Если пересказать историю с задержанием и возвращением украинских кораблей безэмоционально и сухо, то на первый взгляд выходит совершенная чепуха.

Украинская власть сначала без всякой видимой цели отправила корабли нарушать законы, не имея никаких оснований сомневаться в том, что они будут задержаны. Они были задержаны.

Потом последовало разбирательство, завершившееся передачей кораблей, причем передачей с подробной видеозаписью, свидетельствующей о том, что на кораблях ничего не изменилось. У украинской власти не было никаких оснований сомневаться в том, что если они будут утверждать обратное, то запись будет опубликована, однако же они утверждают обратное, и запись публикуется.

Для реализации этого последнего пункта гениальной стратегии, очевидно, понадобилось самостоятельно снимать оборудование со своих катеров во время их буксировки.

Вроде бы чепуха, сапоги всмятку: без всякого резона отправили людей под арест, а катера под задержание, после чего дополнительно оскандалились историей с унитазами.

Однако логика во всех этих действиях есть, просто это совсем другая логика.

Это — логика поиска любых предлогов для любых обвинений России по любому сюжету и любой ценой.

Бессмысленная агрессия трех кораблей дала возможность прежнему президенту Украины повысить градус риторики, сплотить «патриотический» электорат.

Сюжет с возвращением кораблей позволил говорить о «плохой России» уже новой украинской власти, которая ничем не отличается от старой.

И для них не имеет ни малейшего значения тот факт, что ложь выйдет на поверхность, потому что ключевой момент — это сам процесс обвинений.

Для них не имеет ни малейшего значения тот факт, что вся эта история выставит Украину в нелепом свете — они ориентируются на тех, кто подаст эту историю «правильно».

Для них не имеет ни малейшего значения тот факт, что все эти (и другие подобные) действия не имеют никакого отношения к интересам и развитию Украины, потому что цели такой у них нет, в развитие Украины они не верят, свое будущее с ее развитием не связывают.

Им нужны отдельные точки, «яркие» моменты, подходящие для иллюстрации мифа о враждебной России и о своем героическом сопротивлении этой России; унитазы — это уже эксцесс исполнителя, проговорка по Фрейду, неминуемое приписывание оппоненту собственных свойств.

Разбирать оборудование и снимать унитазы на собственных кораблях ради того, чтобы обвинить в этом воображаемого «врага» — лучшей метафоры для украинской постмайданной власти нельзя было и придумать.