Вот прошел уже год, как в России и Японии, да и в других странах, СМИ стали распространять упорные слухи о якобы достигнутом согласии президента РФ Владимира Путина и премьер-министра Японии Абэ Синдзо подписать, наконец-то, через почти 75 лет после безоговорочной капитуляции милитаристской Японии российско-японский мирный договор. Поводом послужили слова японского премьера о том, что он согласен положить в основу последующих переговоров условия Советско-японской совместной декларации 1956 года. Тогда руководство СССР по настоянию первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева внесло в документ положение о том, что «Советский Союз, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан с тем, однако, что фактически передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между сторонами». Однако впоследствии под давлением США японское правительство фактически дезавуировало это положение, выдвинув необоснованные дополнительные территориальные требования, включив в них и два самых крупных и освоенных острова Большой Курильской гряды — Кунашир и Итуруп, о которых в декларации ничего не говорилось.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Все последующие годы подписание мирного договора блокировалось японскими жесткими требованиями незамедлительно и в полном объеме «вернуть» Японии якобы «исконные северные территории», как с 60-х годов прошлого века стали именовать российские южные Курилы.

Попытка президента Путина убедить японскую сторону в необоснованности подобных требований и прямые намеки на возможность «реанимировать» обещание Хрущева по поводу Шикотана и Хабомаи результата не давали. Поэтому неожиданное, как казалось, согласие Абэ решительно изменить позицию и, вопреки мнению большинства японцев и политических оппонентов японского премьера, пойти на ограничение территориальных требований, на первый взгляд, выглядели как сенсация и чуть ли не «свет в конце тоннеля», открывающий перспективы заключения долгожданного лидерами двух стран мирного договора.

Есть основания считать, что российская сторона приветствовала «новый подход» Абэ и, как представляется, дала японцу основания рассчитывать на благосклонное отношение Москвы к «возвращению» лишь двух островов. Хотя вновь заметим, что фактически при «передаче» Малой Курильской гряды (остров Шикотан и островная группа Плоские, по-японски Хабомаи) речь шла бы не о «двух островах», а о двадцати, принимая во внимание то, что Плоские-Хабомаи — это 19 мелких островов, отмелей и морских камней, вокруг каждого из которых богатейшие ресурсами 200-мильные зоны. Отметим и то, что в 1956 году этих зон не существовало, и Хрущев обещал японцам только острова. Ныне же, согласно Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года при гипотетической «передаче» островов Россия теряет и все омывающие остров Шикотан и острова Плоские экономические зоны, что нанесло бы нашей стране большой экономический ущерб. Не меньший ущерб был бы нанесен в этом случае России и в военном отношении, о чем уже не раз писалось.

Российско-японские переговоры. 5 сентября 2019 года, Приморский край, остров Русский
Российско-японские переговоры. 5 сентября 2019 года, Приморский край, остров Русский
Kremlin.ru

И тем не менее в Кремле стали изучать возможность реализации «нового» предложения Абэ. О чем конкретно шла речь на переговорах, доподлинно не известно, ибо они строго засекречены. Но что-то дало основание и повод японскому премьеру сделать заявления о том, что японское правительство не будет «изгонять» жителей Малой Курильской гряды с их для многих родных мест и не будет требовать от России «компенсаций» за длительное использование «японских северных территорий». Подобное можно говорить только тогда, когда вопрос о «передаче» территорий уже в принципе решен и осталось урегулировать лишь технические и иные вопросы.

Заявления Абэ породили слухи и серьезные подозрения о том, что российское руководство вознамерилось, ссылаясь на обещание Хрущева 63-летней давности, передать Шикотан и Плоские Японии. Дабы снять эти подозрения, сразу после новогодних праздников в МИД РФ был вызван чрезвычайный и полномочный посол Японии Кодзуки Тоёхиса.

Информационное агентство РИА Новости так сообщало о сделанном для передачи правительству Японии заявлении:

«Во время встречи замглавы МИД Игорь Моргулов заявил послу, что подобные высказывания грубо искажают суть договоренностей лидеров России и Японии об ускорении переговорного процесса на основе Совместной декларации 1956 года, дезориентируют общественность двух стран относительно содержания переговоров».

"Главе японской дипмиссии указали, что такие заявления расцениваются как попытка искусственно нагнетать атмосферу вокруг проблемы мирного договора, навязать другой стороне собственный сценарий ее урегулирования», — подчеркнули в МИД.

Игорь Моргулов
Игорь Моргулов
Idayat Nasibov

Моргулов подчеркнул, что позиция России осталась неизменной. По его словам, проблему мирного договора можно решить только в условиях качественно новой атмосферы в российско-японских отношениях. Решение должны поддержать народы обеих стран.

Кроме того, оно должно основываться на безусловном признании Токио итогов Второй мировой войны в полном объеме, включая суверенитет России над южными Курильскими островами».

Тем самым были в решительной форме опровергнуты слухи и домыслы по поводу якобы уже состоявшегося согласия Москвы «передать» Малую Курильскую гряду.

Положение Абэ усугубилось тем, что в самой Японии активизировались противники каких-либо уступок по «территориальной проблеме», требовавшие неукоснительно добиваться непременного «возвращения» всех «северных территорий». Японское правительство, пытаясь успокоить общественность и политические круги, стало делать заявления о «неизменности базовой позиции Японии» по вопросу о «северных территориях». Наконец, в октябре текущего года премьер-министр Абэ вынужден был фактически дезавуировать свое заявление о готовности «активизировать переговоры по мирному договору на основе декларации 1956 года». Отвечая на запрос оппозиции в парламенте, он недвусмысленно заявил:

«Суверенитет Японии распространяется на четыре северных острова. В этом наша позиция неизменна. Заявления о каком-либо отходе от нашей базовой позиции на этот счет не соответствуют действительности».
Курилы
Курилы
Kurilgeo.ru

Сохранение разногласий с Японией по мирному договору были подтверждены и российской стороной. Уже не упоминая совместную декларацию 1956 года, заместитель министра иностранных дел Игорь Моргулов на днях признал, что в подходах России и Японии к заключению мирного договора сохраняются принципиальные расхождения. «К сожалению, пока эти принципиальные расхождения не преодолены», — заявил Моргулов. По его словам, дальнейшее продвижение в переговорах без преодоления расхождений является «очень затруднительным».

Из состоявшихся в прошлом месяце бесед автора этих строк с японскими политиками и политологами стало ясно, что в Токио не согласятся с требованием Москвы признать принадлежность южных Курил Российской Федерации по итогам Второй мировой войны. Как отвергается и предложение президента РФ Путина заключить мирный договор без предварительных условий. И это не удивительно. Ведь давно ставший анахронизмом мирный договор в Японии рассматривают исключительно как средство получения «северных территорий». Ибо все другие, обычно составляющие содержание мирного договора вопросы, уже давно разрешены в ратифицированной парламентами двух стран Совместной декларации 1956 года.

Читайте развитие сюжета: Курилы: японцам следует осознать, что они «опоздали на автобус»