Британская Консервативная партия не проиграла всеобщие выборы 2017 года, но последние два с половиной года тори пытались понять, почему выборы 2017 года стали для них провальными. Лейбористская партия, напротив, проиграла выборы 2017 года, но действовала так, как будто этого проигрыша не было. Лейбористы решили, что их единственной ошибкой было то, что они не приложили достаточно усилий для реализации предвыборной стратегии, которая срабатывала в прошлом, пишет журналист Том Мактагуэ в статье для издания The Atlantic.

Борис Джонсон
Борис Джонсон
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: National Interest: когда Трамп вернет американских солдат домой?

В рамках нынешней предвыборной гонки британским избирателям предложили в значительной степени тот же выбор, что и в 2017 году. Принципиальная разница между 2017 и 2019 годами заключается не в базовом предложении, а в том, как эти выборы преподносятся избирателям. На этот раз лейбористы по-прежнему громко заявляют о своём радикализме, однако тори практически отреклись от своего. Тори — это больше не «партия перемен». Вместо этого консерваторы сделали ставку на обещание вернуть страну к нормальной жизни.

Парламент Великобритании. Вестминстерский дворец. Лондон
Парламент Великобритании. Вестминстерский дворец. Лондон
Haykakan.top

Основная стратегия лидера лейбористов Джереми Корбина заключается в том, чтобы сделать максимальную ставку на радикализм и превратить атаки со стороны тори в бесплатные рекламные ролики для Лейбористской партии. Политика лейбористов заключается в том, чтобы переложить побольше издержек на состоятельное британское меньшинство, располагающее большими активами, доходом и богатством. Лейбористы хотят перераспределить богатство меньшинства среди населения, поэтому критика данной политики, по мнению представителей Лейбористской партии, будет способствовать укреплению их позиций среди избирателей.

По сути, это та же самая стратегия, которую Лейбористская партия использовала в 2017 году, когда она получила гораздо больше мест в парламенте, чем ожидалось, однако не смогла заполучить большинство в парламенте. Данная стратегия чётко прослеживается в последнем манифесте лейбористов, который обещает увеличить расходы правительства на $103 млрд для финансирования новых подарков. Масштаб предлагаемого увеличения расходов означает, что за каждый лишний фунт, который консерваторы предлагают потратить в случае победы на выборах, Лейбористская партия предлагает 28. Однако суть плана лейбористов заключается не столько в масштабе расходов, сколько в предложении переложить все дополнительные налоги на 5% населения. Корбин и его помощники делают ставку на то, что чем больше тори будут нападать на манифест лейбористов, тем больше 95% населения страны, которым планы лейбористов принесут пользу, услышат об этом манифесте. Другими словами, лейбористы вооружились стратегией, которая не принесла им победы на прошлых выборах, и удвоили свои усилия.

Несмотря на то, что в 2017 году тори получили большинство голосов и наибольшее количество мест в парламенте, они лишились парламентского большинства, которое, как им казалось, было гарантировано. Консервативная партия претерпела историческую катастрофу, которая в конечном итоге стоила бывшему премьер-министру Великобритании Терезе Мэй её должности, а тори — возможности принять тот сценарий Брексита, который они хотели. Нынешний британский премьер-министр Борис Джонсон считает, что консерваторы предложили слишком много изменений в прошлый раз.

Тереза Мэй
Тереза Мэй

Не случайно, что к подобному же выводу пришёл и ветеран консервативных избирательных кампаний Линтон Кросби, чей протеже Исаак Левидо руководит избирательной стратегией партии в этом году. Я просто поражён тем, насколько похожа предвыборная кампания консерваторов 2019 года, на ту стратегию, которую Кросби предложил тори в 2017 году.

В апреле 2017 года, до того как Мэй объявила о проведении выборов, Кросби написал лидеру консерваторов о том, что избиратели хотят вернуться к основам, практическому консерватизму, который заботится о стабильности и сбережёт фунты в карманах избирателей, которые хотят спокойствия и покоя. Однако мнение Кросби проигнорировали.

Собственные советники Мэй настаивали на том, что Брексит требует перемен. В 2017 году консерваторы приняли соответствующий манифест, который предполагал не только радикальный пересмотр способов оплаты расходов по уходу за престарелыми (который быстро прозвали «налогом на деменцию» — предложение оплачивать расходы на содержание больных пожилых людей за счёт их собственной недвижимости), но также отказ от бесплатных школьных обедов для всех, кроме самых бедных слоёв населения, сокращение пенсий, сокращение будущих пенсий и возможное повышение налогов.

С момента получения записки от Кросби рейтинги Мэй стали постепенно снижаться, пока не достигли минимальных значений ко дню выборов. Частично проблема заключалась в том, что, хотя премьер-министр и её команда не согласились с позицией Кросби о том, что люди хотят стабильности, у них не было опыта проведения национальных предвыборных кампаний, поэтому они отчасти прислушались к словам Кросби. Мэй хотела быть кандидатом, выступающим за перемены, но одновременно с этим выдавала себя за полную противоположность — фактически проводила две кампании. Впоследствии Кросби и его сторонники обвинили Мэй и её команду в том, что они подорвали результаты консерваторов на выборах.

Борис Джонсон и Линтон Кросби
Борис Джонсон и Линтон Кросби
Ian Burt

После того, как авторитет Мэй был подорван, а её старшие помощники уволились или были вынуждены уйти в отставку, не было никаких сомнений, чьи взгляды возобладают в Консервативной партии. Кросби успешно помог вернуть тори к власти в 2010 году, руководил победоносной кампанией бывшего британского премьер-министра Дэвида Кэмерона. У Кросби было много друзей в партии, включая следующего лидера консерваторов.

Читайте также: Strategist: предсказания Бжезинского начинают сбываться

После прочтения письма Кросби, которое он направил премьер-министру в 2017 году, сложилось впечатление, что оно стало руководством ко всему, что сейчас пытается сделать Джонсон. В заключительной части письма Кросби изложен план из пяти пунктов: прояснить, зачем нужны эти выборы; донести до избирателей, что они делают выбор между стабильностью и неопределённостью; продемонстрировать стране, что единственный путь к стабильности — это поддержка сплочённой партии; убедить публику в том, что этой партией являются тори; используйте малейшую возможность для того, чтобы противопоставить себя Корбину. На каждом этапе Джонсон придерживается именно этого сценария.

Корбин, в свою очередь, использует ту же тактику, которую он использовал в прошлый раз, но с удвоенной силой, в то время как Джонсон проводит кампанию, которую могла бы запустить Мэй, но решила этого не делать. В некотором смысле, они ведут предвыборную борьбу 2019 года, опираясь на стратегии 2017 года.