22 ноября в Вильнюсе с большой помпой прошло антирусско-антироссийское шоу под условным названием «похороны Калиновского», хотя вопрос о том, кому реально принадлежат «останки Калиновского», так и остался без ответа.

Польский помещик. 1920. Советский плакат
Польский помещик. 1920. Советский плакат

Точно так же, как достоверность останков, не имеет большого значения то, что Калиновский не был белорусом. Мы живём в постмодерне, и если кто-то хочет верить, скажем, что Лев Троцкий был рептилоидом, его никакими разумными доводами не урезонишь. Пусть верит.

Викентий Константин Семенович Калиновский
Викентий Константин Семенович Калиновский

Хочу только уточнить, что называть польского дворянина Викентия Калиновского «Кастусём», — это всё равно, что называть принца Уэльского Чарльза «прынц Юрась», на том основании, что одно из его «дополнительных» имён — Джордж, а у его матери Елизаветы II белорусские националисты уже диагностировали «белорусские корни».

Несмотря на успешность шоу как информационного повода, у тех, кто ещё способен думать головой, оно вызывает много вопросов. Например:

— Зачем литовцам в столице государства могила то ли польского, то ли белорусского «героя»? Мало им намёков из Польши, что надо бы вернуть подаренный Сталиным Вильнюс? После того как власть националистов в Минске окончательно сбросит маски, появятся претензии на «белорусский Вильно».

— Почему на похороны приехала белорусская официальная делегация во главе с целым вице-премьером Игорем Петришенко, но похоронить «белорусского героя» в Белоруссии не дали? Он же не литовский герой. Что за полумера?

— Почему не провели генетическую экспертизу останков? Их можно было сопоставить с останками похороненного в Белоруссии брата Калиновского. Есть сомнения?

— Полякам Калиновский в качестве героя не очень подходит, так как был социалистом, что в современной либерально-националистической Польше совсем не комильфо.

«Мужик не будет доверять панам: лозунг народа — хлеб и земля». 
 Николай Симонов в роли Калиновского
«Мужик не будет доверять панам: лозунг народа — хлеб и земля».
Николай Симонов в роли Калиновского
Цитата из к/ф «Кастусь Калиновский». реж Владимир Гардин. 1927. СССР

Но главное — поляки не оценили и не поняли белорусских националистов, объявивших Калиновского своим героем. В новостях первого канала польского государственного телевидения TVP сказали, что на похороны прибыли «тысячи поляков», а флаги белорусских националистов скадрировали так, чтобы выдать за польские, благо что очень похожи. О белорусских необандеровцах, которых там было реально много, даже не упомянули.

После этого на сайте TVP была опубликована статья «Похороны Орла и Погони. Как Литва и Белоруссия подбирали Польше героев». Автор статьи Кшиштоф Зволиньский прямо заявляет, что Калиновский стал белорусом «без его ведома и согласия» через много лет после своей смерти, стараниями большевистского «белорусизатора» 1920-х годов Всеволода Игнатовского. В статье описано, как и зачем из польского повстанца сделали «белоруса», и какие натяжки и фальсификации были для этого произведены.

То есть хотя поляки понимают и одобряют антирусский смысл происходящего, но «душа не принимает». Неприятно, когда кто-то прикарманивает ваших героев. Надо если не одёрнуть, то хотя бы напомнить, «кто есть «ху», как любил говорить в свое время Михаил Горбачёв.

Комментаторы события со стороны России совершенно справедливо видят в польской реакции на похороны подтверждение моих слов. Но я сейчас немного о другом. О перспективах Польши «от моря до моря».

Сегодня, когда Польша при помощи денег Евросоюза и поддержки из-за океана снова чувствует себя «любимой женой» Запада, её элита думает, что вековая мечта о польской империи «от моря до моря» близка к реализации как никогда. Сегодня этот проект называют «Междуморьем» или даже «Троеморьем». То есть, кроме Балтийского и Чёрного морей, планируется дойти ещё и до Адриатического.

