандском формате» (Путин, Меркель, Макрон, Зеленский) принесла хотя бы какое-то облегчение уже истерзанной противостоянием земле моей Украины. Но пока терзает скепсис.

Диалог
Диалог
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Потому что любое соглашение, если только оно не заключено «под дулом пистолета победителя», подразумевает встречную заинтересованность интересов всех заинтересованных сторон. Учет интересов, конечно, не полный, иначе бы дипломатию не называли «искусством оставлять всех неудовлетворенными».

В гражданское сознание украинского общества, особенно милитарно-патриотической его части, упорно вкладывается мысль, что окончание кризиса на востоке страны может быть только либо «победным», либо «капитулятивным». Нарастающее невежество, к сожалению, не позволяет «ястребам» даже предположить, что подавляющее большинство войн в истории человечества заканчивалось консенсусом, если не статус-кво. Этим, кстати, ястребы опосредовано подтверждают, что на востоке Украины идет не «война», а «внутренний гражданский конфликт», который и в самом деле всегда заканчивался уничтожением противника, казнями побежденных, шестью тысячами крестов на дороге из Капуи в Рим (помните восстание Спартака?) и тому подобным.

Скепсис в отношении нормандского формата вызывается в первую очередь тем, что ни одна из сторон-участниц не имеет прагматической заинтересованности в его окончании:

  • Украина уже шестой год все ошибки своей власти: провалы реформ, повышения (введение) налогов и тарифов, коррупцию, продажу всего, что обладает хотя бы какой-то ликвидной стоимостью, — имеет возможность оправдывать сакраментальным и не подлежащим сомнению «…иначе Путин нападет»;
  • Россия, явно входящая в эпоху социального кризиса (несправедливость распределения и активизация молодежного либерального движения) всегда имеет возможность купировать социальные протесты не менее сакраментальным «…а то будет, как у хохлов», и оправдывать любые затраты на военно-промышленный комплекс (тем более что затраты достаточно эффективны);
  • «старой Европе», иконами которой являются ныне Меркель и Макрон, напряжение на границе также необходимо ради обоснования необходимости «Европы двух скоростей», собственной «европейской армии» и нивелирования внутренних проблем, в первую очередь мигрантских. А то «альтернативные ле пены» уже истеблишменту все пятки оттоптали.
Бойцы ВС ДНР в окопах
Бойцы ВС ДНР в окопах
© СВ ДНР

Мудрая Америка вовремя выскочила из грязи восточноукраинской ямы. Хотя ведь начинала «разгребать» ее именно она. Сейчас мало кто помнит, что давным-давно, задолго до Минска, 17 апреля 2014 года, четыре стороны (Украина, ЕС, США и Россия) заключили Женевское соглашение. Это была одна из первых попыток урегулирования украинского кризиса, попытка неудачная и поэтому почти забытая. Но отнюдь не потерявшая своих качеств международного политико-правового акта.

Как никуда не исчезли и американские интересы в регионе. Пользуясь конфликтом, США смогли накачать Центральную Европу своими войсками и активами, формируя устойчивый антироссийский и частично антикитайский санитарный кордон.

И последнее по списку, но совсем не по существу. Не очень-то и похоже, что мир является политическим идеалом власти в Донецке и Луганске. И Денис Пушилин, и Леонид Пасечник являются лидерами военного времени, и в мирном формате они могут и не найти своего места. А недооценивать их не стоит. Конечно, Киев сейчас безапелляционно заявляет, что никакие «террористы-сепаратисты» за стол переговоров не сядут. Но украинская народная мудрость рекомендует «не казати гоп, доки не перескочив».

Уж какими бы террористами весь мир (а не только украинское правовое поле) ни признавал афганский «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), но американцы уже более года назад начали с ними переговоры, а 28 ноября, в День благодарения, Дональд Трамп совершил неожиданный визит в Афганистан и, выступая перед журналистами после встречи с афганским президентом Ашрафом Гани, заявил, что он возобновил мирные переговоры с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Ну, а после такой выходки и переговоры с хорошо вооруженными и «устоявшимися» донбасскими инсургентами могут оказаться куда более благопристойными и допустимыми.

Поэтому не стоит удивляться, что лидеры в Луганске и Донецке совсем не выглядят испуганными, а даже наоборот. Более того, парламент инсургентов принял решение о «новых границах» непризнанной республики: «Граница определена по территории Донецкой области, которая была на период 2014 года. Он предусматривает, что до тех пор, пока не урегулирован спор между Украиной и ДНР, граница будет проходить по линии соприкосновения», сказал глава Народного Совета Владимир Бидевка.

Владимир Зеленский
Владимир Зеленский
President.gov.ua

В заявлениях Киева тоже не чувствуется стремления к мирному решению. В интервью с журналистами SPIEGEL, TIME, Le Monde и Gazeta Wyborcza президент Владимир Зеленский заявил, что

«есть мнение, что большинство людей (на востоке Украины — А.Г.) хотят жить в России. Это неправда. Я верю и знаю, что есть люди, которые за Украину. Есть заблудшие. И наконец, есть те, кто за Россию. Те, кто за Россию, могут уехать: Россия сейчас раздает там свои нелегальные паспорта».

Если уйти от эмоциональных оценок, то по факту Зеленский предложил жителям Донбасса (ну, или значительной его части) добровольную депортацию с родной земли. Что совсем не является декларативным заявлением «голубя мира».

Все это и позволяет предположить, что «нормандская встреча» в Париже не закончится ничем. Хотя — как хочется ошибиться!