Патриарх Кирилл
Патриарх Кирилл
Иван Шилов © ИА REGNUM

Московская патриархия готовится повысить уровень обсуждения ситуации в мировом православии, сложившейся после признания некоторыми поместными Церквами созданной в конце прошлого года решением Константинопольского патриархата Православной церкви Украины. Об этом заявил патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

«Непременно в каждую эпоху Церковь переживает и страдания, и скорби. Так и нас Господь не лишил скорбей — в первую очередь в связи с тем, что происходит в мировой православной среде, — отметил предстоятель Русской православной церкви. — Удивительно, как под влиянием внешних политических факторов наши православные собратья становятся на путь признания раскольников — людей, не имеющих законной хиротонии, то есть фактически мирян, которые называют себя священнослужителями! И особенно опасно и печально, что поддержка раскольникам оказывается не на уровне маргинальных групп, как бывало и раньше, но среди канонических поместных Церквей. Пока никто не знает, к чему приведет вся эта ситуация. Конечно, мы молимся и трудимся ради того, чтобы силы зла не погубили единство православных Церквей; чтобы не произошло смешение сил добра и зла в некую аморфную массу, где уже невозможно понять, где добро, а где зло, где правда, а где кривда, где канонический строй, а где попрание канонов… Нам предстоит тщательно рассмотреть и осмыслить процессы, происходящие сегодня во всемирном православии, и я надеюсь, что на ближайшем Архиерейском соборе будет четко определена наша позиция по отношению к расколам и к тем нашим братьям, которые, к сожалению, эти расколы поддерживают».

Архиерейский собор РПЦ. 2017
Архиерейский собор РПЦ. 2017
Patriarchia.ru

До сих пор реагирование на «процессы, происходящие сегодня во всемирном православии», происходило на уровне Священного синода Русской православной церкви. При этом два конкретных решения по прекращению евхаристического общения были вынесены в связи с действиями по признанию «неканонической группы «ПЦУ» (так Московская патриархия определяет эту Церковь) со стороны Константинопольского патриархата и Элладской православной церкви. Должны были в ноябре обсудить на заседании Синода и признание Православной церкви Украины, предпринятое александрийским патриархом Феодором II. Но накануне в Москву прилетел иерусалимский патриарх Феофил III, он встретился с Кириллом и президентом России Владимиром Путиным, объявил о желании собрать совещание предстоятелей православных Церквей в Иордании — и заседание Синода перенесли с 22 ноября на декабрь. Пока же Московский патриархат приостановил деятельность Александрийского подворья, которое находится при столичном храме Всех святых на Кулишках, и попросил покинуть подворье его настоятеля — митрополита Киринского Афанасия.

Но это тактические маневры, в то время как на Архиерейском соборе могут быть приняты серьезные решения стратегического характера. Напомним, что по уставу Русской православной церкви «Архиерейскому собору принадлежит высшая власть в Русской православной церкви в вероучительных, канонических, богослужебных, пастырских, административных и иных вопросах, касающихся как внутренней, так и внешней жизни Церкви; в области поддержания братских отношений с другими православными Церквами, определения характера отношений с инославными конфессиями и нехристианскими религиозными общинами, а также с государствами и светским обществом». Помимо того, в обязанности Архиерейского собора входит «хранение чистоты и неповрежденности православного вероучения и норм христианской нравственности и истолкование этого учения на основе Священного Писания и Священного Предания», «хранение догматического и канонического единства Русской православной церкви» и «представление Поместному собору предложений по созданию, реорганизации и упразднению автономных и самоуправляемых Церквей».

Таким образом, Архиерейский собор может как подтвердить де-юре многое из того, что до сих пор в отношении Константинопольского патриархата говорилось на уровне церковной публицистики, так и опровергнуть. А ситуация с Фанаром показала, что в Русской православной церкви есть различные точки зрения на то, что нужно делать. Одни предлагают ей перейти в режим «осажденной крепости», а не просто разорвать общение с теми православными Церквами, которые присоединились к Константинопольскому патриархату. Как замечает яркий представитель этого крыла протоиерей Всеволод Чаплин, «надо обсуждать не только и даже не столько «украинский вопрос», а все отступления Фанара и пошедших за ним. Обсуждение духовных повреждений, которые к нынешнему кризису привели. Не случайно источники этого кризиса — сообщества, которые ввели новый календарь, второбрачие духовенства, сослужение с еретиками… Все эти проблемы надо рассматривать в комплексе, безо всякой заданности. И прежде всего слушать, кстати, опытных украинских архиереев». Однако это означает, что Московский патриархат должен сдать позиции, которые он смог завоевать в мире, и подчиниться Киеву, его повестке.

Тронный зал в здании Константинопольской патриархии. Стамбул
Тронный зал в здании Константинопольской патриархии. Стамбул
Patrickneil

Другое крыло, называемое «либеральным», выдвигает не менее спорные инициативы. Сделать вид, что ничего не произошло, восстановить общение с Фанаром и его союзниками, «отпустить на свободу» (то есть навязать автокефалию) Украинскую православную церкви Московского патриархата, которая сейчас по уставу Русской православной церкви «является самоуправляемой с правами широкой автономии». Иными словами, сделать так, чтобы украинская повестка и проблемы украинского православия вообще не влияли на политику Московского патриархата. Но, скорее всего, Архиерейский собор изберет средний путь, золотую середину. Уход в изоляцию будет только на руку тем агрессивным идеологам «греческого православия», которые критикуют «геополитику Русской православной церкви», пытаются заставить ее отступить. В этой ситуации особое значение приобретает внешняя политика Московского патриархата, его диалог как с православными Церквами, так и инославными. И важно при этом, чтобы Русская православная церковь продолжала поднимать общегуманитарные вопросы, затрагивающие российское общество и человеческую цивилизацию в целом, не замыкаясь исключительно на внутриправославных проблемах.