События последних нескольких недель в Иране указывают на то, что в стране могут повториться события 1978 года, которые привели к свержению шаха. Антиправительственные протесты в Иране достигли точки кипения: на улицах нескольких иранских городов скандируют лозунги, призывающие к свержению Верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. В этих бешеных песнопениях можно услышать отголоски лозунгов «Смерть шаху» 1978−79 гг. Силы безопасности неоднократно открывали огонь — убиты десятки, а, возможно, и сотни протестующих — чтобы разогнать демонстрации. Подобные события происходили и осенью 1978 года, пишет профессор международных отношений в Колледже Джеймса Мэдисона при Университете штата Мичиган Мохаммед Айюб в статье для издания The National Interest.

Али Хаменеи
Али Хаменеи
Иван Шилов © ИА REGNUM
Исламская революция в Иране. 1978
Исламская революция в Иране. 1978

Читайте также: The Hill: сенаторы могут оказать компаниям США медвежью услугу

Экономика Ирана ушла в пике, это привело к протестам. Сегодня экономика Ирана находится в гораздо худшем состоянии, чем накануне свержения шаха, когда произошёл серьезный экономический спад из-за неэффективного управления экономикой, несмотря на нефтяной бум 1970-х годов. Экономический кризис конца 1970-х годов был тесно связан с клановым капитализмом шахского режима, что причинило ущерб традиционному торговому классу, символом которого являются «базары», а также развивающемуся среднему классу. Неслучайно религиозные «базары» поддержали движение во главе с аятоллой Рухоллой Хомейни, свергнувшее шаха.

Существует необъяснимое сходство между нынешней ситуацией и последними годами правления иранского шаха. Экономический кризис отчасти является результатом экономических санкций, особенно в отношении продажи иранской нефти, введённых Соединёнными Штатами с мая 2018 года. Нефть — это спасательный круг для экономики Ирана, поскольку на её долю приходится четверть ВВП страны. За счёт продажи нефти Тегеран получает три четверти государственных доходов. С учётом того, что в прошлом году экспорт нефти сократился с 2,45 млн баррелей в сутки до 0,26 млн, экономика Ирана переживает серьёзный спад. Прогнозы Всемирного банка на 2019 год указывают на отрицательные темпы роста ВВП Ирана (— 8,7%). Иранская валюта резко упала после восстановления санкций.

По данным Всемирного банка, «более высокие импортные цены из-за девальвации, как ожидается, приведут к инфляции выше 30% в ближайшие годы». Также, согласно прогнозам Всемирного банка, нисходящая траектория экономики может оказать дальнейшее давление на рынок труда и обратить вспять процесс создания новых рабочих мест.

Граффити в Тегеране. Иран
Граффити в Тегеране. Иран
Desmond Kavanagh

Одним из побочных продуктов экономического спада в Иране стало принятое в ноябре решение об увеличении цен на бензин в среднем на 50%. Иранская общественность сильно привыкла к тому, что государство субсидирует цены на нефть, поэтому внезапный рост цен на топливо послужил толчком к началу протестов сразу же после объявления данного решения. В протестах принимают участие широкие слои населения, независимо от классовых и этнических различий. Первоначально протесты были вызваны в значительной степени экономическими факторами, но в настоящий момент они приобрели явно выраженный политический оттенок. Протестующие требуют отстранить от власти не только президента Хасана Рухани, но также Верховного лидера и представителей его окружения.

Главный вопрос сейчас заключается в том, будут ли протесты разворачиваться по сценарию 1978 года или режим сможет подавить протесты с помощью силы? Трудно дать какой-либо определённый ответ на этот вопрос, особенно на фоне практически тотальной информационной блокады в Иране. Силы, находящиеся под командованием режима, не только хорошо обучены подавлять протесты, но и идеологически привержены нынешнему режиму. Более того, силовики понимают, что в случае падения режима они могут лишиться не только власти и льгот, но и жизни. Они хорошо помнят, что произошло после свержения шаха: систематическое уничтожение офицерского корпуса. Они знают, что борются за свою жизнь, а не только за сохранение существующей формы правления. Это в значительной степени объясняет жестокость, продемонстрированную аппаратом безопасности при подавлении демонстраций.

Хаменеи выступает перед солдатами КСИР
Хаменеи выступает перед солдатами КСИР

Читайте также: Asia Times: кто сможет остановить развитие Китая?

Это означает, что режим может выжить в краткосрочной перспективе, но только в краткосрочной перспективе. Его легитимность была непоправимо подорвана непропорциональным и жестоким применением силы по отношению к в основном безоружным протестующим. Вряд ли кто-то в Иране сейчас станет прислушиваться к аргументам, согласно которым представители власти, как жёсткие, так и умеренные, защищают ислам или страну от иностранных врагов.

Режим может справиться с нынешними протестами и демонстрациями, но его легитимность и способность удерживать власть серьёзно пострадали, подорвав его способность бороться с будущими протестами. Возможно, в этом году события 1979 года не повторятся, но протесты, несомненно, подготовили почву для повторения данных событий в не столь отдалённом будущем.