На протяжении большей части своей истории Соединённые Штаты всегда пользовались огромной роскошью: они вели боевые действия из безопасных убежищ. За последние два столетия на континентальной части США не было крупных международных сражений, а их прибрежная территория не подвергалась серьёзному нападению со времён атаки Японии на Перл-Харбор в период Второй мировой войны. В течение последних нескольких десятилетий даже военные американские базы, расположенные на территории иностранных государств, столкнулись лишь с несколькими обычными военными угрозами, пишет Майкл Бекли в статье для издания The Foreign Policy.

ВВС США
ВВС США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Bloomberg: что Палестина может противопоставить политике США?

Этот беспрецедентный иммунитет сформировал определённый американский способ ведения войны, который подразумевает организацию массированного нападения с территории почти неуязвимых или географически удалённых убежищ. Например, в ходе боевых действий в Афганистане, Ираке, Ливии и Сербии военные США использовали безопасные военные базы и логистические сети, простирающие от центра США до границ противника. Находясь на безопасной территории, военные США наносили авиационные и ракетные удары высокой эффективности.

Штурмовик A-10C Thunderbolt II ВВС США
Штурмовик A-10C Thunderbolt II ВВС США
Air Combat Command

Однако в будущих войнах новые технологии могут позволить конкурирующим великим державам, таким как Китай и Россия, наносить точные и разрушительные удары по военным базам США и логистическим сетям, включая даже те, которые расположены на территории США. Последние достижения в области аэрокосмической промышленности, робототехники, машинного обучения, 3D-печати и наноматериалов позволили создать новые классы ракет и смертоносные беспилотники, способные преодолевать большие расстояния и бить по уязвимым местам.

Например, новые гиперзвуковые ракеты сочетают в себе скорость и дальность полета баллистических ракет с манёвренностью и точностью крылатых ракет. Беспилотные летательные аппараты и подводные дроны получили трансокеанский радиус действия. Появилась возможность координировать действия роя, состоящего из 1 тыс. дронов. Углеродные 3D-принтеры могут производить тысячи корпусов беспилотников, при этом стоимость одной копии составит менее $10. Благодаря наноматериалам теперь можно оснастить дроны взрывчаткой в два раза мощнее обычных взрывчатых веществ.

Распространение этих технологий приведёт к устареванию нынешнего способа ведения войны. В предыдущую технологическую эпоху американские базы могли столкнуться либо с небольшими нападениями, которые были слишком незначительны и спорадичны, чтобы подорвать военную мощь США, либо с ядерным ударом, который привёл бы к массированному ответному удару. Однако теперь Китай и Россия могут задействовать множество обычных ракет и беспилотников, чтобы нанести удар по сетям США, уничтожить технику, расположенную на базах, отрезать линии связи и уничтожить жизненно важные склады с топливом и боеприпасами.

Американским военным будет сложно быстро отреагировать на подобные атаки, потому что они к ним не готовы. В большинстве случаев на базах США есть несколько систем ПВО или укреплённых укрытий, при этом самолёты и военные корабли часто расположены под открытым небом. Связь между командными центрами и солдатами на местах в значительной степени поддерживается за счёт спутников, которые двигаются по предсказуемым орбитам, и подводных кабелей, координаты расположения которых можно найти в открытых источниках. Американские материально-технические силы состоят в основном из невооруженных судов, большинство из которых должны списать в течение 15 лет.

Военная база США Ель Удейд. Доха
Военная база США Ель Удейд. Доха

Сочетание столь очевидной уязвимости США и стремительного развития технологий породило нечто парадоксальное: США имеют в своём распоряжении самые могущественные вооружённые силы в мире, но каждый раз «получают по шее» в ходе военных симуляций, когда Россия или Китай задействуют свои ракетные или беспилотные силы.

Проблема может стать ещё хуже. Стремясь противостоять российским и китайским системам ограничения доступа, которые направлены против передовых сил США, американские военные увеличивают свою зависимость от боевых систем, функционирование которых зависит от наличия надёжных баз и логистических сетей. Например, Соединённые Штаты тратят миллиарды долларов на создание нового бомбардировщика-невидимки B-21, необходимого для прорыва систем ограничения доступа. Эти самолёты могут принять на вооружение через 10 лет, но Россия и Китай, возможно, смогут просто уничтожить их на базе.

Американским военным уже давно пора готовиться к бою без опоры на убежища. Вместо того, чтобы дожидаться начала войны, а затем направлять уязвимые авианосцы и бронированную технику за рубеж, США должны разместить ракетные пусковые установки и боевые беспилотники на территории союзных государств и на торговых судах, направляющихся в зоны потенциального конфликта.

Пусковые установки MK41 на американском судне
Пусковые установки MK41 на американском судне

Читайте также: Strategist: на мир надвигается череда ядерных кризисов?

У Соединённых Штатов есть технологии, позволяющие реализовать эту стратегию, но влиятельные отечественные игроки не решаются этого сделать. ВМС США заинтересованы в покупке больших военных кораблей, а не ракетных барж. ВВС США отдают предпочтение пилотируемым самолётам, а не автономным беспилотникам. Оборонные подрядчики хотят создавать дорогостоящие боевые платформы, а не дешёвые боеприпасы. Многие члены Конгресса поддерживают подобные предпочтения, потому что высокотехнологичные боевые платформы и десятилетние циклы закупок позволяют создавать новые рабочие места в их округах.

Для того, чтобы выйти из тупика и привести американский способ ведения войны в соответствие с требованиями новой технологической эпохи, нужна решимость со стороны высокопоставленных чиновников министерства обороны США и постоянное давление со стороны общественности. Исторически сложилось так, что Соединённые Штаты пересматривали своё военное положение только после серьёзных испытаний. Было бы весьма трагично, если бы в следующий раз США пришлось пересматривать свою стратегию после поражения в войне, победа в которой досталась бы более слабому, но гораздо лучше технологически подкованному противнику.