Закон о запрете с 1 июля 2020 года продаж в России электронной техники (в частности, смартфонов и компьютеров) без российского программного обеспечения прокомментировал алтайский общественник, основатель Школы реальной политики Константин Емешин. Он полагает, что речь идёт о монополизации ключей к программному обеспечению.

«Всегда был энтузиастом развития и информационных систем, и ЭВМ, и АСУ, и искусственного интеллекта. Но вот в условиях рыночной экономики как-то стал отмечать деформацию логики развития информационных систем, ибо это зачастую стало инструментом монопольной закачки громадных финансовых потоков в структуры, у которых погоны выше.

Так, небезызвестная фирма «Л…Т» (не буду рекламировать) освоила десятки миллиардов на бессмысленной системе «ГИС ЖКХ». Месяц назад вдруг перестала работать у меня электронная подпись, и оказалось, что ключ КРИПТО-ПРО, который был оформлен как «бессрочный», но надо его снова покупать, т.к. изменилась версия. А теперь вдруг получил предупреждение, что с 1 января 2020 года перестанет работать и электронная подпись с использованием АГАВЫ.

Так что происходит монополизация ключей к программному обеспечению. Причём налицо явная тенденция, что победители в этой конкурентной борьбе имеют много генеральских звезд, которые могут занести проекты аж до самого президента», — отмечает общественник.

Как уже сообщало ИА REGNUM, федеральный закон о запрете продаж в России электронной техники, в частности смартфонов и компьютеров, без предписанного правительством российского программного обеспечения (ПО), был подписан президентом Владимиром Путиным 2 декабря 2019 г.

Согласно этому документу, запрет будет действовать с 1 июля 2020 года. По мнению разработчиков, данная мера обеспечит защиту интересов российского бизнеса и уменьшит злоупотребления со стороны крупных иностранных компаний.

Читайте также: Закон об обязательной предустановке российского ПО подписан Путиным