Польско-Литовский союз. 1386–1434
Польско-Литовский союз. 1386–1434

Данный проект планируется как альянс стран Восточной Европы и бывших республик СССР, естественно, во главе с Польшей. Причём с учётом наметившихся тенденций можно сказать, что в случае успеха предприятия Украина и Белоруссия войдут в Междуморье уже не как отдельные государства, а как восточные земли Польши.

Чем же Польша собирается обосновывать своё лидерство в этом объединении? Очевидно — экономическими успехами. Сегодня, действительно, Польша выглядит очень хорошо по сравнению с другими кандидатами в Междуморье, особенно такими, как Украина и Молдавия.

Но что это за лидер такой, который сам зависит от дотаций Евросоюза? И какие смыслы он может предложить, кроме «вместе против России»? Осмелюсь заметить, что «против» — это не позиция. Для лидерства нужны конструктивные предложения. Да и «вместе против России» — почему обязательно во главе с Польшей?

По поводу «процветания» Польши, её можно сравнить с Луной. Сама Луна не светит, а только отражает свет Солнца. Также и Польша в Восточной Европе — отражение света благополучного Запада для менее удачливых соседей. Зачем им прогибаться перед Польшей?

Если так уж хочется быть чьим-то вассалом, можно служить Западу без посредников, что они и делают. А при наступлении серьёзного мирового экономического кризиса, о котором на Западе уже не говорит только немой, дотации прекратятся, и свет Польши померкнет.

Может быть, у поляков есть какая-то идея, притягательная для «междуморских» вассалов? Вот здесь мы и натыкаемся на то, что показали похороны Викентия Калиновского. На польский национализм и полное непонимание между поляками и их потенциальными вассалами.

Конечно, национализм очень благотворно влияет на сплочённость внутри национального государства. А к полякам понятие «нация» можно отнести в полной мере. Но за пределами национального государства национализм не объединяет, а разделяет. С той же поразительной эффективностью.

Здесь можно провести параллели с Австрийской империей. В феодальных государствах до XIX века национальность не играла большой роли. В правящем классе работали связи по линии вассал-сюзерен, а для стабильности простого народа предпочтительно было привести его к одной религиозной конфессии. Но в XIX веке империя Габсбургов заразилась новомодной тогда в Европе идеей национализма.

Немцы (германцы), составлявшие большинство в правящей верхушке Австрии, оформились в нацию господ. Соответственно, все подконтрольные им этносы также стали оформляться в национальные группы со своими национализмами. Однако на вопрос — почему венгры, хорваты, чехи и другие должны жить под господством немцев — так и не было найдено никакого рационального ответа.

Из-за этого империю постоянно лихорадило от национальных восстаний. К 1867 году венгры, имевшие некоторые привилегии и память о своём государстве, выбили себе особые права, и Австрия стала Австро-Венгрией. Но и это не помогло «лоскутной империи», и поражение в Первой мировой поставило на ней крест.

Только Россия, в которой русские этнические националисты так и остались маргинальной группой, смогла продемонстрировать возможность существования империи как семьи подлинно равноправных народов. Поэтому Российская Империя после поражения в Первой мировой войне и развала собралась вновь в виде Советского Союза.

У советского народа были общие герои, независимо от национальности. И русский Гагарин, и поляк Дзержинский, и даже крымский татарин Султан Амет-Хан. Только после развала единой страны местечковые националисты начали растаскивать героев по своим национальным норкам.

Реакция поляков на попытку белорусских националистов присвоить себе их национального героя, пусть и немного сомнительного, показала, что поляки не готовы к равноправию с другими народами. Тут всё плохо с самого начала. Ничего у вас не получится с вашим Междуморьем, панове.

Сейчас многие жители Украины, замученные безработицей и напуганные телевизионными страшилками о «российской агрессии», готовы бежать в сторону Польши. Жители Белоруссии, страдающие от нищеты и бесправия под аккомпанемент постоянных 99-процентных побед самого всенародного в мире президента, тоже видят в Польше отблеск западного благополучия. Но пусть они подумают, приятно ли им будет ощущать себя людьми второго сорта в «Польше для поляков»?